Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Фридман уходит

Михаил Фридман ушел с поста главы ТНК-ВР

Михаил Фридман отходит от оперативного управления бизнесом ТНК-ВР. Альянс инвестгруппы AAR с британским концерном BP под угрозой: между партнерами больше нет доверия, утверждают источники. По неофициальной информации, ранее возможность выхода из СП рассматривали и BP, и AAR. Новым владельцем предприятия может стать «Роснефть», руководство которой перешло к Игорю Сечину.

Крупнейший российский акционер ТНК-ВР Михаил Фридман покидает пост главы компании «по личным причинам». Топ-менеджер уведомил совет директоров об уходе с поста главного управляющего директора группы ТНК-ВР, а также с поста председателя правления ТНК-BP Management — компании, управляющей активами ТНК-ВР. Из совета директоров нефтяного концерна Фридман не выходит. Решение об отставке вступит в силу через месяц.

Теперь управлять компанией будут другие менеджеры, получившие доверенности от Фридмана, уточнили в ТНК-ВР, не называя имен.

В AAR (консорциум, владеющий 50% ТНК-ВР, в его состав входят Alfa Михаила Фридмана, Access Леонарда Блаватника и Renova Виктора Вексельберга – «Газета.Ru») отказались от комментариев. Но источник,

близкий к консорциуму, рассказал «Газете.Ru», что причина ухода Фридмана кроется в конфликте между акционерами ТНК-ВР, порожденном неудавшейся сделкой, которую ВР пыталась заключить с «Роснефтью» в начале 2011 года.

Соглашение ВР и «Роснефти» о стратегическом альянсе российские чиновники называли «сделкой года», куратором проекта выступал Игорь Сечин, занимавший пост вице-премьера в правительстве Владимира Путина. Сделка не состоялась: в AAR настояли на реализации всех нефтегазовых проектов BP в России только через совместное предприятие – ТНК-BP. Позиция российских акционеров осложнила их отношения с британскими партнерами. Совет директоров российско-британского СП покинули два независимых директора Герхард Шредер и Джеймс Ленг, из-за чего совет директоров ТНК-ВР утратил кворум и потерял способность осуществлять свои функции.

ВР, пользуясь тем, что совет директоров ТНК-ВР лишен кворума, предпринимает попытки неконструктивного вмешательства в повседневную деятельность компании, превышая предусмотренные в соглашении акционеров полномочия, говорит источник «Газеты.Ru», близкий к AAR. «Фридман не готов работать в таких условиях», — добавляет он.

«Вместо того, чтобы помочь компании найти выход из сложившейся ситуации, ВР ведет себя в высшей степени неконструктивно и даже агрессивно, — добавляет источник. – AAR утратил доверие к BP как партнеру. Поскольку сохранение статуса-кво невозможно, данная ситуация должна найти свое разрешение».

В британской корпорации ВР (владеет 50% ТНК-ВР) «Газете.Ru» заявили, что отставка не отразится на оперативном управлении совместным предприятием: «Фридман не был в него вовлечен, операционное управление компанией осуществлялось правлением, куда, в частности, входит один из акционеров ТНК-ВР Герман Хан, занимающий пост исполнительного директора». Обвинения в неконструктивном вмешательстве в ВР официально не комментируют.

«Не очень понятно, что такое неконструктивное вмешательство, — говорит источник, близкий к ВР. – Если возникают разногласия в трактовке акционерного соглашения, то такие вопросы решаются в арбитражном суде». Что касается кворума в совете директоров, то, по словам источника, ВР со своей стороны сделала все, чтобы восстановить нормальную структуру корпоративного управления. «Мы номинировали своего кандидата в совдир Эверта Хенкеса еще в апреле, — рассказывает источник. – ТНК-ВР сообщила об этом лишь на прошлой неделе».

Также в состав менеджмента компании входят главный финансовый директор Джонатан Мьюир, вице-президент по газу Михаил Слободин, вице-президент по разведке и добыче Александр Доддс, Борис Зильберминц, отвечающий за международные проекты, вице-президент по производству и технологиям Фрэнсис Соммер, а также Амир Фейзулин, Александр Каплан, Вадим Огарь, Игорь Майданник и Анатолий Темкин.

«Так или иначе, кто-то должен занять пост главного управляющего: руководство не может долго находиться в руках нескольких менеджеров», — комментирует аналитик ИФД «Капиталъ» Виталий Крюков.

Он считает, что на смену Фридману придет «кто-то из российских акционеров, так как ТНК-ВР в основном работает в России».

Ранее предполагалось, что российско-британское нефтегазовое СП возглавит вице-президент ТНК-ВР по стратегии и развитию Максим Барский. Но топ-менеджер покинул ТНК-ВР.

Фридман занял пост главы компании после ухода Роберта Дадли, который покинул ТНК-ВР в конце 2008 года под давлением российских акционеров. Считалось, что Фридман будет временным управляющим, его должен был сменить экс-глава «Норникеля» Денис Морозов. Но топ-менеджер, по неофициальной информации, запросил оклад в $3 млн и компенсационный пакет размером в $60 млн при выходе ТНК-ВР на IPO. Акционеры сочли требования чрезмерными.

Тогда на пост главы компании был выдвинут Барский. Он должен был вступить в должность 1 января 2011 года, этого также не произошло. В релизе компании по этому поводу говорилось, что совет директоров принял решение перед вступлением Барского в должность завершить технические процедуры, связанные «в основном с завершением работы над опционным планом и системой долгосрочной мотивации».

Барский предъявил акционерам ТНК-ВР ультиматум: он уволится, если его не утвердят в должности главы компании до конца 2011 года. В итоге назначение Барского не состоялось, и он ушел из компании. По мнению экспертов рынка, Барский, как и Морозов, не смог договориться об условиях работы с акционерами.

До ухода Барский высказывался за независимый менеджмент в нефтяной компании. «Сложно сказать, насколько это применимо в данном случае, но рынок приветствовал бы приход независимого управляющего», — говорит Крюков.

«Мы будем искать замену Фридману, согласовывая ее с AAR», — подтверждают в ВР. Источник, близкий к AAR, утверждает, что пока «точной информации» о кандидате на пост исполнительного директора нет.

Источники Reuters утверждают, что конфликт может привести к прекращению российсво-британского партнерства: «Похоже, что партнерство исчерпано и мы двигаемся к расставанию в каком-то формате».

Разрыв между AAR и BP обсуждался и в процессе переговоров о возможном альянсе британской компании с «Роснефтью». По неофициальной информации, тогда возможность выхода из нефтегазового СП рассматривала как BP, так и AAR. 50% акций компании в ходе консультаций оценивались в сумму от $32 млрд до $40 млрд. Предполагалось, что покупателем может выступить специально созданное предприятие, подконтрольное «Роснефти».

На прошлой неделе госкомпанию возглавил Сечин — убежденный сторонник консолидации активов в топливно-энергетическом секторе. А основной акционер «Роснефти» — госконцерн «Роснефтегаз» — объявил о намерении профинансировать скупку акций отраслевых предприятий.

Андрей Полищук из Райффайзенбанка полагает, что Фридман ушел с поста главного управляющего директора ТНК-ВР под давлением британских акционеров компании. «Пока Фридман возглавлял ТНК-ВР, административный перевес был у российских акционеров, поэтому планировалось, что его место займет независимый директор, для сохранения паритета, — говорит эксперт. – Теоретически новый глава компании должен быть независимым, но акционерам будет очень сложно найти такого менеджера». Полищук считает, что кандидатура нового управляющего будет выдвинута ВР.