Пенсионный советник

Без ГЭС и АЭС

«Гражданская двадцатка» предлагает правительствам G20 отказаться от крупных ГЭС на равнинных реках и АЭС

Ольга Алексеева, Петр Канаев 25.02.2013, 10:17
«Гражданская двадцатка» предлагает закрыть ГЭС Дмитрий Рогулин/ИТАР-ТАСС
«Гражданская двадцатка» предлагает закрыть ГЭС

В рекомендации для правительств G20 могут войти ликвидация крупных ГЭС на равнинных реках и отказ от финансирования новых проектов, связанных с ядерной энергетикой, нефтью и углем. Темы проработаны рабочей группой «гражданской двадцатки» на встрече в Москве, говорят источники. Рекомендации вряд ли полностью исполнимы, скептичны эксперты, но часть предложений войдет в итоговый вариант документа.

Рабочая группа «гражданской двадцатки» по устойчивой энергетике предлагает признать крупные плотинные гидроэлектростанции на равнинных реках и атомную энергетику (включая весь ядерный топливный цикл) опасными и дорогими источниками энергии, противоречащими концепции «зеленого роста».

Проект рекомендаций G20, сформулированных по итогам консультаций в Москве, предлагает понизить уровень и ликвидировать крупные плотины на равнинных реках, если выгоды (экологические, социальные и экономические) от демонтажа превышают выгоды от их эксплуатации, рассказал «Газете.Ru» источник, знакомый с ходом дискуссий.

Другой источник, близкий к процессу согласования, уточняет, что участники консультаций из стран — партнеров России по «двадцатке» направили данные предложения на дальнейшее согласование. «Сейчас будут проходить встречи с теми, кто принимает решения. В дальнейшем позиции участников рабочей группы будут согласовываться в формате conference call», — уточнил он, добавив, что финальная версия рекомендаций будет готова ближе к лету.

Один из источников рассказал, что группа также предлагает отказаться от государственного субсидирования производства ядерной энергетики, большой гидроэнергетики и биотоплива. Проект предполагает также постепенную ликвидацию субсидий на добычу ископаемого топлива (нефти и угля) с графиком полного отказа от этих субсидий к 2020 году.

Сейчас государства субсидируют нефтегазовые компании, крупные ГЭС и АЭС в ущерб возобновляемой энергетике, что увеличивает выбросы углекислого газа и снижает конкурентоспособность альтернативной энергетики, пояснил источник. Правительства и банки развития, по словам источника, тоже должны исключить финансирование инфраструктурных проектов, связанные с крупными плотинными ГЭС, ядерной энергетикой, углем и нефтью, и гарантировать, чтобы все инфраструктурные проекты в развивающихся странах соответствовали требованиям «зеленого роста».

Банки при этом должны принять запрет на новые проекты, связанные с крупными плотинными ГЭС, ядерной энергетикой, нефтью и углем, при разработке политики развития.

В 2009 году страны — члены «двадцатки» и Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества, включая Россию, приняли обязательства «рационализировать и, в среднесрочной перспективе, устранить неэффективные субсидии, стимулирующие расточительное потребление ископаемых топлив».

«Важно договориться с учетом мнения гражданского общества об определении неэффективных и эффективных субсидий в добычу ископаемого углеводородного топлива. С этих позиций, по нашему мнению, субсидии в освоение арктического шельфа не могут быть эффективными (себестоимость добычи нефти в море Лаптевых — более $600–700 за баррель при нынешней рыночной цене около $100), тогда как экономические механизмы стимулирования повышения коэффициента извлечения нефти (КИН), использования нефтяного попутного газа (например, ставки НДПИ, отличной от нуля), разведки углеводородов на суше и развития нефтехимии (вместо того чтобы «топиться ассигнациями») могут рассматриваться в качестве эффективных субсидий, наряду с субсидиями в развитие альтернативной энергетики», — пояснил директор по природоохранной политике WWF в России Евгений Шварц.

Но пока G20 рассматривает ядерную и гидроэлектроэнергию как экологически чистую энергию и как часть стратегии «зеленого роста», сетует источник, знакомый с позицией «гражданской двадцатки».

Меры против распространения ядерной энергетики, по словам источника, предполагают ограничения на трансграничные перевозки ядерных материалов и радиоактивных отходов атомной энергетики, в том числе с запретом на трансграничные перевозки отработавшего ядерного топлива, а также меры по подъему радиоактивных отходов, захороненных в море.

Компании — операторы ядерных объектов, а также компании, имеющие лицензии на обращение с радиоактивными отходами, обязаны будут обеспечить финансовые гарантии для компенсации ущерба физическим лицам и окружающей среде, наносимого в результате аварий на их объектах.

В России сильны позиции и атомной, и гидроэнергетики. Доля гидроэнергетики в электроэнергетическом энергобалансе России составляет около 20%, а на атомную и гидроэнергетику в целом приходится более трети энергобаланса. По себестоимости электричества гидростанции являются самыми дешевыми, за ними следуют атомные, а самыми дорогими являются тепловые станции, работающие на газе.

Вместе с тем самым затратным и долгим является возведение крупных ГЭС и АЭС.

Объем капитальных вложений Росатома, управляющего российскими АЭС, составляет 300 млрд рублей с 800 проектами в России. Крупнейшим из строящихся в России гидроэнергетических проектов является Богучанская ГЭС с установленной мощностью 3000 МВт — частно-
государственный проект, реализацию которого осуществляет «Русгидро» совместно с «Русалом» на реке Ангара в Красноярском крае. Самой крупной из действующих ГЭС является Саяно-Шушенская (около 6000 МВт), на которой несколько лет назад произошла серьезная авария. Гидростанции в Сибири обеспечивают дешевой электроэнергией металлургические предприятия, в том числе «Русал».

Полностью отказаться от субсидирования строительства ГЭС и АЭС не только Россия, но и другие страны «двадцатки» не могут, считают российские эксперты.

«Возможен более селективный подход — ужесточение требований по безопасности и учет так называемой экологической ренты в инвестициях в строительство крупных ГЭС и АЭС», — говорит Василий Конузин из АФК «Алемар».

— Из тепловых станций отказаться совсем можно и нужно только от мазута. В Европе даже возросло потребление угля и появились новые, более экологичные технологии его использования. В связи с бумом в сфере добычи сланцевого газа в США и снижением спроса на уголь, он по привлекательным ценам стал экспортироваться в Европу».

Участие международных финансовых институтов в строительстве крупных гидросооружений и АЭС и сейчас минимально: ЕБРР, например, финансирует в основном небольшие проекты , связанные с модернизаций тепловой генерации, а также «зеленые» проекты, отмечает эксперт.

В нынешней форме рекомендации вряд ли полностью исполнимы, учитывая позиции ряда стран G20, но важно помнить, что это первая версия рекомендаций, отражающая настроения значительной части гражданского общества, которое не слышат или не хотят услышать, подчеркивает Шварц.

«Важнейшее положение рекомендаций – средства налогоплательщиков не должны использоваться для создания искусственных экономических преимуществ для атомной энергетики, крупных высоконапорных плотинных ГЭС на равнинных реках, ренессанса угольной генерации электроэнергии и экологически и экономически рискованного освоения арктического шельфа для добычи нефти. Фактически на базе рекомендаций может быть сделан вывод о том, что средства налогоплательщиков должны в первую очередь идти на повышение энергоэффективности экономик стран G20 ( в том числе путем повышения эффективности и роли современной газовой генерации), преодоление барьера «вхождения в рынок» для различных видов возобновляемой энергетики (включая малую гидроэнергетику и ГЭС на горных реках с малой площадью затопления)», — добавил он.

Шварц считает, что в рекомендациях «гражданской двадцатки» есть пункты, которые соответствуют общему направлению дискуссии G20 в области энергетики и которые могут быть включены в итоговые документы G20 в этом году.

«Это предложение разработать и принять новые международные нормы энергопотребления в самых энергоемких отраслях промышленности и, в частности, внедрить согласованные международные минимальные стандарты эффективности потребления топлива для новых автомобилей и создать условия для дальнейшего повышения этой эффективности. Ввести такой же подход в других энергоемких секторах экономики и разработать график и план действий по развитию гибридных автомобилей и электромобилей в странах — членах «двадцатки», — перечисляет эксперт.

В резолюции рабочей группы есть широкий спектр рекомендаций как на долгосрочную, так и средне- и краткосрочную перспективу, часть из которых должны найти отражение в итоговых документах председательства России в G20, а часть, предположительно, войдут в повестку дня следующих председателей «двадцатки», резюмировал Шварц.