Ненасытная Арктика

Премьер России предложил европейским партнерам по Арктике развивать государственно-частное партнерство



У бизнеса в Арктике остается выбор: расходы на социальную инфраструктуру или на экологию

У бизнеса в Арктике остается выбор: расходы на социальную инфраструктуру или на экологию

Harry Gerwin/AFP/Getty Images
Россия предложила европейским соседям по Арктике совместно финансировать проекты развития региона. Вдохнуть новую жизнь в заполярные городки и очистить природу от советского наследия могут огромные инвестиции. Но бизнес большим желанием идти в экологические проекты пока не горит.

Желание сделать Заполярье лучше отражено в юбилейной декларации совета Баренцева/Евроарктического региона, принятой во вторник в Киркенесе. Но относительно механизмов финансирования инвестпроектов у сторон есть разногласия. «Мы предлагаем посмотреть на серию государственно-частных партнерств, в которых бы участвовали наши государства и представители бизнеса», — заявил премьер-министр Дмитрий Медведев. Еще один вариант — создание фондов развития, в том числе с привлечением европейских институтов.

Исландский премьер Сигмундур Давид Гуннлаугссон выдвинул другое предложение — банк развития.

Совет Баренцева/Евроарктического региона

Россия,
Дания,
Финляндия,
Исландия,
Норвегия,
Швеция,
ЕС.

Реализация подобных проектов должна способствовать не только освоению природных ресурсов, но и развитию экологических технологий и экономическому подъему находящихся за полярным кругом городков. И если к освоению арктического шельфа подключились крупнейшие корпорации (со стороны России это «Роснефть», «Газпром» и «Зарубежнефть», Норвегии — Statoil), то более мелкий бизнес к большим инвестициям не готов, говорят участники совета.

Масштабы необходимых инвестиций обозначил министр иностранных дел Швеции Карл Бильт. Вдохнуть новую жизнь в лапландский городок Кируна, по его словам, могло бы углубление старой шахты по добыче железной руды.

На это необходимо $3 млрд, а также модернизация инфраструктуры и новый уровень технологий, сообщил Бильт.

Для сравнения: страны Евросоюза потратили на развитие арктического региона 1,8 млрд евро. Это инвестиции за 20 лет, уточнил заместитель председателя Еврокомиссии Сийм Каллас. По его словам, без развития транспорта и логистики, а также создания единой транспортной сети продвинуться невозможно. Россия делает ставку на Северный морской путь. Его потенциал — 10 млн тонн грузов в год против нынешних 4 млн тонн, обрисовал перспективу Дмитрий Медведев. Рентабельность будет достигнута лишь в обозримом будущем, уточнил Каллас.

Соотношение выгоды и экологичности — вторая проблема арктических проектов. И здесь северян беспокоит не только освоение новых проектов, но и модернизация старых. В качестве одной из неудач государств-партнеров Бильт назвал недостаточное снижение выбросов парниковых газов. В частности, очень фонит горно-металлургический комбинат «Печенганикель» (входит в «Норникель»). Комбинат располагается в поселке Никель, на берегу реки Колосйоки.

Руководство «Норникеля» проблему понимает и приступило к реконструкции самого «грязного» цеха, уточнил «Газете.Ru» директор департамента международного сотрудничества Минприроды Нуритдин Инамов. «Естественно, мы поддерживаем намерения руководства «Норникеля». Естественно, мы заинтересованы, чтобы было быстрее. Но опять-таки надо блюсти баланс между экологией и экономикой», — отметил чиновник.

«Потому что мы тоже понимаем, что у менеджмента всегда остается такой выбор: грубо говоря, либо расходы на экологию, либо расходы, условно, на детские сады и школы», — сказал Инамов.

Ресурсы, необходимые на ликвидацию «горячих» экологических точек в Арктике, пока даже не подсчитаны. Тема их ликвидации и солидарной ответственности корпораций за арктическую природу также отражена в декларации. Со стороны России ранее был составлен так называемый «Баренцев лист», пояснил Инамов. Это 42 «горячие точки», в 2011 году из списка исключены три, в том числе хранилище устаревших пестицидов в Карелии. В 2012 году — ни одной.

У Минприроды пока есть лишь примерные прикидки необходимых затрат. Они заложены в проект соответствующей федеральной целевой программы.

«Порядка 160 млрд рублей. Но это оценка сегодняшнего дня. Чтобы убедиться, что на земле, шаг за шагом нужно считать. Предполагаю, что сумма будет увеличиваться, потому что накопленного ущерба очень много», — сказал Инамов.

В пример он привел одно из хранилищ пестицидов в Белоруссии: согласно советской документации, там было 600 тонн, по факту — 2200 тонн. Еще один пример — очистка Земли Франца Иосифа от советских бочек для горючего. Вывозить их пустыми невыгодно, а прессовать оказалось не всегда возможно: привезенное оборудование не берет некоторые сплавы, или в самих бочках оказываются остатки мазута. «Здесь я бы очень осторожно отнесся к тому, чтобы давать конкретные цифры», — пояснил свою позицию чиновник.

Уточнять цифры будут по мере проработки проектов, говорит Инамов. И признает: «У нас бюджет не резиновый. ...А сказать, что частный сектор загорелся идти туда, я бы не сказал».