Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Раздевают догола: арестанты недовольны унизительным досмотром

В Госдуме назвали унизительным досмотр с раздеванием в московских СИЗО

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Борьба с мобильным мошенничеством в СИЗО и колониях привела к тотальному досмотру всех столичных арестантов — вплоть до принуждения к полному оголению, сообщили «Газете.Ru» в ОНК Москвы. По данным общественников, недовольные унизительной процедурой заключенные отказываются снимать трусы, из-за чего их изолируют — больше половины столичных карцеров заняты такими недовольными. В Госдуме поддержали заключенных, а в СПЧ назвали их возмущения безосновательными.

Заключенные столичных СИЗО стали массово отказываться снимать трусы во время досмотра, называя эту процедур унизительной. Об этом «Газете.Ru» сообщила член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) города Москвы Ева Меркачева.

Она рассказала, что сотрудники ФСИН вынуждают арестантов, возвращающихся с заседаний и следственных действий, снимать с себя все, включая нижнее белье, в комнатах досмотра.

«Это во всех СИЗО столицы сейчас происходит, подтверждаю как член ОНК. Если раньше сотрудник закрывал глаза на то, что заключенный в трусах, пощупал и все, то сейчас работники исполняют все требования. В большей степени недовольны заключенные, скажем так, криминальной направленности. Конечно, это принижает достоинство и обычных заключенных, но они не поднимают шум, как первые. Преимущественно возмущены персонажи с татуировками», — уточнила правозащитница.

Заключенных, которые препятствуют проведению процедуры, отправляют в карцеры (одиночные штрафные камеры — «Газета.Ru»). «Они и так всегда наполнены, потому что много нарушающих, но сейчас половина от тех, кто там находится, сидит за трусы.

В карцерах на данный момент ситуация разная: где-то лучше, где-то хуже. В пятерке (СИЗО №5) — условия неплохие, худшие — в Матросской тишине. Но там днем кровать пристегивается к стене. И заключенные жалуются, что устают все время ходить, поэтому до отбоя ложатся отдыхать на пол», — делится Меркачева.

Раздевание заключенного законом не запрещено. Напротив, согласно ФЗ от 27 декабря 2019 года N 520-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», полный досмотр арестанта сопровождается тщательным осмотром тела обыскиваемого, что включает в себя раздевание или обнажение участков тела. При этом процедуру должны проводить сотрудники СИЗО одного пола с заключенным. Присутствие лиц противоположного пола за исключением медицинских работников запрещается.

Однако из уважения чувств собственного достоинства арестанта, а также благодаря оснащению изоляторов металлоискателями и крутящимися кабинами досмотра, как в аэропорту, сотрудники столичной ФСИН процедуру раздевания использовать перестали.

Но сейчас, по словам члена ОНК, подход к досмотру изменился. «Это связано с борьбой с мобильниками, которую объявили власти», — объясняет Меркачева.

Отметим, что только за первое полугодие 2020 года число телефонных мошенничеств из мест лишения свободы выросло в два раза. Такие данные представил депутат Госдумы Александр Хинштейн. Он уточнил, что в каждой третьей колонии работает нелегальный колл-центр. «23% всех преступлений в России, то есть, по сути, каждое четвертое из числа зарегистрированных сегодня, совершается именно с использованием этих самых IT», — сообщал чиновник.

Только 30 сентября Госдума приняла в первом чтении предложенный Хинштейном законопроект, в котором указан механизм отключения незаконно используемой сотовой связи в колониях и СИЗО. Инициативой предлагается установить возможность отключения отдельных абонентских номеров. Так, операторы мобильной связи должны будут прекратить обслуживать клиента, находящегося в месте лишения свободы, после мотивированного письма от территориального органа уголовно-исправительной системы.

Борьба с мобильными мошенниками и привела к раздеванию заключенных, убеждена Меркачева. Она отметила, что металлоискатели часто барахлят и не видят мобильные телефоны, а крутящиеся кабины досмотра отказываются посещать сами арестанты. «Кабины досмотра во всех СИЗО есть, но, например, в женском СИЗО № 6 заключенные не хотят через них проходить, потому что получают дозу излучения и жалуются на головные боли», — пояснила член ОНК Москвы.

Тем не менее со своей коллегой не согласился ответственный секретарь столичной ОНК Алексей Мельников. «Никаких волнений нет, вчера был в трех следственных изоляторах. Все спокойно. Процедура досмотра, конечно, неприятная, но она и раньше была. Сейчас бы не взбунтовались заключенные. Мне не раз на это не жаловались, если бы жаловались, я бы пошел, проверил», — с негодованием ответил он на вопрос «Газеты.Ru».

По его словам, заключенным также нечего беспокоиться из-за кабин досмотра, так как там — «минимальная доля облучения, от которой точно голова болеть не будет».

Меркачева подчеркивает: ее данные действительно могут разниться с информацией остальных правозащитников: «Ну не знаю, может, он [Мельников] в карцеры не заходил. Он не фиксирует жалобы, я фиксирую».

Член Совета по правам человека при президенте РФ и председатель организации «Комитет против пыток» Игорь Каляпин в свою очередь считает, что заключенные высказывают чрезмерно необоснованные требования.

«Но это не значит, что надо становиться на их сторону и идти на поводу. Не понимаю, а что такого страшного, если при досмотре, человек снимет нижнее белье. Мало ли что заключенные считают, это не какое-то новое правило.

Никто раньше ничего унизительного в этом не находил. Я не вижу в этом сильного давления при соблюдении всех норм — например, присутствия сотрудника того же пола», — рассуждает Каляпин.

И правозащитники, и депутаты уверены: цель оправдывает средства — мобильное мошенничество необходимо прекратить. «В некоторых местах работают целые колл-центры, которые, используя социальную инженерию, совершают мошеннические действия в отношении граждан. Конечно, с этим злом нужно бороться. Если есть подозрение, что в СИЗО есть сим-карта, которая не идентифицируется с физическим или юридическим лицом, то органы правопорядка обязаны досмотреть, изъять. Если нечего прятать и скрывать, то я не вижу проблем», — сообщил «Газете.Ru» член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный.

Если же раздевание не обосновано и процедура связана «с нарушением прав и свобод человека, унижением достоинства, то, конечно, ее надо пересматривать», убежден депутат.

Блокировка и изъятие отдельных сим-карт не поможет остановить такую «унизительную» процедуру досмотра, считает первый зампред комитета по государственному строительству и законодательству Юрий Синельщиков.

«Я считаю, что эта процедура унизительна. И это не закончится. Я предлагал глушилки ставить, а решили убирать сим-карты избирательно — одного заблокируют, другого не заблокируют. Глушилки не выгодны тем, кто носит телефоны за взятки, кто сидит в особых элитных камерах, а также тем, кому надо прослушивать телефоны злоумышленников, чтобы знать об их связях. То есть тут есть здоровые и нездоровые интересы. Надо покончить со всеми ними», — подчеркнул чиновник.

«Газета.Ru» направила запрос в московское управление ФСИН с просьбой прокомментировать жалобы заключенных, а также рассказать, какие меры ведомство собирается принять, чтобы предотвратить волнения. На момент публикации материала ответа не поступило.