Пенсионный советник

«Мировых запасов газа, доступных на сегодня, хватит более чем на 250 лет»

Интервью с исполнительным вице-президентом по инновациям и НИОКР Shell Джеральдом Схотманом

беседовала Ольга Алексеева (Амстердам) 12.07.2011, 12:02
пресс-центр

Англо-голландская Shell может стать партнером «Роснефти» по работе в Арктике. О том, какие технологии можно применять при разработке арктических месторождений, как изменился подход к безопасности после аварии в Мексиканском заливе и почему Shell заинтересовалась газом, «Газете.Ru» рассказал исполнительный вице-президент по инновациям и НИОКР компании Джеральд Схотман.

— Какова ваша оценка ресурсов Арктики? В чем сложность их разработки?

Потенциал Арктики огромен — там находится 13% всех мировых неразведанных ресурсов нефти и 30% газа. Согласно прогнозам, это около 400 млрд баррелей нефтяного эквивалента. Предполагается, что более 80% этих ресурсов находятся на морском шельфе.

Сейчас добыча в арктических и субарктических регионах уже обеспечивает около 15% мирового спроса на энергоносители. Конечно, она обходится значительно дороже, в том числе потому что там нет соответствующей инфраструктуры, нет специалистов на месте. Использование продвинутых технологий поможет снизить затраты по добыче ресурсов в этом регионе.

—У Shell солидный опыт работы в теплых морях, но как обстоят дела с разработкой месторождений в арктических условиях, есть ли у вас подобные технологии?

— У нас такие технологии есть. Если взять наш 50-летний опыт работы на шельфе — Аляска, «Сахалин-2», — это не арктические, но близкие к ним, тоже очень сложные условия. Опираясь на этот опыт, мы можем предложить варианты технологических решений для работы в Арктике. Наши технологии могут быть применимы в различных регионах. Среди недавних примеров проекты в Норвегии и России. Например, мы уже четыре года работаем с «Совкомфлотом» в области транспортировки углеводородов в сложных арктических условиях.

— Какие конкретно из ваших технологий в геологоразведке и бурении вы считаете возможным применить в северных морях, в частности в Карском море? Насколько это затратные технологии с учетом имеющихся там природных условий и отсутствия инфраструктуры?

— Ключевые направления деятельности концерна Shell для применения в Арктике — это сейсмическая геологоразведка и работа в ледовых условиях, снижение воздействия на окружающую среду, ликвидация аварийных разливов нефти. Например,

Shell разработала передовой проект бурового судна Bully rig, которое отличается низкими эксплуатационными затратами и высокой энергоэффективностью. Судно может эксплуатироваться в различных условиях — от глубоководных до арктических. Первое судно подобного типа поступит в эксплуатацию в текущем году.

Shell также разрабатывает концепции стационарных оснований морских платформ для работы в арктических условиях: основное внимание уделяется повышению эксплуатационной надежности (например, в тяжелых ледовых условиях) и снижению затрат за счёт стандартизации. Следующее ключевое направление — разработка и эксплуатация подводных добывающих систем, которые устанавливаются на морском дне. Недавно Shell ввёл в эксплуатацию передовую систему подводной сепарации и перекачки на месторождениях Perdido (Мексиканский залив) и BC10 (Бразилия), которая позволяет осуществлять сепарацию нефти, воды и газа и поднимать на поверхность моря высоковязкую нефть (которая характеризуется недостаточным пластовым давлением). При соответствующих условиях данная технология будет играть ключевую роль в освоении углеводородного потенциала Арктики.

— Shell в последнее время активно развивает газодобычу. Почему?

— В 2012 году на долю газа будет приходиться более 50% от общей добычи концерна Shell, и эта доля будет еще увеличиваться. Природный газ будет играть важную роль в удовлетворении растущего спроса на экологически чистую электроэнергию. Современные газовые электростанции выбрасывают в атмосферу на 50—70% меньше CO2, чем угольные электростанции в пересчете на киловатт-час произведенной электроэнергии, а также менее десятой доли оксида серы, оксида азота, твердых частиц и тяжелых металлов.
Другими словами, газ — не просто «переходный» вид топлива, а скорее «целевой». Также аргументами за использование газа являются его изобилие и экономическая рентабельность.

Мировых запасов газа, доступных на сегодняшний день, хватит более чем на 250 лет.

Угольные электростанции в два-три раза более капиталоемкие, чем газовые, атомные электростанции дороже в пять раз, сухопутные ветровые электростанции — в семь-десять раз, морские ветровые электростанции дороже почти в 15 раз.

— Собираетесь инвестировать в альтернативные виды энергетики?

— Shell инвестирует в наиболее конкурентный вид биотоплива на сегодняшний день — этанол на основе бразильского сахарного тростника. Этот вид топлива производит на 70% меньше выбросов СО2, чем обычный бензин. Кроме того, Shell участвует в восьми проектах по производству ветровой энергии в Северной Америке и трёх проектах в Европе. В рамках одного морского ветрового парка Shell в Эгмонд-ан-Зее (Egmond an Zee) эксплуатируются 36 ветровых турбин. При разработке этого проекта с учетом условий Северного моря мы использовали имеющийся у нас опыт проектирования и строительства нефтегазовых платформ.

— После аварии на платформе ВР в Мексиканском заливе ужесточились требования к безопасности. Применяются ли какие-то соответствующие новые технологии в вашей компании?

— Мы уверены в надёжности и эффективности наших технологических стандартов и технологий в области бурения скважин. Наша уверенность основана на многолетнем практическом опыте, а также созданной нами многоуровневой системе безопасности, позволяющей самым тщательным образом контролировать давление в стволе скважины, при бурении каждой скважины в обязательном порядке составляется реестр основных рисков и определяется комплекс необходимых превентивных мер. Shell и ее подрядчики обязаны систематически идентифицировать потенциальные риски при выполнении буровых работ и согласовывать планы по минимизации таких рисков. Предварительное согласование является обязательным условием для начала буровых работ.

Также в Shell существует правило, согласно которому

каждый сотрудник и подрядчик, работающие на объектах Shell, обладает полномочиями вмешаться и остановить работы, если считает, что существует угроза безопасности.

Наше участие в компании по разработке и изготовлению морской системы локализации утечек нефти совместно с Chevron, Exxon Mobil и Conoco позволит усилить наши возможности в области контроля процесса глубоководной добычи и локализации утечек нефти.