4 декабря 2016

 $63.88€68.00

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть











(none)

«В США приходится объяснять, что русские не пьют»

Александр Шлеменко о предстоящем бое, своей академии и правильном образе жизни

Александр Шлеменко
Александр Шлеменко

Фотография: profc.com.ua

Российский боец ММА, экс-чемпион мира в среднем весе по версии Bellator Александр Шлеменко в редакции «Газеты.Ru» рассказал о своем предстоящем в Москве 20 декабря бое со швейцарцем Ясуби Эномото, о грядущем открытии собственной академии, карьерных планах и взглядах на жизнь.

«Остались плохие воспоминания от вегетарианства»

— Вы всю жизнь занимаетесь спортом, но в России по-настоящему стали известны после фразы, сказанной прямо в октагоне в камеру после победы в чемпионском бою над Майкелом Фалкау, «бразильцы вон там лежат». Вы согласны с этим?
— Не совсем согласен, но определенную роль та фраза, конечно сыграла. Как-то она полюбилась. Ее стали много обсуждать, может быть, она кому-то показалась смешной. Да, она добавила известности.

— Характеристики «смешная» мне слышать не доводилось. Скорее, люди делятся на тех, кто считает, что фраза была актуальной и к месту, и тех, кто, наоборот, говорят, что так говорить было неправильно. Вам самому не приходилось жалеть о сказанном?

— Нет, конечно!

Я всегда стараюсь подбирать слова, тем более в том контексте это было к месту. Кто следил за тем антуражем того боя и видел, как мой соперник повел себя на взвешивании, понимает, что это был своеобразный крик души. Мне было даже приятно это сказать. Я ни в коем случае никого не обидел, не оскорбил.

Я просто ответил тому человеку на то оскорбление, которое было в начале турнира на взвешивании.

— Знаменитое российское «чем хуже — тем лучше» для вас верно? И когда соперники ведут себя вызывающе, агрессивно и оскорбительно, вам помогает?
— Ну да, это мне помогает, потому что сам бог велел этого человека избить, ведь он тебя не уважает, тебе проще на него настроиться. Хуже драться, когда у тебя хорошие, дружеские отношения. Тяжело себя мотивировать на то, чтобы человеку сделать больно. Мы же тоже не роботы. Поэтому, естественно, когда человек тебя не уважает, кричит, оскорбляет, тебе легко ответить ему, сделать ему больно.

— После той победы над Фалкау, когда вы завоевали чемпионский титул, вы его трижды защищали, но в сентябре уступили американцу Брэндону Хэлси и утратили пояс. Опишите свое состояние в тот момент.
— Если честно, сразу я очень сильно расстроился. Очень серьезно. Получается, что вся работа была насмарку, и я всю ее перечеркнул своим выступлением. К тому же я пошел по не совсем правильной дороге, много чего изменил, в том числе стал вегетарианцем, что, как я понял потом, привело меня к потере титула.

— Тот бой стал поворотной точкой, и вы вернулись к прежнему режиму питания…
— Да, я вернулся, потому что у меня уже нет времени на эксперименты. Мне нужно восстанавливать свои потерянные позиции в этом спорте и идти дальше. У меня нет времени ждать, когда же я начну получать энергию от вегетарианской диеты. У меня остались плохие воспоминания от этого. Я считаю, что я был хорошо подготовленным человеком, а после этой диеты потерял форму. Я попытался наверстать, я думаю, что сейчас наверстал. Я очень жду этого боя в субботу. После того поражения я сам себе сказал, что вернусь другим бойцом, и теперь я совершенно другой, готовый идти дальше, и мне хочется сейчас самому посмотреть на себя со стороны. Очень хочу понять, как это будет.

«Самому интересно, как буду драться»

— Мнения по поводу вашего соперника Ясуби Эномото полярны: кто-то говорит, что швейцарец удобен для вас, кто считает, что все наоборот. А как вы сами оцениваете своего ближайшего соперника?
— Это единоборства. Мы занимаемся не легкой атлетикой или какими-то другими видами спорта. У нас может произойти все, что угодно, тем более наша весовая категория — до 84 кг — это уже довольно тяжелый вес. Здесь решающим может оказаться любой удар, любые удушающий или болевой приемы. Ясуби Эномото – крепкий парень, крепкий боец, который участвовал в серьезных передрягах, бился с сильными соперниками. Он трижды дрался с Шамилем Зауровым, с другими российскими бойцами. Он хорошо знает русских, хорошо знает, как здесь готовятся. Он очень опытный, хорошо подготовился, знает, как надо выстраивать бой с соперниками из российской школы, поэтому я не считаю его слабым. Я его считаю молодым, хорошим, опытным бойцом, тем более он понимает, что для него этот бой — отличная возможность, лучше просто не придумаешь. И, конечно, он постарается по максимуму использовать ее.

— Вашим слабым местом после поражений считаются удушающие приемы и вообще борьба. Эномото — боец, который может хорошо бороться в партере, вы готовились по-особому к этому бою?

— Ну, я тоже могу бороться в партере, просто не всегда (смеется). Естественно, я всегда работаю над собой. Это смешанный стиль, здесь нет такого, что я наплевал на борьбу или еще что-то. Другое дело, что я не всегда хочу бороться. Кое-где бывают ошибки, но мы их исправляем и возвращаемся сильнее. Поэтому, еще раз повторю, самому интересно, как я буду драться. Этот бой очень показателен для меня самого.

— У вас уже запланирован и следующий бой. 13 февраля уже на турнире под эгидой Bellator вам предстоит сразиться с Мелвином Манхуфом. Расскажите об этом бое.
— Если честно, ничего не хочу говорить и забегать вперед. Я настраивался подраться с Манхуфом вместо боя с Эномото. Я хотел защитить свой титул в бою с Хэлси, и следующим на очереди должен был быть Манхуф, но судьба распорядилась иначе.

Сейчас я полностью сосредоточен на Ясуби Эномото. Я ни в коем случае не считаю его слабым бойцом. Любой, у кого крепкая голова, и кто умеет бить, опасен.

Я не хочу забегать вперед. Один раз уже сделал это и потерял титул.

«Осталось поговорить с министром спорта»

— Вы также являетесь тренером, и в новом году в Омске должна открыться академия вашего имени. Нынешняя ситуация с обвалом рубля не может на это повлиять и все отсрочить или сорвать?
— Я надеюсь, что нет. Мы и так планировали открыться в мае. Очень нервный год из-за этого получился, и это тоже в какой-то степени повлияло на мои результаты, потому что очень много сил уходило на решение вопросов, приходилось очень много ездить, встречаться. Постоянные разговоры, переговоры… Но сейчас все уже подошло к решающей фазе. Мы закупили оборудование, тренажеры, ковры, все, что нужно. Дело за малым — подписать договор с Омской областью, и все.

— А в этом отношении есть какие-то конкретные подвижки или идет обычный рабочий процесс?
— Мы над этим работали целый год! Сейчас осталось просто встретиться мне и министру спорта и все закончить. Мы планируем в начале года уже запуститься, потому что дети не должны страдать. Должно появиться место, где будут расти чемпионы.

— Это будет некий прорыв в плане тренировочных условий для России?

— Для Омска. Думаю, даже для всей Сибири. Я не побоюсь этих слов, считаю, что на территории за Уралом это будет лучший зал. И один из лучших в России по своей укомплектованности. У меня большой опыт тренировок в различных залах, не только в российских, и мы делаем все по мировым стандартам. Чтобы мог прийти ребенок и начать тренироваться, не будучи профессионалом. К сожалению, не все залы могут этим похвастать.

«Меня хорошо принимают в Америке»

— Турниры Bellator проводятся в США. Учитывая непростую политическую обстановку, не было ли каких-то там особых историй и как вообще в Америке относятся к россиянам?
— Сколько я выступал, хочу сказать, что к русским людям очень интересное отношение. Долгое время была «холодная война», и о нас в Америке узнавали из фильмов. Теперь они понимают, что по большей части все, что они видели, было враньем. У меня, например, там спрашивали, почему я не пью? Я сказал, что русские не пьют, и это вас обманули. Они были так удивлены, но теперь многие, с кем я там встречался, уверены в этом. После того боя с бразильцем я пользуюсь в США довольно большой популярностью, на удивление. Меня хорошо встречают и поддерживают. В последнем бою, в котором я там дрался, меня очень много народу встречало и поддерживало.

— Вы стали популярны во многом благодаря эпатажной фразе, которую произнесли в искреннем порыве, а попробовать организовать перед боями «trash talk» специально не было желания?
— Я думаю, что это должно идти от души. Тогда это нравится людям и они это любят и принимают. Если же у тебя это наигранно, то рано или поздно это вскроется и ничего хорошего не выйдет.

— Вы недавно комментировали выход на ринг Олейника в майке с изображением Путина, а сами могли бы выйти на бой в футболке с принтом президента России?

— У меня своя позиция: я не хочу смешивать спорт с политикой, потому что это очень опасно. Считаю, что этого не нужно делать. Возьмем ту же историю Олимпийских игр. Для чего был придуман спорт? Чтобы наступал мир, и это уводило от политики. Сейчас очень много людей, наоборот, смешивают данные вещи, и я считаю, что это не совсем правильно.

— То есть вы согласны с мнением, что спорт для людей — это замена войны?
— Да, естественно!

Олимпийские игры и придумывались, чтобы в мирных условиях выясняли отношения. Все страны воюют за медали, и это нормально. Да и наши бои показывают силу. Все смотрят, насколько силен человек, как он себя ведет на ринге и в жизни — все это тоже важно.

— В игровых видах спорта есть утверждение, что тренер должен «убить» в себе игрока, чтобы стать хорошим специалистом. Для единоборств это вряд ли верно, но не мешает ли вам личная карьера в тренерской работе, ведь ваши подопечные выступают в том числе и в Bellator, и это наверняка отнимает у вас эмоции?
— Мне это только помогает, потому что зачастую невозможно понять, работает ли то или иное действие в бою, если тренер сам не выступает. Со стороны кажется все очень просто, со стороны все очень легко. Например, если ты проиграл каким-то приемом, то со стороны кажется, что ты просто не доработал. На самом деле это не так, и все гораздо сложнее. Необходимо все прочувствовать самому, а когда у тебя есть еще и большой багаж теоретических знаний — это отличная предпосылка к тому, чтобы стать успешным тренером.

— Вы легко признаете ошибки?
— Да. Я хорошо признаю и ошибки, и прислушиваюсь к критике, опять же, если она только не высосана из пальца.

— А на какую критику вы реагируете? Следите за прессой, слушаете профессионалов, сами идете за какими-то советами?

— Конечно же, я слежу за всем. За нашей прессой, за иностранной. Также я просматриваю комментарии — мне все это интересно.

— Не смущает количество грязи в комментариях?
— Если это искренний, настоящий комментарий, то, как правило, он хороший и интересный. Часто же просто встречаются «тролли», фейковые люди, которые преследуют собственные цели, а не хотят высказать мнение. Кто-то представляет конкурирующие организации… Как можно к ним относиться? Такие люди не могут открыть свое лицо. Я всегда готов обсудить что угодно с любым человеком. Если он говорит, то должен уметь ответить за свои слова.

«Каждый должен быть политиком»

— Какие у вас глобальные цели в вашей карьере бойца, тренера и функционера, раз вы открываете собственную академию?
— Во-первых, становиться самым сильным бойцом. Во-вторых, чтобы мои ученики были самыми сильными бойцами. А для академии — привлечь максимальное количество детей для занятий спортом. Неважно, станут ли они профессиональными бойцами. Самое главное для нас, правильно их воспитывать, учить жить трезво, любить свою родину. Не променять ее на резаную бумагу в виде долларов, евро или рублей.

— Вы для многих являетесь примером для подражания. Что вы посоветуете в нынешней ситуации людям? Как правильно жить? В чем суть?
— Суть очень проста. Надо вспомнить, как мы жили раньше. Не надо смотреть, что показывают по телевизору. Нужно понять, что деньги не дадут счастья. Что нужно человеку в первую очередь? Семья и дети, чтобы они были здоровыми. Для этого нужно жить трезво. Нужно уметь содержать свою семью — иметь жилье и возможность прокормить свою семью. Не стоит гнаться за деньгами. Сколько бы у тебя ни было денег, их никогда не будет больше, чем у того, кто их печатает.

— У вас есть характер, есть четкая жизненная позиция, вы никогда не сдаетесь, что во время боев, что по жизни. Нет ли у вас желания пойти в политику?
— Желание-то есть, но я понимаю, что пока, на данный момент, я здесь могу сделать больше.

Я и сейчас ведь занимаюсь той же политикой. Я занимаюсь пропагандой здорового образа жизни, занимаюсь патриотическим воспитанием молодежи, хожу в школы, встречаюсь с трудными подростками.

Хочу открыть свою школу, чтобы и дальше заниматься воспитанием подрастающего поколения. Считаю, что это намного важнее, чем просто так «лить воду» на уши людям и ничего толком не делать. В будущем я ничего не исключаю. Считаю, что каждый человек должен заниматься политикой, если он хочет жить в своем государстве так, как он хочет. Чтобы законы писались так, как ему нужно, а не так, чтобы приняли закон, и человек теперь не знает, как дальше жить.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице Бокса/ММА.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru