«Что считать агрессией чужого государства в киберпространстве»

Интервью с директором Координационного центра доменов .RU/.РФ Андреем Колесниковым

Владимир Тодоров 02.12.2014, 16:18
Директор Координационного центра национального домена сети Интернет Андрей Колесников Антон Новодережкин/ИТАР-ТАСС
Директор Координационного центра национального домена сети Интернет Андрей Колесников

Китаю и России нужно договориться о том, какое государство можно признать киберагрессором и что такое кибервойна, считает директор КЦ Андрей Колесников. В интервью «Газете.Ru» он рассказал о планах сотрудничества двух государств в интернете.

— Российский Координационный центр национального домена сети Интернет и китайская регистратура национальных доменов CNNIC в ноябре подписали меморандум о взаимопонимании. В чем его принципиальное значение?

— Речь в первую очередь идет о взаимодействии, обмене технологиями и опытом. Договорились о продвижении нелатинских доменов на русском и китайском языках. К примеру, КЦ и CNNIC оперируют большим количеством доменов. Однако тот же .china по размеру существенно меньше, чем наш .рф.

Наших коллег из Китая интересует механизм популяризации .рф. Например, они сейчас внимательно изучают вопрос, можно ли наш опыт маркетингового продвижения этого домена взять и применить в Китае.

Кроме того, перед нами стоит конкретная проблема отображения нелатинских символов в браузерах и почтовых сервисах. В рамках рабочих групп по этому вопросу мы взаимодействуем уже два-три года, пытаемся активно давить на производителей софта.

— Какие именно шаги планируется предпринять для совместного развития доменного пространства с использованием национальных алфавитов, а не только на латинице?

— У китайцев уже много доменов общего пользования на китайском языке. Они все иероглифические. Кроме того, у них масштабные планы по дальнейшему развитию. Они, например, хотят сделать отдельный домен для каждой китайской провинции.

КЦ, как национальная регистратура, в этом случае заинтересован исключительно в поддержке и популяризации нелатинских доменов. Понятно, что мы не будем заниматься разработкой и продвижением иероглифических доменов, это не наш бизнес, мы в него не лезем. Но мы будем взаимодействовать по таким проблемам, как отображение нелатинских символов в браузерах приложений, в электронной почте, то есть по общему использованию доменов не на латинице.

На самом деле китайцы одни из немногих, кто уделяет этому вопросу повышенное внимание. А все потому, что в Китае 650 миллионов интернет-пользователей, и к их мнению волей-неволей прислушиваются.

А потому совместными усилиями нам будет легче решать организационные вопросы, взаимодействовать со всеми крупными платформами, чтобы они начали внедрять нелатинские символы в своих сервисах.

— А сами платформы поддерживают данную инициативу?

— Некоторые из них очень ответственно подходят к проблеме работы сервисов на национальных языках. Например, тот же Google активно занимается этим вопросом. Но дело в том, что выстраивание этой системы — крайне сложный процесс. Ведь эти сервисы должны друг с другом корректно взаимодействовать. В рамках одной системы, например Yandex, решить вопрос с отображением нелатинских символов не так сложно. А вот взаимодействие Yandex и Mail.ru — это уже более серьезная проблема. Если же вспомнить еще множество сервисов, тот же Google, то проблема становится еще масштабнее.

Так что внедрение нелатинских символов быстро происходить не будет. Но рано или поздно все же случится.

— А затрагивает ли меморандум область технического обмена опытом?

— Да, конечно. Например, мы обсуждали, как устроена наша организационная структура, построены их и наша служба мониторинга. При подобном обмене опытом лучше видны отличия наших организаций. У китайской стороны огромная структура с большим штатом и большой областью ответственности.

В целом в этом меморандуме мы задокументировали пункты, связанные с управлением бизнесом, инфраструктурой, поддержкой нелатинских доменов и взаимным обменом специалистами.

— А как, на ваш взгляд, меморандум отразится на развитии отношений между двумя странами в сфере интернета?

— Известно, что китайцы достаточно большое значение уделяют формальной стороне отношений. В этом плане меморандум, безусловно, важен.

Если же посмотреть с нашей стороны, то CNNIC — единственная регистратура, с которой у нас подписан сейчас хоть какой-то документ.%

Хотя это не отменяет уже имеющегося у нас плодотворного диалога с регистратурами многих стран мира. Мы очень плотно работаем с теми же немцами и англичанами, с ними также происходит обмен специалистами. У нас отличные рабочие контакты с регистратурой Азербайджана, с прибалтийскими регистратурами — собственно, со всеми без исключения национальными регистратурами стран бывшего СССР. В том числе и с Украиной.

И это происходит вопреки всем коллизиям, которые наблюдаются сегодня в политическом пространстве. В политику мы не лезем, а в основном взаимодействуем по вопросам инфраструктуры интернета.

Для успешного взаимодействия далеко не всегда обязательно подписывать какие-либо договоры. А вот для китайцев это важно, поскольку формальная сторона вопроса — это важная часть их деловой культуры. Подписание меморандума это подтверждает.

— Меморандум был подписан на всемирной конференции по управлению интернетом World Internet Conference 2014, прошедшей в середине ноября в китайском городе Учжэнь. Каковы ваши впечатления от мероприятия и какое значение имеет конференция для развития интернет-отрасли?

— Китайская делегация, понятное дело, выглядела наиболее представительной. Достаточно большое число участников приехало из Европы, Канады, Японии и ряда других стран. От России мероприятие посетили помощник президента России Игорь Щеголев, начальник управления президента по применению информационных технологий и развитию электронной демократии Андрей Липов, глава Роскомнадзора Александр Жаров, а также спецпредставитель президента России по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности Андрей Крутских.

Однако из США не приехал никто, хотя в списке приглашенных значились многие американцы.

При этом антиамериканской риторики в выступлении той же китайской стороны не прозвучало. Как и свойственно китайцам, они очень осторожно говорили о вопросах интернационализации управления интернетом и о расширении площадок для диалога. В этом китайская и российская позиции в принципе совпадают. Россия также давно говорит о необходимости интернационализировать управление интернетом с участием в самом процессе управления и отдельных государств, и ООН в целом.

Россия и Китай в первую очередь обсудили взаимодействие в области инфраструктуры и безопасности, а также возможности по обмену опытом в этих сферах — наши страны планируют обмениваться специалистами.

— В меморандуме также упомянута разработка и внедрение программного обеспечения для администрирования доменного пространства. Что планируется сделать в этой области?

— Обе стороны планируют совместно разрабатывать, тестировать и внедрять ПО, которое позволит сети DNS выдерживать высокие нагрузки и правильно распределит баланс этих нагрузок. Однако эти вопросы связаны исключительно с построением инфраструктуры и вряд ли интересны людям за пределами круга технических специалистов, которые в этом разбираются.

— Планируется ли создание каких-то механизмов по институционализации взаимодействия России и Китая в сфере интернета? Иными словами, будет ли создан какой-либо неправительственный орган или центр по изучению интернета?

— Скорее, планируется создание технической лаборатории, ориентированной на разработку и внедрение различных технологий. Какие-либо вопросы регламентов или законодательств находятся вне нашей компетенции. Мы в это дело принципиально не лезем и никогда не полезем, для этого существуют государственные представители, которые вполне компетентно решают эти вопросы.

— Не является ли меморандум о взаимопонимании своеобразным первым шагом к подписанию соглашения по кибербезопасности между РФ и КНР в начале 2015 года?

— Как человек сугубо технический, я не очень хорошо понимаю, как в целом будет выглядеть это самое соглашение по кибербезопасности.

С точки зрения международного права стоит четко разграничить с китайской стороной понятия кибербезопасности, кибервойны, кибератак на государственные ресурсы.

Это, в принципе, большая наука, которая находится в зародышевом состоянии и которую необходимо развивать. Нужно создавать и дополнять какие-то специальные меры, ведь мир изменился. И российско-китайское соглашение в области кибербезопасности прямо могло бы быть посвящено именно описанию этого мира.

Например, что считать агрессией со стороны чужого государства в киберпространстве. Как определить, кто агрессор.

Это огромная и очень интересная тема, абсолютно новое явление. Особенно в свете того, что сегодня больше всего пользователей интернета живет в Индии, Китае, Индонезии, на Филиппинах. Иными словами, Азия стала доминирующим регионом по числу интернет-пользователей, и с этим регионом взаимодействовать жизненно необходимо.