«Жене было страшно»: Жулин рассказал о Медведевой и Тутберидзе

Жулин рассказал о грубой ошибке Медведевой в отношениях с Тутберидзе

Известный тренер Александр Жулин поделился эмоциями от победы своих учеников Виктории Синициной и Никиты Кацалапова на чемпионате Европы над Габриэлой Пападакис и Гийомом Сизероном, чьи наставники якобы считали россиян «челядью». Также специалист рассказал, как Илья Авербух перехватил у него возможность поставить программу Евгении Медведевой, объяснил, почему фигуристка не пришла с цветами к Этери Тутберидзе, и предположил, как наставница была вынуждена выбирать между Медведевой и Алиной Загитовой на Олимпиаде.

Серебряный и бронзовый призер Олимпийских игр в танцах на льду, а ныне — популярный тренер Александр Жулин дал большое интервью, в котором поделился мыслями по поводу последних событий в профильном для себя виде фигурного катания, а также в женском одиночном, где основные тенденции задает его близкий друг — Этери Тутберидзе.

«Тренеры Пападакис и Сизерона считали, что они в космосе, а мы челядь»

Подопечные Жулина Виктория Синицина / Никита Кацалапов одержали сенсационную победу на чемпионате Европы, впервые в карьере одолев мировых лидеров в танцах на льду — Габриэлу Пападакис и Гийома Сизерона.

Разрыв оказался микроскопическим — 0,14 балла (220,42 — у россиян, 220,28 — у французов), однако для России, как и для всего мира, это золото значило очень много — с гениальными учениками Мари-Франс Дюбрей и Патриса Лозона вполне реально бороться.

«Я сам в шоке до сих пор, — признался Жулин в интервью Youtube-каналу Елены Родиной. — Был не готов к этому так рано и так скоро.

Просто карты так легли, что Вика с Никитой все тренировки катали без единого сбоя, а французы немножко пошатывались. Я вообще слышал, что они сняться хотели по какой-то причине, может, травма была.

Они казались не такими счастливыми и отточенными, хотя вроде все выглядело как всегда.

Думаю, на Пападакис и Сизерона еще могли оказать давление результаты ритм-танца. Обычно же они катают произвольную в комфортных условиях — с отрывом в 11 баллов. Там хоть на пятой точке проехаться можно и все равно победить. А тут Вика с Никитой отставали всего на 0,05 балла.

К тому же французы катали произвольный танец сразу после нас и видели, что мы были достаточно довольными — значит, получили высокие оценки. И это их немножко придавило.

Когда Пападакис и Сизерону очень долго выставляли баллы, я подумал, что там что-то пересматривают, что мы не выиграем, потому что сейчас все сделают под французов.

Оказалось все гораздо проще: на компьютере в контенте Сизерона изначально был поставлен неправильный элемент, которого в произвольном танце быть не может. Он делал другой элемент, но компьютер из-за этой ошибки его не увидел, и получилась оценка ноль. Потом долго исправляли это вручную — отсюда и задержка.

Восемь минут ожидания тянулись очень долго. Потом оценка подравнялась, но Синицина / Кацалапов все равно выиграли произвольный танец и стали чемпионами.

Сами Пападакис и Сизерон после этого нам вслед не шипели, но их тренеры просто перестали нас замечать. Считали, что они в космосе находятся, а мы челядь. И вдруг оказалось, что челядь тоже что-то может».

«Ученицы Тутберидзе становятся похожи друг на друга»

Порассуждал Жулин и о недостатке хореографического разнообразия в мировом фигурном катании, приведя примеры из одиночного:

«Сейчас мы находимся в переломном моменте. Весь пьедестал занимают ученицы Тутберидзе, но в этом возрасте она становятся все похожи друг на друга — за исключением, может, Камилы Валиевой, хотя и она тоже, потому что все программы ставит Даниил Глейхенгауз.

Когда работает один и тот же хореограф, видна одна рука. Думаю, Тутберидзе придет к тому, чтобы менять постановщиков, иначе все будет похоже. Но сейчас с Даниилом Этери все устраивает, потому что ставят хорошие оценки.

Пока еще не начали говорить, что девочки все на одно лицо, ничего не будет меняться. А потом, думаю, Тутберидзе будет что-то придумывать.

Что бы я посоветовал Этери, если вообще имею на это право: дай трем девочкам трех разных хореографов, и они будут по-другому выглядеть».

«Трусова бы ничего не выиграла во времена Катарины Витт»

Жулин отметил, что в данный момент в фигурном катании наступила эпоха технического прогресса, в то время как раньше больше ценилась художественная составляющая и красота исполнения.

Разные подходы влияют на то, какие герои выходят на авансцену, и сейчас олицетворением времени является Трусова, однако для сохранения хотя бы некоторого баланса между прыжками и изящностью на льду ее приходится сдерживать правилами.

«Наверное, Саша Трусова ничего бы не выиграла в те годы, когда катались Катарина Витт, Джанет Линн, когда ценилась красота «ласточек» и вообще скольжения…

Я не намекаю на то, что Трусова не компонентна. Просто в то время такая фигуристка бы не появилась в принципе.

Почему сейчас идет столько разговоров по поводу того, что Александре не разрешают прыгать четверной в короткой программе? Потому что ежу понятно, что если в короткой она не делает четверной или тройной аксель, то заведомо проигрывает девять баллов. Почему так происходит? Значит, что-то не то, — отметил специалист.

— Зато, если Трусова выходит в произвольной и делает пять квадов, то она это отставание отыгрывает и всех побеждает».

«Должен был ставить Медведевой программу, но тут подвернулся Авербух»

Несмотря на активную деятельность главного тренера, Жулин иногда соглашается поработать в качестве хореографа-постановщика для фигуристов из других видов — например, этой зимой он ставил программу спортивной паре Александра Бойкова / Дмитрий Козловский.

Как оказалось, он создавал программы и для Евгении Медведевой еще с тех времен, когда она еще была юниоркой, и таким образом стоял у истоков ее пути к большой популярности.

«Я делал для Евгении три программы — с двумя из них она выиграла юниорский чемпионат мира сезона-2014/15. Как договорились о сотрудничестве? Просто Этери позвонила — а мы с ней очень близки, хорошо дружим.

Нет, дружим не из-за того, что она когда-то выступала в танцах на льду, — об этом я узнал гораздо позже. Просто в первый раз, когда мы увиделись, хорошо разговорились. Мне было с ней очень интересно: она такая вся откровенная, открытая, — настоящий человек, со своим видением.

И вот она мне позвонила, спросила: «Не хочешь поработать с Женей Медведевой?». Я говорю: «С удовольствием, она моя любимая фигуристка еще с юниоров».

На мой взгляд, я сделал Евгении замечательные программы — «Шербурские зонтики»…

... и «Танго Чак».

А для ее первого взрослого сезона я сделал короткую под мелодию «Белые ночи».

Должен был ставить произвольную, но у меня что-то по времени не срасталось. Я говорю: «Этери, можешь подождать, пока я приеду?». Но тут подвернулся Авербух и сказал, что все сделает бесплатно.

А я работал платно. Но у Ильи своя история — зато теперь Евгения у него катается в шоу, и так будет до старости. Ну, сами подумайте, на что тут мог быть прицел с фамилией Авербух (смеется).

После того сотрудничества он и начал с ней работать. Но я на самом деле думаю, что Илья тогда поставил ей замечательную программу. Не жалел ли я? А чего жалеть. Поставил Илья, а я был занят. Не помню, чем, — может, на сборах уже находился».

«Ставь прыжки, где хочешь, они все сделают»

Также Жулин рассказал о стиле работы Тутберидзе с хореографами. Оказалось, что наставница оказывает довольно сильное влияние на итоговую постановку.

«Тренер и хореограф-постановщик — это обычно совершенно разные люди, но я не могу сказать того же самого про Этери. Она очень много в хорошем смысле влезает в процесс, — отметил специалист.

— Во-первых, она на коньках сама. Во-вторых, она всегда подсказывает, где лучше начать и закончить дорожку, из каких элементов ее составить, — очень важно ведь, чтобы дорожка была четвертого уровня, а не третьего. Говорит, где вращение лучше поставить.

А вот к прыжкам Этери относится так: «Ставь, где хочешь, они все сделают. Во второй половине даже лучше».

«Если Медведева катала один и тот же контент, значит, другой не могла»

Рассуждая о расстановке элементов в программах, Жулин отметил, что Тутберидзе великолепно пользуется всеми возможными способами получить дополнительные баллы в рамках действующих правил.

«В случае с Загитовой все прыжки во второй половине на Олимпиаде — это был четко продуманный шаг. Помните, американцы кричали направо-налево, что программа несбалансированная?

Но если во второй половине по правилам была надбавка за каждый элемент, а Этери подготовила спортсмена так, что он может это сделать, то я считаю, что она гениально поступила.

Мне кажется, что если бы Тутберидзе сказали, что все прыжки нужно сделать с 3:40 до 04:00, то она бы так и поставила. Шла бы программа, а потом прыжок-прыжок-прыжок-прыжок — и финал.

Раз пишете такие правила, значит, ставите тренеров в такие условия», — резюмировал специалист.

При этом Жулин исключил любую вероятность того, что некоторым ученикам Тутберидзе якобы не дает самый сложный контент из возможного по отвлеченным от спорта причинам:

«Медведеву обвиняли в том, что она катала один и тот же контент на протяжении всей карьеры у Этери? Слушайте, ну раз она его катала, значит, другого не могла.

Мы вместе находились на сборах перед Олимпиадой в Пхенчхане — я сам присутствовал на тренировках, наблюдал.

Тренер же не идиот — видит на занятиях, что не надо ставить все прыжки во вторую половину. Если человек падает с прыжка, ему не хватает физических сил, а ставишь два элемента в первую — и он докатывает, значит, надо ставить так. Вот и все.

Как вы думаете, почему Трусовой сейчас ставят три квада в произвольную, а не пять, как она пробовала раньше? Потому что сегодняшний день она не может пять.

Тренер же не будет плести интриги: «Давай ты сегодня сделаешь три, мне надо, чтобы выиграла Щербакова». Это бред собачий».

«Думаю, Этери спрашивали, кто у нее в приоритете — Загитова или Медведева»

В ходе интервью Жулин даже попытался поставить себя на место Тутберидзе и ответить на жесткий вопрос: «Почему вы поставили такой сильный контент на Олимпиаде Загитовой, ведь было же понятно, что при ее чистом прокате у Медведевой не будет шанса?»

«А вы не думали, что, если бы Евгении поставили каскад тройной лутц + тройной риттбергер, она бы с него упала и, может быть, даже второе место бы потеряла?

Этот прыжок у нее был не наработан, — подчеркнул специалист. — Это была не подстраховка со стороны Тутберидзе, а мысли о любимых ученицах — об обеих одинаково. Этери хотела быть честна сама перед собой. Сделала все, что могла, а они должны были разобраться сами, кто лучше.

Помню, в 2001 году после родов вернулась моя супруга на тот момент Татьяна Навка и начала кататься с Романом Костомаровым. А я в это время уже два года тренировал пару Наоми Ланг / Петр Чернышев.

Мы тогда поехали на турнир в Австралию, ко мне подошли судьи и спросили: «Кто у тебя в приоритете?». Я говорю: «Кто будет лучше, тот и будет выше».

Вы думаете, Этери такие вопросы не задают? Кто у тебя в приоритете — Загитова или Медведева? Думаю, она сказала: «Кто прокатается лучше, тому так и ставьте».

Причем люди подходят и спрашивают даже не для того, чтобы потом что-то сделать, а реально сами не понимают, кто лучше. Хотят узнать мнение тренера».

«Медведева не застала Этери на катке с цветами? Идиотизм полный»

Жулин подчеркнул, что хорошо относится к Медведевой и понимает ее решение сменить тренера, однако уход без благодарности Тутберидзе считает серьезной ошибкой.

«Я с Женей в отличных отношениях. И с ее мамой. По телефону я Этери сказал: «Слушай, она могла уйти. Но единственная ее стопроцентная ошибка — это то, что ушла без цветов и без «спасибо». Это просто некрасивый поступок.

Почему не подарила цветы? Боялась, что Этери ее просто по башке ударит и проломит голову. Потому что она эмоциональный человек. Сейчас бы она уже этого не сделала, а в тот момент в этом не было уверенности. Жене просто было страшно.

Катя Боброва сказала, что Медведева приходила на каток с цветами, но не застала Этери? Идиотизм полный. Надо было застать.

Курьер с доставкой цветов? Нет, это тоже не дело. Надо с глазу на глаз. Можно было в шлеме прийти. Помирятся ли они? Думаю, они и не ссорились», — подытожил Жулин.