Газета.Ru в Telegram

Она не училась
и не была в Париже

Выставка архивных документов, посвященная Екатерине Великой, рассказывает личную историю императрицы – от 15-летней невесты до бабушки, чей внук убил своего папу.

«Жила была немецкая девочка, у которой было целых три имени. Вместе с папой и мамой жила она в своем очень маленьком и очень бедном княжестве, и ничего интересного ее в жизни не ожидало. Но, на счастье или на беду, девочке достался не по-женски цепкий ум и бешеная воля – совсем не по масштабам ее почти кукольного княжества…» — так можно было начать эту историю.

Вот только до конца ее мы добрались бы очень не скоро – описание жизни нашей Софьи Фредерики Августы займет множество увесистых томов. Потому что жизнь Екатерины Алексеевны Романовой (так ее стали звать после замужества) – это эпоха в мировой истории, причем эпоха, перенасыщенная важнейшими событиями.

Поэтому устроителям выставки «Блестящий век Екатерины Великой. К 275-летию со дня рождения» не позавидуешь.

Ну как вместить в три небольшие комнаты в Выставочном зале федеральных государственных архивов хотя бы важнейшие события десятилетий екатеринского правления?

Глобальные реформы системы управления и русско-турецкие войны, Чумной бунт и постройку Исаакиевского собора, присоединение Крыма и восточной Грузии, секуляризацию церковных земель и освобождение дворянства, Вольтера и Пугачева, окончательное присоединение Украины и раздел Польши, Суворова, масонов, Черное море, Радищева, осетин, заговор Мировича и прочая, прочая, прочая…

Да никак. Как любят говорить математики: «задача не имеет корректного решения».

Поэтому устроители выставки нашли неожиданный ход – раз поводом к экспозиции послужил день рождения, поговорим просто о человеке, о его жизни, а все остальное пойдет фоном. Задача, надо сказать, тоже почти нерешаемая – жизнь самодержцев, тем более тех, что остаются в истории с эпитетом «Великий» слишком густо покрывают позолотой, и уже через несколько лет остается лишь памятник в непроницаемой броне.

Выход один – скалывая напластования, пробиваться к живому. Самое удивительное – устроителям это удалось. Правда, дорогой ценой – как заметил на открытии выставки руководитель Федерального архивного агентства Владимир Козлов, «наверное, такого количества уникальных документов наш зал еще не видел».

Начинается все с самого начала – с «доношения» князя Репнина императрице Елизавете Петровне о прибытии в Петербург принцессы Иоганны-Елизаветы Ангальт-Цербстской с 15-летней дочерью, выбранной в невесты наследнику Петру III.

А дальше – нелегкое житье одинокой худородной провинциалки в этой чужой и очень странной стране, возврата из которой для нее уже не было: границы России она больше не пересекла ни разу. Подведением черты под прошлой жизнью – экспонируемый акт отречения вел. кн. Екатерины Алексеевны от полагающегося наследства в Ангальт-Цербстских землях.

Потом – пунктиром. Врастание в новую жизнь, обзаведение связями, изучение русского языка, весьма успешное – письмо Елизавете написано хотя и с помарками и ошибками («нижайшая мая благодарность»), но на неплохом русском. Екатерина истово пытается стать русской, и, как многое другое, это ей удается. Ко времени воцарения Петра перед нами уже не напуганная девочка, а уверенная в себе 33-летняя женщина, готовая помочь мужу в управлении страной. В своем дневнике она пишет: «Я не желаю, я не хочу ничего, кроме блага стране, в которой меня поставил Бог, он мне в том свидетель». Одна беда – муж этой незаурядной женщине достался предельно никчемный и ни к чему не годный.

Лучшее свидетельство тому – записка Петра III, написанная жене уже после переворота, которому посвящен целый стенд. Чуть ли не печатными буквами, с многочисленными ошибками он вывел: «Ваше величество, я ещо прошу меня, который вашей воле исполнял во всем отпустить меня в чужие краи, с теми, котория я, Ваше величество, прежде просил и надеюсь на ваше великодушие, что вы меня не оставите без пропитания. Верной слуга, Петр».

Человек просто ничего не понимал – какое пропитание, какие «чужие края»? Ему жить оставалось считанные дни.

А дальше – уже долгое царствование, и множество славных дел, иллюстрируемых документами, написанными все тем же уверенным почерком. Масштабы работы Екатерины просто поражают, похоже, нет ни одного мало-мальски значимого дела, оставленного ею без внимания. Даже «Указ о публичном наказании в Москве помещицы Дарьи Салтыковой за истязание дворовых людей» написан ею собственноручно. А пофамильное «доношение» директора московского университета М. Хераскова «об успехах и прилежании каждого ученика»? Картина маслом: «Ректор МГУ В. Садовничий отправляет президенту В. Путину табели успеваемости студентов».

Много материала и по «внеслужебным» увлечениям Екатерины. Знаменитая переписка с философами Вольтером, Дидро, Руссо, Д`Аламбером и пр. – «я, которая не училась и не была в Париже, конечно, бедна сведениями и умом, и поэтому не знаю, чему следует учиться, и даже чему можно учиться и где все это можно почерпнуть, как не у подобных вам…». Литературные опыты – на выставке представлены многочисленные издания ее пьес вроде «Начальное управление Олега (подражание Шекспиру без сохранения обычных феатральных правил)». Ее увлечение историй – вроде рассуждений о исторических работах «Плютарха Хяропейского». В общем, все как у Пушкина: «Мне жаль великия жены,/Жены, которая любила/Все роды славы: дым войны/И дым Парнасского кадила».

Ну и, наконец, совсем уж личные вопросы. Стенд, посвященный фаворитам императрицы, игриво украшен чудом сохранившимся чулком Екатерины и чьей-то розовой подвязкой. Но ажиотаж вызывают не они, а переполненная бабьим счастьем сорокалетней женщины записка к Потемкину:

«Миленький, какой вздор ты говорил вчерась. Я и сейчас еще смеюсь твоим речам. Какие счастливые часы я с тобой провожу … Я от роду так счастлива не была, как с тобой…».

А рядом, на стенде, посвященном детям и внукам, полное материнской вины письмо внебрачному сыну Алексею Бобринскому: «Мать ваша, быв угнетаема разными неприязнми и сильными неприятелями, по тогдашным смутным обстоятельствам, спасая себя и старшаго своего сына, принуждена нашлась скрыть ваше рождения…». И, наконец, любимые внуки. Детские каракули будущего Александра I неотличимы от миллионов писем бабушкам: «Очень желаю, чтоб вы скорее приехали. Ваш внучик Алексаша».

Пройдет немного лет после смерти всесильной бабушки, и Россию, которую она так твердо провела из XVIII века в XIX, опять куда-то понесет. «Внучик Алексаша» в борьбе за престол ухайдокает «сыночка Павлушу», и родившийся через три года после смерти Екатерины великий поэт свое стихотворение завершит строчками «Россия, бедная держава,/Твоя удавленная слава/С Екатериной умерла».

«Блестящий век Екатерины Великой. К 275-летию со дня рождения», Выставочный зал федеральных государственных архивов, (Б. Пироговская, 17), до 26 ноября

Новости и материалы
Трамп отреагировал на слова Путина, что для РФ предпочтительнее Байден
Стало известно, почему «Спартак» отказался от покупки вратаря «Локомотива»
Посол Украины опроверг слухи о передаче ВСУ самолетов Mirage
Движение автотранспорта по Крымскому мосту временно перекрывали
В США сочли, что нынешняя Россия не соответствует образу, который хотели бы видеть
Назван секрет успеха Тутберидзе
Посол РФ в Польше прокомментировал информацию о навозе у его резиденции
Трамп пригрозил оппонентам возмездием после победы на выборах президента США
Немков одержал дебютную победу в тяжелом весе на турнире PFL vs Bellator
Политолог усомнился в возможности Киева вернуть долг за оказанную помощь
Трамп предрек проигрыш США в условиях третьей мировой войны
Абаскаль выбрал основного вратаря на весеннюю часть сезона
Кулеба посоветовал Бербок переименовать Одессу на украинский лад
G7 приветствовала работу по обмену военнопленными
Россиянин стал вторым хоккеистом НХЛ в сезоне, сделавшим 60 ассистов
Второй срок Байдена попал в чужие руки
ИИ научился предсказывать болезнь Альцгеймера за семь лет до первых симптомов
NatAge: нейросеть прогнозирует болезнь Альцгеймера с точностью 72%
Клубы РПЛ обвинили в большом количестве денег от госкорпораций
Все новости