Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Энергетический альянс

Помимо нефти и газа Китай интересуется сотрудничеством в сфере электроэнергетики

Алексей Топалов 25.04.2014, 10:27
Китай интересуется сотрудничеством в сфере электроэнергетики iStockPhoto
Китай интересуется сотрудничеством в сфере электроэнергетики

В ходе майского визита российского президента Владимира Путина в КНР планируется подписание крупного контракта на поставку газа из России в Китай. Однако российско-китайское энергетическое сотрудничество отнюдь не исчерпывается нефтью и газом.

Важной составной частью энергодиалога являются поставки электроэнергии и совместные проекты по строительству электростанций. По словам старшего эксперта Института энергетики и финансов Сергея Кондратьева, в последние годы российско-китайское сотрудничество в области электроэнергетики и смежных отраслях развивалось весьма быстрыми темпами. В период с 2004 по 2013 год импорт КНР электроэнергии из России вырос более чем в десять раз, с 0,27 млрд кВтч в 2004-м до 2,65 млрд кВтч по итогам 2013 года. Причем на Россию сейчас приходится около 50% всего импорта электроэнергии Китаем (7,44 млрд кВтч).

Разработанный Россией и Китаем совместный проект предполагал строительство к 2020 году новых ТЭС установленной мощностью 7,2 ГВт, а также линии постоянного тока 800 кВ (до Пекина) и увеличение экспорта электроэнергии до 38,4 млрд кВтч. Однако стороны не смогли договориться о цене поставок и механизме финансирования строительства новых мощностей. И лишь в феврале текущего года было объявлено о планах строительства ТЭС мощностью 5–8 ГВт на базе Ерковецкого угольного разреза (ожидается, что годовая выработка электроэнергии на этой электростанции может составить 35–50 млрд кВтч), что позволит выполнить имеющиеся договоренности по экспорту электроэнергии.

«Вероятно, что в период до 2017–2018 годов объем экспорта электроэнергии в КНР не превысит 5 млрд кВтч. В случае ввода Ерковецкой ТЭС поставки электроэнергии к 2020 году могут быть увеличены до 30–40 млрд кВтч», — говорит Кондратьев.

В то же время китайцы активно инвестируют в электроэнергетические проекты на территории России. Генеральный директор Optim Consult (Гуанчжоу, Китай) Евгений Колесов отмечает, что работа зачастую строится следующим образом: китайские банки выделяют финансирование с тем условием, чтобы в строительстве были задействованы китайские подрядчики. В качестве примера Колесов привел строительство электростанции на Дальнем Востоке (Банк Китая предоставил кредит в размере €200 млн двум китайским предприятиям, участвующим в строительстве). «Интерес китайцев именно к энергетике вполне объясним: по федеральному закону «О естественных монополиях» производство электрической и тепловой энергии не относится к видам деятельности, привлечение иностранных инвестиций в которые требует разрешения со стороны государства», — отмечает управляющий партнер консалтинговой компании HEADS Александр Базыкин.

Кроме того, ведется работа по таким проектам, как Хуадянь-Тенинская ПГУ-ТЭЦ в Ярославле (первая китайская электростанция в России, ее мощность — 450 МВт, инвестиции КНР превысили 20 млрд руб., причем 51% в рамках совместного предприятия владеет российская ТГК-2, китайской корпорации «Хуадянь» принадлежит лишь 49%) и газотурбинная электростанция «Огородный проезд — Новомосковская» в Москве (мощность — 600 МВт, инвестиции — более 30 млрд руб.). Традиционно широко китайские проекты представлены в Восточной Сибири: Ленская ТЭС в Иркутской области (1,2 ГВт), Транссибирская ГЭС в Забайкальском крае (900 МВт), Нижне-Ангарская ГЭС в Красноярском крае (400 МВт), Канкунская ГЭС в Якутии (1,2 ГВт) и Алтайская КЭС (конденсационная электростанция), мощность которой составляет 675 МВт.

Недавно Китай также заявил о намерении реализовать энергетические проекты в Крыму, однако никакой конкретики пока нет.

О серьезности намерений Китая в энергетике России хорошо свидетельствует упомянутый выше проект по строительству Хуадянь-Тенинской ПГУ-ТЭЦ, что уже вошел в стадию активного строительства. С китайской стороны в нем участвует корпорация «Хуадянь», занимающая второе место в КНР по величине генерирующих мощностей (установленная мощность — более 90 ГВт). Проект на 70% финансируется Торгово-промышленным банком Китая (ICBC), который в прошлом году стал крупнейшим в мире по капитализации. Согласно кредитному договору, китайский банк предоставит финансирование в размере $400 млн (первый транш в размере $140 млн получен в декабре прошлого года).

Как сообщают в ТГК-2, условия проектного финансирования предполагают, что ICBC берет на себя и существенную часть рисков проекта, получив в соответствии с общемировой практикой в качестве залога на время реализации инвестпроекта пакет акций компании в ООО «ХуадяньТенинская ТЭЦ», которое и занимается реализацией проекта. При этом предмет договора залога не предполагает приобретения залогодержателем права распоряжаться заложенной долей, и по окончании стройки акции возвращаются в собственность СП. Характерно также, что основными поставщиками оборудования являются именно российские компании: на сегодняшний день закуплено оборудование на сумму 5 млрд руб.

Представитель ТГК-2 пояснил «Газете.Ru », что сейчас формируется глобальное энергетическое пространство, происходит глобальная интеграция энергетических систем государств друг в друга и российско-китайское энергосотрудничество — проявление этого объединения. Независимый эксперт в области энергетики Игорь Ряпин, в свою очередь, отмечает, что у Китая на данный момент накопилось достаточно денежных средств, которые необходимо инвестировать. «Это общее положение для всех китайских компаний, не только энергетических, — говорит собеседник «Газеты.Ru ». — А энергетический рынок КНР сейчас в стадии насыщения, новые мощности вводятся очень быстрыми темпами». Поэтому Китай и идет на рынки других стран.

Источник в российской энергетической отрасли добавляет, что после 2008 года часть европейских инвесторов, пришедших в энергетику России в ходе реформы РАО ЕЭС, разочаровались и инвестиции прекратились. По словам источника, европейцам не понравился уровень маржинальности энергетического бизнеса в России, а также отсутствие четких правил игры на российском рынке. «А инвестиции российской энергетики нужны, и в этих условиях Китай стал единственным вариантом финансовой подпитки, — говорит собеседник «Газеты.Ru ». — Это особенно актуально при нынешнем обострении отношений с Западом».

А вот присутствие России на китайском рынке строительства электростанций можно назвать достаточно скромным. В 1997 году был заключен контракт на строительство Тянванской АЭС (двухблочная компоновка, 2 х 1000 МВт) в провинции Цзянсу. В 2006 году был введен в эксплуатацию первый энергоблок, в 2007 году — второй. В сооружении АЭС приняли участие ряд российских КБ и заводов, включая Ижорский завод (реакторная установка) и «Силовые машины» (оборудование машзала). Стоимость сооружения АЭС составила $3 млрд. В марте 2010 года было подписано соглашение о строительстве второй очереди АЭС (третий и четвертый энергоблоки установленной мощностью 1000 МВт каждый), ввод в эксплуатацию ожидается в 2018 году.

«Атомстройэкспорт» имеет планы на расширение сотрудничества по китайским АЭС, решение о том, что строить их все же необходимо (китайцы задумались над сдерживанием атомной энергетики после Фукусимы), было принято буквально на днях, — рассказывает глава пекинского офиса консалтинговой группы «Окно в Китай» Александр Зайнигабдинов. — Но не факт, что тендеры удастся выиграть именно россиянам, несмотря на явные технологические преимущества и привлекательность, так как вес политического фактора весьма велик».

Что же касается китайских инвестиций за рубеж, Зайнигабдинов назвал их стратегией выхода за пределы, которая преследует цель получить контроль над факторами производства, которых нет или не хватает в КНР. Это сырье, технологии, рынки сбыта и бренды.

Причем строительство энергетической инфраструктуры за рубежом относится к рынкам сбыта. Как для китайских строительных организаций (например, PowerChina), так и для производителей оборудования, которое на эти же строящиеся мощности и поставляется. Причем иногда это делается на кредиты самого Китая, то есть фактически КНР предоставляет стране-партнеру кредит, который идет на поставку китайских генераторов и монтажа их китайской строительной компанией. Иногда, по словам Зайнигабдинова, строительство ведется в обмен на что-то, чаще всего на доступ к природным ресурсам.