Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Египет пополнит российский бюджет

Растущая из-за волнений в Египте цена на нефть марки Brent может повысить и стоимость российской нефти Urals

Цена на нефть марки Brent растет из-за волнений в Египте и угрозы закрытия Суэцкого канала, через который из Персидского залива танкеры идут в государства Средиземноморья. Это может сыграть на руку российскому бюджету: нефть Urals также подорожает из-за нестабильности на Ближнем Востоке, не исключают аналитики.

В Египте продолжаются столкновения сторонников и противников свергнутого президента Мухаммеда Мурси. В пятницу командование египетской армии объявило чрезвычайное положение в ряде провинций страны.

Египетские волнения уже сказались на ценах на нефть. В пятницу днем цена на Brent поднялась на $1,8 и превысила максимум, достигнутый 3 апреля. В течение дня цена продолжала расти и по состоянию на 02.00 по московскому времени составила уже $107,72 за баррель (прирост на $2,18 к предыдущему торговому дню).

Цена на нефть растет из-за опасений нарушения судоходства в Суэцком канале. Через него идут танкеры из стран Персидского залива — основных мировых поставщиков нефти, — которые ежедневно перевозят 3 млн баррелей.

«Для цен на нефть времена затяжной нестабильности на Ближнем Востоке хорошие. Наряду с ослаблением доллара это является одним из основным факторов сохранения цен на нефть на высоком уровне – выше $100», — говорит аналитик по нефти и газу компании Sberbank CIB Валерий Нестеров.

Опрошенные «Газетой.Ru» аналитики не исключают, что волнения на Ближнем Востоке могут сыграть на руку России. Для российской нефти Urals цена на Brent является маркером: традиционно Urals стоит на $2–3 меньше, чем Brent, поскольку хуже по качеству и требует больших затрат на переработку.

«Нестабильность в регионе, который остается основным поставщиком нефти в мире, создает благодатную почву для рыночных спекуляций. Проблемы с Сирией сохраняются, в Египте обострились. Этого достаточно для того, чтобы элемент нестабильности очень серьезным образом использовался трейдерами при оценке котировок нефти. Рост цены на Brent потянет за собой и цены на Urals»,

— полагает Нестеров.

Сейчас Urals впервые с 1991 года торгуется дороже, чем Brent. Разница в цене составляет примерно 70 центов, указывает Нестеров. Изменения в цене связаны с тем, что поставки российской нефти в Европу сократились до десятилетних минимумов. В основном российская нефть идет в средиземноморский регион – на заводы по переработке в Португалии, Италии, Греции и ряде других стран. Экспорт через основные порты в Приморске и Новороссийске, к примеру, сократился до самого низкого уровня за последние пять лет.

Сокращение поставок в Европу связано с тем, что российский рынок сейчас активнее развивает собственную переработку нефти. В первом полугодии этого года объемы переработки увеличились на 2%, до 132,5 млн тонн. При этом, по данным Минэнерго, добыча нефти растет более низкими темпами – на 0,8% по итогам первого полугодия. Еще одна причина сокращения поставок в Европу заключается в том, что «Роснефть» законтрактовала большие объемы нефти для экспорта в Китай, напоминает партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

В июне этого года «Роснефть» и китайская национальная нефтегазовая корпорация CNPC подписали долгосрочное соглашение на поставку нефти в Китай. 25-летний контракт стоимостью $270 млрд предполагает существенное увеличение поставок: уже в этом году объем прокачки сырья будет увеличен на 0,8 млн тонн. К 2015 году «Роснефть» намерена удвоить поставки с текущих 15 млн тонн. Итоговый план – наращивание экспорта до 37,8 млн тонн.

То, что сейчас Urals стоит дороже, чем Brent, — явление временное, говорят аналитики.

В скором времени соотношение цен Brent/Urals вернется к обычным показателям, поскольку Европа может заместить российскую нефть ближневосточной, считает Нестеров.

И ближневосточный фактор в определении цены на нефть будет играть первоочередное значение, полагает Крутихин. Цены на Brent будут расти. Вслед за ними будет повышаться и цена на Urals.

«Я не вижу причин для снижения цены на нефть. В Европе ориентируются на цены основных импортных сортов. Brent является маркером. И к нему привязана цена и на Urals», — говорит он.