Гуляет Лимпопо

Выборы раскололи страну на север и юг. Юг хочет преемственности курса, на севере – почти сплошь националисты и западники.

Фальсификация выборов исключена. Какая может быть фальсификация, если бюллетени в строго опечатанных урнах быстро плывут в каноэ по реке Лимпопо. До ЦИКа доплывут примерно послезавтра. Так Республика Мозамбик выбирает своего третьего президента (1-2 декабря).

Республика перед очень ответственным выбором.

Арманду Гебуза и Афонсу Длакама – это не просто политические тяжеловесы, как может показаться на первый взгляд.

Это два варианта будущего, два мира и две системы.

До сего момента в истории Мозамбика номинально было два президента, а фактически только один. Марксисту-ленинисту-маоисту Саморе Машелу, правившему страной с момента обретения независимости до 1986 года, не подходит казенный термин «президент». В Африке таких правителей именуют национальными героями. В их жизни всегда есть застенки, партизанщина и трагическая смерть. Машел вместе со свитой упал с большой высоты прямо в логово апартеида. Говорят, юаровцы перехитрили советских пилотов Ту-134, перевозивших Машела, установив на каких-то холмах ложный радиомаяк высоты.

Полноценным чиновником был только следующий президент Жоаким Чиссано. Именно он сейчас и покидает свой пост после 18 лет трудов на благо демократии.

Ему на смену, как и положено, идет признанный преемник – тот самый Гебуза. По сути, Гебуза, конечно, тоже марксист-ленинист-маоист, уже потому хотя бы, что вместе с Машелом некогда создавал единственно правильную мозамбикскую партию ФРЕЛИМО. Правда, когда в Мозамбике в начале девяностых случилась перестройка, Гебуза вовремя перековался и к нынешним выборам стал одним из самых богатых бизнесменов страны. Его фамилию в речи даже переделали в «Гебузнес».

Будучи генсеком коммунистической ФРЕЛИМО, Гебуза преуспел, делая, например, светлое и чересчур газированное мозамбикское пиво. Его доходная пивоварня «Лаурентина» стоит в Мапуту на улице Народной борьбы рядом с улицей Карла Маркса.

Кроме всего прочего Гебуза, бесспорно, успешный политик. В начале восьмидесятых, будучи министром внутренних дел, он прославился секретной операцией «Производительность». Тогда же похожую операцию в далеком СССР проводил Юрий Андропов. Сводилась она к простой вещи: силой и принуждением заставить работать на благо страны люмпенов, клошаров и убежденных тунеядцев. Их отлавливали в Мапуту и грузовиками без одежды отправляли на север страны, в малообжитые районы выращивать сезаль. В тот момент был разгар суровой южноафриканской зимы, и многим тунеядцам в путешествии пришлось тяжело.

Немного раньше на том же посту Гебуза провел другую спецоперацию. Она называлась «20-24». Гебузнес приказал отпрыскам свергнутых португальских колонизаторов убраться из Мозамбика в течение 24 часов с 20 кг багажа на каждого. Какая-то часть уехала.

Впрочем, самый большой до сегодняшнего дня взлет государственной карьеры Гебузы случился в 1986 году, как раз тогда, когда Машел упал с неба. Гебузу назначили главным в комиссии по расследованию той загадочной катастрофы. Забавно, но Гебуза так и не выяснил, почему упал самолет, так как южноафриканцы ни про какое следствие слышать не хотели. После такого провала именно Гебузу сделали министром транспорта.

Теперь на Гебузу нашелся Длакама. Всем известно, что это человек из буша, партизан, долгие годы боровшийся с ФРЕЛИМО силой оружия на деньги ЮАР и иногда США. В начале девяностых случился гражданский мир, и Длакама во главе собственной партии РЕНАМО вернулся в легальную политику. В 1999 году он уже пытался стать президентом, но проиграл Чиссано, теперь опять. Чтобы составить представление о нынешнем Длакаме нужно знать несколько его предвыборных заявлений.

«Когда я стану президентом, в первые 90 дней я сделаю четыре или даже пять вещей».

«Голосуйте за меня, и больше не будет загадочных убийств».

«Я обещаю вам миллиарды долларов от наших друзей в Америке».

Выборы раскололи мозамбикское общество. Юг, район Мапуту, провинция Газа и некоторые другие – это вотчина ФРЕЛИМО, куда Длакаму даже не пускали на митинги. На севере и в районе крупного порта Бейра не любят Гебузу за его левый уклон и предполагаемые притеснения обитающего там народа макуа. Противостояние дошло до ужасных примеров. В ноябре на острове Мозамбик случился такой конфуз.

Кортежи обоих кандидатов одновременно въехали на узкую улицу с двух сторон. Встретились и не захотели пропускать друг друга. Так и стояли несколько часов, крича в мегафоны.

Шансов на победу, конечно же, у Гебузы больше. Осталось дождаться быстрых каноэ, везущих по Лимпопо и Замбези избирательные урны из труднодоступных регионов страны. Первые результаты объявят в предстоящие выходные.