Американцы собрали новый союз

Территориальные споры заставляют страны объединяться в союз против Китая

theforeignobserver.com
Усиление влияния Китая в Юго-Восточной Азии заставило страны АТР ускорить процесс создания Транстихоокеанского партнерства (ТТП). Демонстрация китайской военной силы и конфликт с американским эсминцем только подталкивают страны региона в зону влияния США. Однако для того, чтобы добиться своего и замедлить запуск ТТП, у Китая в рукаве есть экономические козыри.

Военный корабль USS Lassen на этой неделе появился в водах спорного архипелага Спратли около созданных китайцами насыпных островов, расположенных в Юго-Восточной Азии (ЮВА). Это событие незамедлительно вызвало резкую реакцию Китая. Сразу после инцидента китайские военные корабли сделали предупреждение американскому эсминцу, а в оборонном ведомстве подчеркнули, что военные будут принимать все необходимые меры для защиты интересов страны.

Министр обороны США Эштон Картер заявил, что в ближайшее время будут проводиться новые операции. Вслед за этим на последующих переговорах по ситуации в Южно-Китайском море адмирал китайских ВМС У Шэнли предупредил, что действия Штатов могут спровоцировать вооруженный конфликт.

Данный инцидент вряд ли перейдет в серьезный военный конфликт, ведь перепалки из-за судов, заплывших не в те участки Южно-Китайского моря, случаются периодически, а сами США и КНР — слишком крупные страны-партнеры, чтобы сразу переходить к военной агрессии.

Однако он может послужить новым толчком к экономическому и политическому противостоянию между двумя державами, считают эксперты.

Активизация действий КНР в Южно-Китайском море за последний год (к примеру, создание искусственных островов около спорных архипелагов путем намывания почвы) уже подтолкнула страны Азии к достижению соглашения по Транстихоокеанскому партнерству, о котором было объявлено в начале октября. Сам проект ТТП с переменным успехом обсуждался с начала 2000-х годов. Однако еще пару лет назад в то, что он состоится, верили мало: в вопросе создания нового союза было много сложностей и противоречий. По словам востоковедов, его скорое появление сделали возможным именно агрессивные действия Китая.

В странах, омываемых Южно-Китайским морем (ЮКМ, вьетнамцы называют его Восточным морем, а на Филиппинах недавно оно было официально переименовано в Западно-Филиппинское море), с озабоченностью следят за действиями северного соседа.

КНР, создавая в акватории ЮКМ искусственные острова (где уже Пекин расположил военные сооружения), стремится расширить подконтрольную ей акваторию — ведь 12-мильная зона считается территориальными водами страны, то есть пространством, над которым простирается юрисдикция прибрежного государства. Такой позиции придерживается Пекин.

Однако, согласно Конвенции ООН по морскому праву, которую приняла и ратифицировала КНР, строить такие наносные сооружения государство имеет право только в своей исключительной экономической зоне (ИЭЗ) или в районе континентального шельфа.

Однако в данном случае ИЭЗ и территориальный шельф международно не закреплены. Все претендующие на острова в ЮКМ страны полагают, что только они обладают правами на ту или иную часть акватории. КНР же создала свои наносные сооружения на отмелях, рифах и возвышениях дна, которые, как считает Манила, являются частью континентального шельфа Филиппин. К тому же некоторые искусственные сооружения находятся в непосредственной близости от естественных островов, контролируемых Вьетнамом. Согласно Конвенции ООН по морскому праву, стороны не должны принимать действий, которые бы нарушали статус-кво в спорных районах. Таким образом, по сути, по всем пунктам подписанной и ратифицированной им же конвенции Пекин нарушает нормы международного права.

Впрочем, для Китая на кону находится слишком много, чтобы следовать общепринятым нормам международного права.

Согласно расчетам аналитиков Китайской национальной шельфовой нефтяной корпорации (CNOOC), в акватории ЮКМ содержится примерно 125 млрд баррелей нефти и 14 трлн куб. м газа. При уровне потребления нефти в 2014 году (3,78 млрд баррелей в год) нефтяных запасов ЮКМ хватило бы Китаю на 33 года.

Кроме того, важен и транспортный аспект: ежегодно через акваторию проходит около 40 тыс. судов, узел обеспечивает 80% импорта углеводородов в Восточную Азию. При этом на морской импорт нефти приходится 75% всех поставок нефти в КНР (44,5% всей потребленной нефти). Более 75% импортируемой в Китай нефти поступает с Ближнего Востока (основные контрагенты — Саудовская Аравия, Оман, Иран, Ирак), а также из Африки (Ангола). Практически все поставки СПГ в Китай опять же проходят через Южно-Китайское море: только 3% природного газа, которые экспортирует Россия, проходят через другие акватории. Основные поставщики сжиженного природного газа в Китай — Катар, Индонезия, Малайзия и Австралия.

«Территориальные претензии Китая на острова и акваторию ЮКМ оскорбляют страны Юго-Восточной Азии, обижают страны АСЕАН. Из-за этого они в целях самозащиты приветствуют усиление американского военного присутствия и вступают в американский экономический блок, где никто даже не пытается скрывать его антикитайскую направленность», — говорит «Газете.Ru» заведующий кафедрой истории стран Дальнего Востока СПбГУ Владимир Колотов. По его мнению, китайская политика в ЮКМ носит ярко выраженный контрпродуктивный характер, ведь Китай фактически выталкивает страны акватории в зону влияния США.

«КНР сама способствует созданию антикитайского санитарного контроля, в том числе экономического. А американцы очень грамотно этим пользуются», — утверждает востоковед.

В конце сентября председатель КНР Си Цзиньпин приезжал в США с визитом, где он провел переговоры с президентом Соединенных Штатов Бараком Обамой. «С экономической точки зрения их встреча прошла очень хорошо, однако в области политики между партнерами возник целый ряд недомолвок, в том числе и из-за Южно-Китайского моря, — обращает внимание руководитель школы востоковедения ВШЭ Алексей Маслов. — По сути, Китай проигнорировал все просьбы США прекратить наращивание территорий островов и любые активные действия».

Практически сразу после окончания официального визита руководителя Китая было объявлено о завершении проекта по созданию ТТП. И дальнейшим шагом США стала как раз демонстрация силы в акватории в Южно-Китайском море, в которой располагается часть будущих участников ТТП.

Штатам нужно было показать, что они остаются важным игроком в районе Юго-Восточной Азии, с которым надо считаться, сказал «Газете.Ru» Маслов. «Ситуация с эсминцем была важна как для внутреннего американского рынка, так и для партнеров США. Она демонстрирует, что Обама продолжает быть влиятельным лицом в ЮВА и что США готовы военным путем защищать свои интересы», — поясняет он. Эти действия должны убедить американских партнеров (Филиппины, Японию, Корею, страны АСЕАН), что без военной поддержки они не останутся.

Американцы ловко пользуются территориальными амбициями Китая, ведь после предъявления прав практически на 80% акватории Южно-Китайского моря он не может не среагировать на появление чужих военных кораблей, соглашается Колотов. «Это просто пиар-акция, которая показывает, что США якобы на стороне малых и средних стран региона: смотрите, это большой Китай, он агрессор, он вас обижает, а мы вас защищаем, видите, эсминец прислали, не боимся здесь плавать. Тем более когда в акватории ходили корабли малых и средних стран региона, китайцы с брандспойтов смывали рыбаков за борт, обливали водой военные суда. А с американским эсминцем такие шутки не проходят», — рассуждает востоковед.

Но у КНР еще есть возможность переломить ситуацию в свою пользу: позиции Китая в регионе очень сильны, и не всякая азиатская страна может позволить себе свободно и открыто выбирать между американской и китайской зонами влияния. Впрочем, лучшим вариантом выхода из кризиса для Китая будет согласованный со всеми странами договор о разграничении акватории.

Россия пока сохраняет нейтральную позицию относительно принадлежности акватории и островов в Южно-Китайском море. Отстранилась от вопроса по ЮКМ и Австралия. Как передает китайское информационное агентство «Синьхуа», министр обороны государства-континента Мариса Пейн заявила, что Австралия не вовлечена в нынешние операции армии США в Южно-Китайском море. Страна не получала от США приглашения на участие в военных операциях в акватории ЮКМ и в своих действиях не будет переступать существующие рамки, подчеркнула также глава МИД Австралии Джулия Бишоп.