Все дело в подпункте «ж»

Сегодня Конституционный суд начал рассматривать закон «Об основных гарантиях избирательных прав». Соответствует ли главный избирательный закон Конституции, страна узнает только через две недели. Можно предположить, что вердикт главного судебного ведомства будет относиться только к подпункту «ж» части 2 статьи 48.

Сегодня КС России собрался, чтобы выслушать доводы истцов и ответчиков по делу о неконституционности некоторых положений закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан». К сегодняшнему заседанию жалоб граждан на неконституционность этого закона стало больше. К депутатскому запросу о несоответствии трех подпунктов статьи 48 добавились претензии журналистов Константина Катаняна («Время МН»), Константина Рожкова (калининградская газета «Светлогорье») и Сергея Бунтмана («Эхо Москвы»). Все они жалуются на подпункт «ж» 48-й статьи, а также на статьи 42, 49 и 56 того же закона.

Подпункт «ж» части второй статьи 48 говорит о действиях, побуждающих или имеющих целью побудить к голосованию «за» или «против» того или иного кандидата. Именно этот подпункт вызывает наибольшее число вопросов.

Истцы, пришедшие сегодня в КС, красочно описывали те беды, которые им принес подпункт «ж».

В частности, в иске обозревателя «Времени МН» Константина Катаняна содержалось упоминание, что кандидат в президенты Мордовии «хорошо известен в регионе и имеет высокий рейтинг». Его редактор счел, что такие высказывания по закону «Об основных гарантиях...» подпадают под понятие «агитация» (пп. «ж»), объявил Катаняну выговор, «чтобы опередить возможные санкции со стороны Центризбиркома или Минпечати», которые могли вынести газете предупреждение. Автор публикации с выговором не согласился и решил оспорить его в районном суде, который отклонил иск.

В точности та же история произошла с ведущим радиостанции «Эхо Москвы» Сергеем Бунтманом. Главный редактор «Эха» Алексей Венедиктов вынес ему дисциплинарное взыскание за нарушение пп. «ж» пункта 2 статьи 48 – ведущий в передаче упомянул о шансах тогда еще кандидата в губернаторы Валентины Матвиенко. Тверской районный межмуниципальный суд не стал рассматривать дело журналиста по поводу правомерности такого взыскания. Бунтман в лице своего представителя адвоката Павла Астахова также обратился в Конституционный суд.

Докладчиком по иску группы депутатов был Борис Надеждин. Он заявил присутствующим, что сам закон проверять на конституционность депутаты не намерены, однако хотят добиться от КС толкования самой нормы «агитация» и практики ее применения. «Закон влечет за собой конкретные санкции за нарушения этого пункта. Если пункт два прописывает, что есть агитация, а пункт семь рассказывает, кому агитация запрещена, то возникает конкретная коллизия: что такое агитация – толкование очень широко. Выясняется, что журналистам вообще не о чем говорить», — заявил в суде Надеждин.

Его аргументацию проиллюстрировал на конкретном примере член ЦИКа от СПС Вадим Прохоров. «Вот у Бориса Надеждина на днях опять обокрали дачу. Сообщение об этом может быть расценено как агитация или не может? — обратился он к судьям. — Закон должен быть понятен для правоприменителя и не оставлять возможностей для усмотрения, причем не только судейского, но и избирательных комиссий. Как избирком будет определять, на что был направлен умысел?»

Депутат Александр Котюсов (СПС) высказался определеннее. Он привел внушительные примеры, как взыскания за «агитацию» засыпают журналистов, решивших напечатать или произнести в эфире какие-то слова о кандидатах. К примеру, одна псковская газета опубликовала заметку о Михаиле Кузнецове, кандидате в депутаты Думы, указав, что он мастер спорта по прыжкам с парашютом и активно занимается спортом. Другая тульская газета «Молодой коммунар» получила предупреждение за то, что депутата Елену Драпеко в статье назвали «актрисой», а депутата Александра Коржакова — «генералом». Наконец, калининградская газета получила предупреждение, указав, что кандидат Алексей Юшенков является «сыном убитого депутата Сергея Юшенкова».

Однако представитель президента Михаил Митюков, выступавший в суде в качестве ответчика, высказался в пользу конституционности закона. Вместе с тем, он признал «отсутствие в законе необходимой конкретизации понятия деятельности, имеющей целью побудить либо побуждающей избирателя».

«Это дает возможность под предвыборной агитацией подразумевать любые действия, на которые содержание данного понятия распространяется формально», — заключил Митюков и призвал КС дать толкование только подпунктов пункта 2 статьи 48 оспариваемого закона.

Остальные претензии к другим статьям от журналистов Митюков предложил отклонить.

Представитель правительства в высших судах Михаил Барщевский поддержал идею Митюкова.

— Представьте, что в рубрике «Срочно в номер» в газете «МК» появилась информация, что у кандидата N с дачи угнали автомобиль Mercedes. Участок у него большой, несколько гектаров, и с третьего этажа дома он не успел рассмотреть, кто и как угонял. Эта заметка, безусловно, содержит информацию, — отметил Барщевский. — В заметке нет прямого мнения журналиста. Однако это агитация: для кого-то из избирателей факт пропажи машины может служить основанием для голосования за – на Руси обиженных жалели. Для кого-то против — мало того, что у него гектар дачи, так еще и Mercedes, — сказал Барщевский.

По его мнению, будучи грамотно примененными и грамотно истолкованными, нормы оспариваемого закона не противоречат Конституции, но Конституционный суд должен четко и внятно истолковать понятие «агитация».

Кроме представителей государства, суд сегодня выслушал эксперта от медиасообщества Михаила Федотова, представителей ЦИКа и Генпрокуратуры. Завтра судьи выслушают заключительные слова истцов и удалятся на совещание. Сколько дней судьи будут принимать решение, пока не известно. По словам одного из членов суда Владимира Туманова, суд объявит решение до 7 ноября, то есть до начала агитации кандидатов в СМИ.