Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
ИИ в столичной медицине: как диджитал-технологии берегут здоровье москвичей

При помощи ИИ в Москве обрабатываются 4,5 тыс. лучевых исследований в сутки

Прослушать новость
Остановить прослушивание
В столичной системе здравоохранения активно используется искусственный интеллект (ИИ) для диагностики различных заболеваний по результатам рентгенологических исследований. Именно применение ИИ стало одной из первых открытых московских инициатив по вовлечению инновационных компаний в создание и внедрение высокотехнологичных сервисов в социальной сфере. Те, кто участвует в столичном проекте, называют эксперимент прорывным, отмечая его уникальность и масштаб.

На данный момент уже 21 компания предложила 38 сервисов в области искусственного интеллекта.

Модель открытых инноваций

В проекте на сегодняшний день участвуют почти 300 медорганизаций города, более 500 врачей-рентгенологов оценивают работу новых инструментов и дают обратную связь, рассказывает вице-мэр Москвы по вопросам социального развития Анастасия Ракова.

«Год назад мы начали эксперимент по внедрению искусственного интеллекта в систему столичного здравоохранения. Наша цель – увеличить точность диагностики и снизить нагрузку на персонал», — объясняет она.

«Москва пошла по модели открытых инноваций, то есть мы сами не разрабатываем системы компьютерного зрения, а вовлекаем разработчиков, прорабатываем сценарии применения этих систем в клинической практике, интегрируем эти решения с нашим сервисом ЕРИС ЕМИАС, далее проверяем сервисы на точность и необходимый функционал по специальной методике – и доводим проверенные и удовлетворяющие нашим требованиям сервисы до интерфейса врача», — пояснила Ракова.

«Мы планируем сделать использование технологий искусственного интеллекта нормой для городского здравоохранения. Уже сегодня в среднем при помощи ИИ-технологий обрабатывается около 4,5 тысячи лучевых исследований в день», - напомнила вице-мэр.

Дополнительная гарантия от ошибки

В медицинских организациях искусственный интеллект, интегрированный в радиологический информационный сервис ЕМИАС, анализирует несколько видов лучевых исследований — компьютерную томографию, рентгенодиагностику, маммографию и флюорографию. Эти исследования применяются для диагностики пневмонии, рака легкого и других легочных патологий, рака молочной железы, а также для выявления COVID-19.

Все врачи, которые используют в своей работе результаты рентгенологических исследований, получают как оригинальные изображения, так и изображения, обработанные с помощью искусственного интеллекта.

«Снимки поступают в базу спустя несколько минут после того, как были сделаны, — рассказывает директор Центра диагностики и телемедицины Департамента здравоохранения Москвы Сергей Морозов. — База включает миллионы изображений и постоянно пополняется. Инструменты автоматизации позволяют значительно снизить степень рутинной нагрузки на врача, помогают в обнаружении неочевидных деталей, выступают как дополнительный гарант защиты от ошибки».

В конечном итоге, уверен Морозов, это позволяет повысить качество диагностики, выявлять заболевания на ранней стадии, что способствует улучшению эффективности терапии.

Как отмечают специалисты, такой подход особенно актуален при большом потоке исследований – например, в условиях сезонных всплесков заболеваний или при реализации скрининговых программ.

Перспективная история

Генеральный директор «Айра Лабс» Михаил Беляев считает задумку столичных властей по использованию искусственного интеллекта в сфере медицины «перспективной историей».

«Во-первых, есть сложные задачи, трудозатраты, которые врач делать просто не успевает, у него нет такого времени. В этом смысле сервисы искусственного интеллекта могут, например, анализировать изображение очень быстро, они не устают, в отличие от человека. И это одна помощь, то есть речь идет по сути об автоматизации какой-то рутины, которая занимает много времени», — пояснил он.

«Во-вторых — это помощь врачу в ситуации такого характера исследований, когда к описанию порой приходится подключать специалистов узкого профиля. И в этом смысле искусственный интеллект может выступать как такой базовый помощник, который «подсвечивает» определённые патологии, и тем самым помогает врачу принимать правильные решения», — отметил Беляев.

По его мнению, роль государства — в данном случае, Департамента здравоохранения Москвы, — состоит в том, чтобы регулировать сферу использования ИИ в медицине, потому что «технологии свежие, их нужно оценивать, у них есть недостатки, их нужно дорабатывать». «Нужна и обратная связь со стороны врачей, их пожелания, рекомендации, замечания. Без этого доработка таких продуктов, она просто невозможна», — уверен Беляев.

«Сейчас мы ищем наиболее точные, удобные форматы взаимодействия и, мне кажется, пока имеем достаточно позитивные результаты. Я уверен, что вся эта история будет развиваться и совершенствоваться в плане достижения финального результата – улучшения качества оказания медицинской помощи», — подчеркнул он.

В масштабах всего мира

Эксперимент Москвы, помимо того, что он в общем имеет мировое значение — отдельный инструмент, импульс для компаний, которые будут работать в сфере искусственного интеллекта, считает коммерческий директор компании CELSUS Артем Карпинский.

«По себе могу сказать: мы не скрываем что даже просто вход в этот московский проект на этапе функционального тестирования даёт рывок в развитии нашей компании, который, если бы она делала его сама, мог бы занять полгода, а может и дольше», — отметил он.

То, что делают столичные власти в сфере применения ИИ в медицине — на данный момент крупнейший в мире проект в области искусственного интеллекта, соглашается с Карпинским руководитель проекта Botkin AI Сергей Сорокин.

«В этом проекте мы работаем с самого начала, — говорит он. — Потому что считали и считаем, что участие в этом эксперименте очень важно для нас: а именно для развития, продвижения и масштабирования нашего ИИ-продукта».

«Тот масштаб, в котором используется наша разработка в сфере искусственного интеллекта является крупнейшим в мире, поэтому остается только поблагодарить участников и организаторов этого эксперимента», — отметил Сорокин.