Пенсионный советник

Ученый забыл военную тайну

Константин Кузинский (Красноярск) 24.05.2005, 22:39

Красноярская прокуратура и УФСБ расследуют обстоятельства исчезновения секретного ученого Сергея Подойницына, который после полуторогодичного отсутствия вернулся домой. Сам Подойницын ничего не помнит. Врачи говорят, что он мог пострадать как от инсульта, так и от травмы.

Прокуратура Красноярского края прекратила уголовное дело об убийстве заместителя начальника центральной лаборатории Железногорского горно-химического комбината (ГХК) Сергея Подойницына, который исчез в октябре 2003 года, а в ночь на 23 мая вернулся домой с амнезией. Об этом во вторник сообщила старший помощник прокурора края Елена Пимоненко. По ее словам, «дело Подойницына» было переквалифицировано на ст. 126 УК РФ («Похищение»). «Это мотивировано тем, что ученый имел отношение к секретным документам. После того как улучшится его состояние, будет продолжено следствие, чтобы установить, связано ли его исчезновение с насильственными действиями или его уход был добровольным. Во втором случае производство по делу будет прекращено», — сказала Пимоненко.

Однако в пресс-службе Горно-химического комбината, где работал ученый, заявляют, что Подойницын не обладал особо секретными сведениями, поэтому причину его исчезновения «со шпионажем связывать не следует».

На комбинате подтвердили, что у Подойницына
частичная потеря памяти.

17 октября 2003 года 44-летний ученый Сергей Подойницын выехал из Железногорска в Красноярск. При себе у него было $8 тыс. О намерении купить автомобиль он рассказал даже таксисту, который подвозил его до КПП на выезде из города. После этого ученого никто не видел. Поэтому в милиции склонялись к версии, что Подойницын стал жертвой грабителей.

На ГХК Подойницын занимался как «ядерной темой», так и разработкой новых конверсионных технологий . Для комбината, где находятся атомный реактор, крупнейшее в стране хранилище облученного ядерного топлива и целый ряд до сих пор работающих на оборону цехов, пропажа человека, имеющего доступ к госсекретам, стала настоящим ЧП. Правда, руководство ГХК сразу опровергло версию о предательстве ученого и побеге за границу. Подойницын должен был в ноябре 2003 года ехать на конференцию в США, так что бежать раньше смысла не было.

По факту исчезновения Подойницына краевая прокуратура возбудила уголовное дело. Подойницын был объявлен в федеральный розыск и признан пропавшим без вести. Теперь, после таинственного возвращения физика, к исследованию его жизни в последние полтора года, по неофициальной информации, подключились сотрудники ФСБ.

Он помнит родственников, но не может вспомнить, что с ним произошло. Накануне вечером ученый общался с друзьями, которые показывали ему фотографии и рассказывали о его жизни. При этом Подойницын вел себя неадекватно. В своих воспоминаниях он называл три города, где работал на стройке: Иркутск, Новосибирск и Кемерово. Но, как он туда попал, вспомнить не может.

Пока остаются противоречивыми и обстоятельства его обнаружения. По одной информации, первыми ученого увидели знакомые у дома его матери. Подойницын был чисто одет и не имел при себе никаких документов. По другим данным, Подойницын якобы сам связался с сотрудниками ФСБ в Красноярске, которые и привезли его домой.

Сотрудники ГХК по-прежнему расходятся в сообщениях о том, где ученый находился в течение полутора лет. Начальник бюро общественной информации комбината Павел Морозов заявил, что в Железногорск ученый вернулся сам после того, как у него частично восстановилась память: «Он говорит, что у него был полный провал памяти. Подойницына кто-то видел в Иркутске или в Кемеровской области и сказал, что он находится в розыске. Тогда он кое-что вспомнил. Он добрался до Железногорска, пришел на КПП. Охрана сообщила его семье, руководству комбината. Документов у него не было, он просто назвал себя. Сейчас он находится дома, чувствует себя нормально».

А пресс-секретарь ГХК Елена Головинкина во вторник утром сказала: «По разным версиям, называется город Новосибирск, Кемеровская область. Но вот по нашей информации, последние полгода он находился в Иркутске. Работал в какой-то строительной фирме. В понедельник он был приглашен на ГХК, где у него была беседа с главным инженером Юрием Ревенко. Из беседы стало ясно, что Подойницын находится в очень подавленном состоянии и имеет проблемы с памятью. Но здесь, на комбинате, все очень рады, что Сергей нашелся».

К вечеру вторника вся информация о Подойницыне стала почти недоступной. Власти Железногорска и руководство комбината отказываются от комментариев.

По данным «Газеты.Ru», руководство комбината запретило сотрудникам пресс-службы давать комментарии прессе по поводу Сергея Подойницына. А пресс-секретарь Елена Головинкина уже вызвана в региональное управление ФСБ. Косвенно это подтвердил и гендиректор ГХК Василий Жидков. Выходя из здания горадминистрации, он заявил: «По вопросу Подойницына обращайтесь в ФСБ, там все расскажут». Родственникам ученого тоже запретили общаться с журналистами.

Тем не менее, корреспонденту «Газеты.Ru» стало известно, что Сергей Подойницын во вторник вечером был отправлен в неврологическое отделение медсанчасти № 51 для проведения томографии (правда, в справочной больницы нет информации о поступлении к ним больного с такой фамилией).

По данным же Сибирского агентства новостей, сейчас состояние здоровья ученого ухудшилось. Он ведет себя не совсем адекватно, и в стационаре его держат в смирительной рубашке.

Между тем, помощник прокурора Елена Пимоненко заявила, что томографическая экспертиза уже проведена, но ее результаты озвучены не будут.

У медиков есть несколько версий частичной потери памяти ученого. Амнезия могла возникнуть, например, из-за микроинсульта. У Подойницыных оказалась наследственная предрасположенность к этому заболеванию. К тому же мать ученого вспомнила, что за две недели до исчезновения у ее сына было очень высокое давление. Тогда Подойницыну рекомендовали пройти обследование, но он отказался из-за предстоящей командировки. Также рассматривается версия о посттравматической амнезии. Возможно, Подойницына ударили по голове, например, во время ограбления.

Если же его здоровье полностью восстановится, то не исключено, что он вернется на свое прежнее место работы, поскольку с Горно-химического комбината он так и не был уволен.