Сахалин, а не Кипр

Премьер-министр Дмитрий Медведев предложил рассмотреть возможность формирования в России собственной офшорной зоны на Дальнем Востоке

, ,


Медведев предлагает создать собственный офшор России на Дальнем Востоке

Медведев предлагает создать собственный офшор России на Дальнем Востоке

Игорь Вайнштейн/ИТАР-ТАСС
Россия должна вернуться к практике создания внутренних офшоров, считает премьер-министр Дмитрий Медведев, не скрывая, что это реакция на проблемы с урегулированием банковского кризиса на Кипре. Кандидаты на статус специальной юрисдикции — Сахалин и Курилы. Раньше правительство планировало создавать не офшор, а Международный финансовый центр, напоминают в Минфине. И опыт 1990-х был отрицательным, признают инвесторы. Экономисты тоже скептичны: офшор предполагает не только льготные ставки налогов, но и гарантии защиты инвестиций.

Премьер-министр Дмитрий Медведев предложил рассмотреть возможность формирования в России собственной офшорной зоны на Дальнем Востоке. Инициативу премьер высказал на заседании правительства, посвященном рассмотрению 10-триллионной программы развития региона.

«Если такие страсти там (на Кипре) кипят, может, подумать, может, нам какую-то зону создать на Дальнем Востоке. У нас там мест много хороших — Сахалин, Курилы», — заявил Медведев.

«Сейчас весь мир этот Кипр обсуждает: офшорная зона — не офшорная зона. Рано или поздно со всеми делами разберутся, надеюсь, решение будет не конфискационным, а разумным и современным», — уточнил премьер.

Если нас так везде гоняют, то пора вернуться к идее создания собственных офшоров на территории России: «Каждая приличная страна свою юрисдикцию имеет. Поговорим об этом», — резюмировал он, напомнив о переговорах по урегулированию банковского кризиса на Кипре.

В Минфине пока не обсуждали создание дальневосточного офшора. «Думаю, что это шутка», — прокомментировал источник в «Газеты. Ru» в Минфине. На вопрос, что надо сделать, чтобы из Сахалина сделать Гонконг, источник ответил: «Мы вообще-то Гонконг и Сингапур хотели в Москве строить. МФЦ называется».

Пока инициативы по созданию стимулирующего налогового режима на территориях Восточной Сибири и Дальнего Востока прорабатывались в рамках стратегии регионального развития. В январе Минфин подготовил проект поправок в Налоговый кодекс, которые должны стимулировать «инвестиционную деятельность и создание новых промышленных предприятий и высокотехнологичных проектов на территориях Дальневосточного федерального округа и Забайкальского края». Инвесторы будут вправе претендовать на льготы по налогу на прибыль.

Предлагается обнулить на 10 лет часть налога на прибыль, которая зачисляется в федеральный бюджет (2%). При этом регион может на пять лет обнулять свою часть налога на прибыль (18%), а в течение еще пяти лет установить ее на уровне не менее 10%.

Но воспользоваться льготой смогут не все компании, инвестирующие в развитие региона. Во-первых, компания должна быть зарегистрирована на территории ДФО и Забайкалья, иметь в собственности или в долгосрочной аренде земельный участок, на котором планируется реализация инвестиционного проекта, и производить товары исключительно на территории региона.

Претендент на льготу не должен иметь подразделений, работающих за пределами округа, и не являться участником консолидированной группы налогоплательщиков. Льготы не смогут получить некоммерческие организации, банки, страховые организации, негосударственные пенсионные фонды, профессиональные участники рынка ценных бумаг, клиринговые организации. Поправки подготовлены по поручению Владимира Путина по итогам заседания президиума Госсовета 29 ноября 2012 года.

Министр по развитию Дальнего Востока Виктор Ишаев предлагал идти дальше: снизить НДФЛ (не уплачивать налог с надбавок за работу в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях и с районных коэффициентов). В Минфине к идее о снижении ставки НДФЛ относятся скептически.

Офшор — это не только льготы по налогам, считает Валерий Тутыхин, партнер John Tiner & Partners. «Юрисдикция предполагает создание стандартного недорогого сервиса по регистрации бизнеса. Фактически облегченная процедура покупки прописки с целью обеспечения гарантий прав собственности. Также обеспечивается удобство защиты интересов собственников бизнеса в случае корпоративных споров за счет гибкости корпоративного права», — говорит он, напоминая, что информация о бенефициарах бизнеса в офшорах защищена.

«Будем поддерживать идеи нашего правительства. Пока только идея прозвучала. Сначала правительство должно облечь ее в какую-то форму, а потом мы уже поймем, как ее поддерживать», — отреагировал на инициативу Медведева совладелец и председатель совета директоров «Трансмашхолдинга» Андрей Бокарев.

Но в истории России офшоры зарекомендовали себя отрицательно, напомнил на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей владелец холдинга «Интеррос» Владимир Потанин. «Если к этой теме возвращаться, то надо тщательно взвесить, как это делать. Помнить про то, что любые изъятия из национального налогообложения могут нарушить конкурентную среду. Когда мы сейчас говорим об определенных льготах для Забайкалья и Дальнего Востока, надо помнить о том, что там проекты уже реализуются и какие-то предприниматели уже вложились. Поэтому режим для новых не должен дискриминировать старых», — заметил он.

«Что мешает с точки зрения создания компаний финансового характера? Определенные финансовые ограничения, неразвитое финансовое законодательство, недостаточно наработанная судебная практика и еще много чего… Мне кажется, искать надо там, где потеряли, а не там, где светло. Я считаю, что к национальному налоговому режиму надо относиться очень осторожно. А вопросы, связанные с юрисдикцией, надо, конечно, проработать», — подчеркнул предприниматель.

Попытки создать офшорные зоны в России не были результативными, напоминает и руководитель аналитического департамента BNP Paribas Юлия Цепляева. «При президенте Борисе Ельцине было несколько попыток создать офшорные зоны внутри страны, в том числе особую экономическую зону в Ингушетии, но все эти попытки оказались неудачными. Офшорные зоны не смогли привести к развитию отстающих территорий, а с другой стороны — не смогли привлечь туда компании», — говорит она.

Кипр, как особая экономическая зона, предоставлял не только льготы по налогам, но и еще развитую инфраструктуру, надзор и хорошо развитую банковскую систему. На Дальнем Востоке ничего подобного нет, добавляет эксперт.

Кроме того, разница во времени с основными экономическими центрами будет иметь ключевое значение в нежелании компаний пользоваться офшором на Дальнем Востоке, говорит Цепляева.

Сейчас с офшорами начинают бороться на глобальном уровне, создавать офшор на Дальнем Востоке нецелесообразно, отмечает главный экономист Deutsche Bank в России Ярослав Лисоволик. Целесообразнее усилить связь этого региона с экономическим центром страны, считает он: «Лучше сконцентрироваться на других мерах по восстановлению экономики региона — развитии спектра услуг, борьбой с теневой экономикой».

В странах, которые развивают свои экономики за счет офшорных зон, высокий уровень доверия к законодательной и судебной системе, чего нет в России, считает главный экономист «Альфа-банка» Наталья Орлова. «Офшорные юрисдикции достигают больших успехов, потому что инвесторы чувствуют себя спокойно, — говорит она, добавляя, что если офшорная зона будет создана в рамках российского законодательства, то недоверие к российской судебной системе будет распространяться и на эту зону.