Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Газпром» закачает в Венесуэлу

«Газпром» может инвестировать $6 млрд в экономически невыгодный проект в Венесуэле

Reuters
«Газпром» намерен инвестировать в газовый сектор Венесуэлы $6 млрд. Эксперты сомневаются, что такие вложения экономически целесообразны: по их оценкам, работа монополии в этой стране может оказаться убыточной. Но решение было принято на высшем уровне, и экономические соображения вновь уступили политическим.

«Газпром» собирается инвестировать в газодобычу Венесуэлы. Как сообщает Bloomberg, ссылаясь на интервью венесуэльского министра нефти Рафаэля Рамиреса, российская монополия может стать партнером в проекте разработки газового месторождения Mariscal Sucre на шельфе Венесуэлы. Причем, как заявил министр, венесуэльская сторона для реализации этого проекта уже получила $1 млрд у некой японской компании, а «Газпрому» участие в Mariscal Sucre обойдется в $6 млрд.

Самой Венесуэле присутствие «Газпрома» весьма выгодно: у страны попросту не хватает средств на развитие нефтегазового сектора. Об этом говорит хотя бы тот факт, что только за участие в разработке нефтяного месторождения «Хунин-6» консорциум российских компаний («Роснефть», «Газпром нефть», «ЛУКойл», ТНК-ВР и «Сургутнефтегаз») должен выплатить венесуэльской стороне $1 млрд. А как говорят сами российские нефтяники, скорее всего и большая часть инвестиций, которые оцениваются в $30 млрд, ляжет именно на их плечи.

Как пояснил «Газете.Ru» глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин,

несмотря на то что запасы газа в Венесуэле весьма велики (4,8 трлн кубометров), добыча находится на низком уровне, около 32 млрд кубов в год, причем в основном это попутный газ. Значительные объемы газа Венесуэла импортирует из Колумбии.

Было бы вполне логично, если бы монополия сбывала добытый газ на внутреннем рынке Венесуэлы, однако есть и другие возможности. «Газпром» подал заявку на участие в Mariscal Sucre и еще двух месторождениях еще в 2007 году, — рассказывает аналитик ИК «Универ Капитал» Дмитрий Александров. – И примерно тогда же зашла речь о приобретении монополией доли в СПГ-предприятии (СПГ — сжиженный природный газ. — «Газета.Ru») British Petroleum, которое находится в Тринидаде-и-Тобаго (как раз неподалеку от венесуэльских месторождений)».

Впрочем сложно сказать, насколько выгодна такая покупка в нынешних условиях, ведь СПГ в дальнейшем пошел бы на рынок США, а Штаты сейчас уверенно наращивают собственную добычу за счет сланцевого газа.

В то же время реализация газа на венесуэльском рынке тоже таит в себе ряд потенциальных рисков. «Газовые цены в Венесуэле регулируются правительством, а это означает, что у продавца газа есть дополнительный риск, — напоминает Михаил Корчемкин. – И я полагаю, правительство Венесуэлы не пойдет навстречу «Газпрому» и не будет поднимать цены на газ для своих предприятий и граждан (а газовые цены в Южной Америке в разы ниже, чем в Европе)».

Но решение об участие «Газпрома» в добыче газа в Венесуэле политическое, то есть принято на уровне правительств, и «Газпром» его выполнит даже в случае убыточности работы в этой стране. «Венесуэла является стратегическим партнером России во многих отраслях, в частности эта страна – основной покупатель и распространитель российской военной техники в регионе, — напоминает старший эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов. –

Инвестиции в Венесуэлу сейчас – это расчет на будущее, попытка России закрепиться в регионе».

Также в Латинскую Америку активно пытается инвестировать Китай, так что России помимо прочего нужно опередить конкурентов и «занять плацдарм», который в дальнейшем может стать базой для более развернутой работы российских нефтегазовых компаний на всем материке. Кроме того, не стоит забывать, что Венесуэла еще и один из крупнейших игроков на мировом рынке нефти (а потенциально и на газовом рынке). Таким образом, поддержка этой страны при создании «газовой ОПЕК» может оказаться весьма ощутимой.