Кремль научит госкомпании бережливости

Бонусы глав госкомпаний будут зависеть от сокращения неэффективных расходов

Рустем Фаляхов, Екатерина Мереминская 06.12.2014, 13:01
Евгений Епанчинцев / ТАСС

Со следующего года бонусы руководителям госкомпаний будут выплачиваться только в том случае, если они сократят неэффективные расходы на 2–3%, следует из поручения президента правительству. А самим чиновникам поручено экономить ежегодно по 5% госсредств. Но эффективность управления финансами не означает только экономию, предупреждают эксперты.

В пятницу Кремль обнародовал перечень поручений по реализации послания президента Федеральному собранию, которое Владимир Путин огласил в четверг. В частности, он потребовал от правительства «бережно и с максимальной отдачей» расходовать средства бюджета, а от госкомпаний — снижать операционные расходы.

«На ближайшие три года мы должны поставить задачу ежегодно снижать издержки и неэффективные траты», — заявил Путин.

Резерв для экономии «лежит буквально на поверхности», считает президент, — это строительство за государственный счет. Госсредства нередко вкладываются в возведение помпезных зданий или реализацию типовых проектов, но сметы на них различаются в разы даже в соседних регионах.

Еще одна проблемная сфера — оборонный заказ. Неэффективные траты и хищение средств в ней Путин предложил считать «прямым ударом по национальной безопасности».

Борьба с неэффективными тратами стала первым пунктом поручения правительству. Но гособоронзаказ выведен за рамки поручения

«обеспечить сокращение в 2015–2017 годах расходов федерального бюджета ежегодно не менее чем на 5% в реальном выражении, за исключением расходов на национальную оборону и национальную безопасность, за счет снижения неэффективных затрат».

Отчет о выполнении поручения должен быть представлен 1 июня 2015 года. Второе поручение Кремля — на эту же тему, но касается госкомпаний, в уставных капиталах которых доля государства превышает 50%.

Систему премирования в них предложено пересмотреть. Бонусы руководителям будут выплачивать только с «учетом ключевых показателей эффективности их деятельности исходя из необходимости снижения операционных расходов (затрат) не менее чем на 2–3% ежегодно». Но зачтут этот показатель только начиная со следующего года.

В Минэкономразвития «Газете.Ru» сообщили, что подготовят «проекты директив о снижении издержек на 2%». А по поводу реализации госпрограмм министерство сообщило, что мониторит их исполнение. «В случае если плановые значения целевых индикаторов и показателей государственной программы не достигнуты, контрольные события не наступили либо наступили позднее предусмотренного срока, результаты реализации мероприятий не соответствуют плановому уровню, а также наблюдается низкое фактическое освоение бюджетных средств, оценивается необходимость продолжения программы и ее финансирования», — пояснили в Минэкономразвития.

Резервы для сокращения неэффективных расходов есть в каждой строке бюджета. Но власти обычно вспоминают об эффективности управления госфинансами, когда нефть дешевеет, растет бегство капитала из страны, экономика перестает расти, считает Владимир Назаров, директор Научно-исследовательского финансового института.

«А когда денег девать некуда, об экономии никто и не вспоминает. Точнее, чиновники об этом вспоминают, но дальше разговоров дело обычно не идет», — говорит Назаров.

В октябре прошлого года, когда появились первые признаки стагнации экономики, Путин провел Госсовет, посвященный эффективному управлению госфинансами. «Многие бюджетные статьи и программы страдают неконкретностью и аморфностью», — заявил тогда президент, добавив, что это «никуда не годится». В качестве никуда не годного примера он назвал госпрограмму по созданию кадастра объектов недвижимости: работа над ней шла шесть лет, израсходовано было 42 млрд руб., а система кадастрового учета так и не доведена до ума.

В мае этого года премьер Дмитрий Медведев жаловался, что региональные власти содержат на своем балансе лишнее имущество. Расходы на его содержание растут, иррациональный подход к расходам приводит к росту дефицита, и неудивительно, что дефицит региональных бюджетов в целом по России удвоился по сравнению с 2012 годом.

Главы регионов наличие проблемы не отрицают.

Губернатор Ханты-Мансийского автономного округа Наталья Комарова сообщила «Газете.Ru», что планирует сокращать неэффективные расходы за счет госзакупок, а также передачи части властных полномочий и предоставления госуслуг населению на аутсорсинг.

Губернатор Тульской области Владимир Груздев отметил, что неэффективные государственные и муниципальные расходы выявляются и в его регионе. Сэкономить, считает он, можно, например, на фонде зарплаты для чиновников. «За последние три года было сокращено 450 чиновников из 1540», — сказал Груздев. Еще один резерв для сокращения неэффективных расходов губернатор видит в том, чтобы провести унификацию государственных и муниципальных услуг, избавившись от избыточных.

Глава Счетной палаты Татьяна Голикова, отвечая на вопрос «Газеты.Ru», насколько выполнимы поручения Путина, касающиеся снижения неэффективных госрасходов, заявила: «Абсолютно реализуемая задача, но не без нашей помощи».

По подсчетам Бориса Ярышевского, члена правления Национального объединения технологического и ценового аудита, объем ассигнований на 2015–2017 годы в рамках федеральных целевых программ и федеральных адресных инвестиционных программ составит 4,7 трлн руб. «Имеющийся опыт проведения технологического и ценового аудита показывает, что в подобных проектах перерасход может составить до 25% общей стоимости проектов», — говорит Ярышевский.

Эффективность расходов часто путают с экономией, уточняет кандидат юридических наук Наталья Бойко. «Согласно ст. 31 Бюджетного кодекса РФ, регионы и муниципалитеты обязаны самостоятельно обеспечивать сбалансированность и эффективность своих бюджетов. Но в этой статье фактически отождествлены эффективность и экономность, что, конечно же, неправильно, так как экономность — это только частный случай эффективности», — считает Бойко.

Оценивая эффективность бюджетных расходов, логичнее говорить не об экономии, а о соотнесении достигнутого результата с произведенными затратами. Эффективность расходов можно также оценивать через «предоставление ресурса в распоряжение того пользователя, для которого он представляет наибольшую ценность».

Кроме того, непонятно, что имеется в виду, когда говорится об эффективности в реальном выражении, добавляет Наталья Акиндинова из Высшей школы экономики. «В реальном выражении, то есть с учетом инфляции? Если президент это имел в виду, а инфляция у нас приближается к двузначной величине, то расходы можно не резать. Их все равно съест инфляция», — говорит Акиндинова.

В госкомпаниях дают понять, что не испытывают проблем с низкой эффективностью расходов. А под эффективностью понимают исключительно снижение затрат. «Ежегодно компания реализует программу оптимизации (сокращения) затрат. Ведется работа в рамках поручения президента РФ по снижению затрат на приобретение товаров (работ, услуг) и плана мероприятий по ограничению конечной стоимости товаров и услуг инфраструктурных компаний при сохранении их финансовой устойчивости и инвестиционной привлекательности», — пояснили в «Газпроме».

«Роснефть» ведет постоянную работу в рамках выполнения поручения президента от 2 апреля 2011 года (пункт 1, подпункт «е») о снижении затрат на приобретение товаров (работ, услуг) в расчете на единицу продукции не менее чем на 10% в год в течение трех лет в реальном выражении», — сообщили Газете. Ru» в нефтяной компании, отметив, что в прошлом году «Роснефть» сократила затраты на 11%.

«Требование снижать издержки предполагает, что менеджеры и собственники российских госкомпаний, как бы идиоты, которые не заинтересованы сами в снижении издержек и могут начать их снижать только под угрозой разных санкций со стороны государства. Это мало чем отличается по своему духу от системы централизованного планирования, которая была у нас несколько десятилетий назад», - говорит замдиректора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Ростислав Капелюшников.