Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Приватизация по прописке

Офшоры могут исключить из процесса приватизации крупных государственных активов

Екатерина Карпенко 27.02.2013, 18:46
Сделка по перепродаже пакета акций порта «Ванино» может изменить подходы к приватизации... vaninoport.ru
Сделка по перепродаже пакета акций порта «Ванино» может изменить подходы к приватизации крупных активов

Сделка по перепродаже пакета акций порта Ванино может изменить подходы к приватизации крупных активов. Росимущество не исключает ограничений на участие в сделках офшоров. Для сохранения контроля над важными для отраслей компаниями власти рассмотрят возможность сохранения «золотых акций» и введения моратория на перепродажу. Источник проблемы не в негативном отношении к офшорам, а в причинах ухода инвесторов из национальной юрисдикции, говорят эксперты.

Государство может ограничить участие офшорных компаний в приватизации крупных активов: вопрос о допуске зарегистрированных в определенных юрисдикциях компаний будет изучаться в ходе дальнейшей продажи пакетов государства в компаниях топ-30. Другие варианты постприватизационного контроля – сохранение «золотой акции» и введение запрета на перепродажу актива в течение определенного срока, сообщила глава Росимущества Ольга Дергунова.

По ее словам, такие ограничения приведут к дисконту при продаже, но повысят уверенность в добросовестности инвесторов.

Задуматься о дополнительных обременениях ведомство заставила сделка по продаже госпакета – 73,33% обыкновенных акций — порта Ванино. Аукцион выиграл «Мечел-Транс», который почти сразу перепродал актив пулу из трех кипрских офшоров. Это Opern Trade, Ltd., Sedmino Investments, Ltd., и Travigne Trading, Ltd. Согласно кипрскому регистру компаний, эти организации были зарегистрированы 21 марта 2012 года, 25 августа 2011 года и 11 ноября 2004 года соответственно. У «Мечела» осталось 1,5% акций. ФАС признала сделку законной.

«У общества создается ощущение,… что такого рода переуступка прав и ответственности заставляет сомневаться в достоверности или добросовестности намерений первого приобретателя», — признала Дергунова.

Вопрос об ограничении юрисдикций, в которых зарегистрированы компании, отбираемые для участия в приватизационных сделках, пока открыт. Он требует согласования с антимонопольной службой, сказала Дергунова. В ФАС пока не готовы комментировать эту инициативу. «Когда это предложение выразится в конкретных инициативах, тогда и будем оценивать», — сказали «Газете.Ru» в пресс-службе ведомства.

«Если это не стратегический актив, иностранные инвестиции в который осуществляются по 57-му закону, то это может быть ограничением иностранных инвесторов», — сказал «Газете.Ru» источник в антимонопольной службе.

Инициатива о введении периода, в течение которого перепродавать актив невозможно, также пока не оформлена. По словам Дергуновой, такое ограничение применяется, например, в банковской сфере (lock-up) на срок в один год. «За эти 12 месяцев можно проанализировать, каким образом идут инвестиции в актив, каким образом идет отдача от инвестиций», — пояснила глава Росимущества.

«Две задачи, которые каждый раз мы решаем в сделках по приватизации, — это доход, который мы обеспечиваем или в компанию, или в государство, и контроль», — говорит Дергунова. По ее словам, ограничения со стороны государства неизбежно приведут к удешевлению актива.

«Если мы оставляем «золотую акцию» или ставим обременение на инвесторов, мы все должны понимать, что стоимость акций этой компании при их отчуждении будет идти с определенным дисконтом», — предупредила она. «Принцип баланса между доходом, добросовестностью, восприимчивостью общества… чтобы сделки были понятны обществу и не вызывали такого отторжения, даже когда закон не нарушен», — сказала Дергунова.

«В ходе продажи государственных активов речь идет не только о получении денежных средств в федеральный бюджет, но и об эффективности управления и повышении конкурентоспособности приватизируемых объектов», — сказали «Газете.Ru» в секретариате первого вице-премьера Игоря Шувалова. «В каждой сделке должен быть понятен конечный бенефициар. Сейчас обсуждается условие, по которому к сделке допускается инвестор с обязательством не перепродавать приобретенный актив установленный период времени. Конкретные же предложения будем обсуждать, как только они поступят в правительство», — отметил представитель Шувалова. При этом он напомнил, что в результате сделки государственный пакет Ванино был продан по цене в 10 раз больше стартовой и монополизации объекта не произошло. «Но нужно и дальше совершенствовать приватизационные процедуры, поэтому мы поддерживаем инициативы Росимущества, связанные с усилением прозрачности сделок», — сказал он.

Предложения Росимущества, скорее всего, попытка влиять на общественное мнение, полагает руководитель направления «финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. «Сделки, требующие сложного структурирования, не могут быть осуществлены в рамках российских правовых норм. И это не злой умысел. Проводить такие крупные сделки по законодательству зарубежных юрисдикций спокойнее, профессиональнее и обеспечивает существенно большие гарантии защиты собственности», — говорит эксперт. В ходе приватизации и деофшоризации нужно изменить фокус подачи действий правительства, считает Масленников. «С инвестором должен быть откровенный разговор — они все поймут. Пока мы демонстрируем, что хотели бы, но не знаем как», — указывает он.

Инициативы ведомства и любые ограничения при приватизации бессмысленны, считает экономист Игорь Захарченков. «Сделку проведут не через один офшор, а через другой. Кроме того, помимо офшоров есть страны с льготным налогообложением. Бизнес быстро находит выход из таких ситуаций», — указывает экономист. По его мнению, государству следует активно избавляться от активов и не стремиться сохранить «золотые акции». «По сути, государство берет ответственность по управлению компанией. Чиновники лучше знают, как управлять бизнесом, чем менеджмент?» — задается вопросом эксперт.