«Шутить перестали»: как россияне покидают Китай

Россиян из Китая начнут вывозить самолетами ВКС с 3 февраля

Власти продолжают эвакуацию россиян из Китая, где вспыхнул новый коронавирус. Из наиболее пораженных регионов граждан России будут вывозить бортами ВКС РФ. Вирус уже поразил более 11,1 тыс. человек, 258 из них умерли. Россияне, которые учатся и работают в КНР, рассказали «Газете.Ru» о том, как вирус изменил жизнь в городах-миллиониках, что резко подорожало в магазинах и почему они могут не вернуться обратно.

Россиян, находящихся в Китае, начали вывозить на родину. Президент РФ Владимир Путин отдал приказ привлечь самолеты ВКС к эвакуации российских граждан из районов КНР, наиболее пораженных коронавирусом.

Ранее в Кремле заявили, что борты ВКС вылетят за россиянами уже 1 февраля, однако пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков уточнил, что эвакуация с помощью самолетов начнется 3-4 февраля. По его словам, «потребовалось определенное время для завершения согласования полетной информации китайской стороной». Сейчас эвакуация проходит через приграничные пункты в Приморье.

По официальным данным посольства РФ в Китае, в провинции Хубэй, откуда началось распространение коронавируса, находится 341 россиянин, из них 300 – в столице Ухань.

«Выходить из дома некуда»

Риана приехала в город Яньтай в провинции Шаньдун на востоке Китая в начале этого учебного года, чтобы пройти языковые курсы в университете Лудонг. Несмотря на то, что Яньтай находится в 1000 км от Уханя, жизнь в городе-миллионике заметно изменилась в последние две недели.

— Про вирус я узнала примерно в начале января. Тогда до нас только доходили новости о первых зараженных, и мы не думали, что это превратится в эпидемию. Казалось, что все под контролем, поэтому я и мои друзья продолжали оставаться на месте и планировали путешествие по Китаю в новогодние каникулы.

8 февраля я со своим парнем планировала поехать на остров Хайнань, но потом обстановка начала обостряться (около 170 российских туристов экстренно эвакуировали с острова в конце января из-за распространения коронавируса – «Газета.Ru»).

После китайского Нового года мне позвонили родители и сказали брать билет в Питер. Я тогда не очень хотела этого, но понимала, что это рациональный поступок, поэтому уже 2 февраля планирую вылететь в Питер из города Циндао. Кстати, цены на авиабилеты поднялись.

Сначала я хотела вылететь из своего города Яньтай, нашла билет за 37 тыс. руб., а когда начала оформлять, он стал стоить 61 тыс. руб.

Поэтому пришлось искать билет из Циндао, в 180 км от моего города, и брать его за 33 тыс. руб., хотя и это очень дорого – нормальная цена за билет в один конец примерно 20-25 тыс. руб.

Сам Яньтай не закрыт, но выходить особо некуда, транспорт почти не ходит. Мы с друзьями хотели провести китайский Новый год в караоке-баре, но потом узнали, что все они закрыты. Праздник встречали дома.

За пару дней до китайского Нового года, я и моя подруга решили пойти в аптеку, чтобы купить маски. В первой аптеке их уже не было. Во второй одна маска со специальным уровнем защиты стоила 300 руб. Люди скупали их пакетами – с чеками на 10 тыс. руб. Мне пришлось потратить тысячу только на три маски.

В Китае в принципе везде антисанитария. Даже в маникюрных салонах редко обрабатывают маникюрные принадлежности, а ведь через них передаются и венерические заболевания в том числе.

Дело в том, что здесь очень развита инфраструктура уличной еды – она везде. Конечно, в таких уличных палатках нет никаких умывальников или антисептиков. Люди берут еду грязными руками, поэтому отравление после такой еды – явление нормальное. Также в Китае много несетевых «забегаловок», где можно покушать, обычно там неопрятно и не очень чисто.

Учителя в университете сказали пока не возвращаться из России — нам сообщат, когда возобновятся занятия. Местные власти говорят, что пик эпидемии будет в феврале. Я уже собрала все свои вещи на случай, если не вернусь. Если вирус не исчезнет, придется остаться в России.

«Я не брала билеты обратно в Китай»

Виталина переехала в Китай осенью прошлого года, чтобы учиться в магистратуре в университете города Сямэнь (провинция Фуцзянь на юго-востоке КНР) в 1,7 км от Уханя.

Хотя первый случай заражения произошел еще в конце прошлого года, я и мои однокурсники стали обсуждать коронавирус только в 20-х числах января, когда стало ясно, что эпидемия распространяется и появились новости о жертвах. Вообще про вирус я узнала от родителей, которые живут в России.

11 января у нас в университете начались каникулы, которые должны были продлиться до 16 февраля. Я не планировала уезжать в Россию на это время – хотела путешествовать по Китаю, но теперь планы изменились. Не хочется сейчас оставаться в Китае, потому что обстановка довольно подавляющая, особенно когда со всех сторон приходят новости о новых зараженных.

В нашем городе нет карантина – он введен только в провинции Хубэй, где началась вспышка коронавируса, но и у нас многое изменилось после того, как болезнь стала распространяться. Сейчас в городе закрыты все общественные места, в том числе храмы и туристические локации. Движение автобусов и маршруток очень сильно ограничено.

Абсолютно все мероприятия в честь китайского Нового года отменили – не было вообще ничего. Например, наш университет организовывал праздничный ужин и просмотр китайской новогодней передачи для студентов, но в результате праздник мы отмечали в своих комнатах в общежитии.

У китайцев есть традиция в Новый год собираться всей семьей, а потом еще в течение несколько дней ходить друг к другу в гости. Понятно, что из-за коронавируса все это отменилось.

Уже вторую неделю жители города в основном сидят дома, самая дальняя прогулка – в ближайший магазин. Кстати, там я не видела пустых полок с продуктами, по-моему, никакого дефицита товаров нет, хотя в разных городах складывается разная ситуация.

Например, мой друг – студент из Уханя (там началась вспышка — «Газета.Ru») рассказывал, что у них после введение карантина подорожали некоторые виды продуктов.

Единственное средство профилактики от вируса – маски. Мне повезло, что я зашла в аптеку еще когда к вирусу относились не так серьезно, и успела купить себе упаковку масок. Потом их не было уже ни в одной из шести аптек рядом с университетом.

Хотя атмосфера в моем городе подавленная, жители, конечно, стараются не впадать в уныние. Когда новости о вирусе не казались такими серьезными, люди даже шутили по этому поводу, но потом перестали. Поскольку сейчас все сидят дома и лишены живого общения, жители пытаются развлекаться с помощью соцсетей. В общие чаты скидывают разные тесты или ради шутки делятся, кто сколько шагов прошел по квартире за сегодняшний день – в общем пытаются как-то друг друга поддержать.

Сейчас очень многие авиакомпании отменяют рейсы внутри Китая и за его пределы, поэтому я решила уехать в Россию, пока еще можно достать билеты. Кстати, я не заметила, чтобы они сильно подорожали в цене.

Начало учебы в нашем университете отложили, и пока неизвестно, насколько. Нам сказали, что сообщат, когда можно будет вернуться. Пока я в подвешенном состоянии и даже не брал билеты обратно. В любом случае, думаю, что в КНР я вернусь не раньше марта.

«Без маски в метро не пустят»

Арсений три месяца преподает английский язык детям в школе в городе Чжэнчжоу в провинции Хэнань, соседней с провинцией Хубэй. Чжэнчжоу расположен в 465 км от Уханя.

Наш город довольно большой – 11 млн человек. Нас не закрыли на карантин, город можно легко покинуть, потому что аэропорт и вокзалы работают, но внутри самого Чжэнчжоу передвигаться сложно – движение общественного транспорта ограничено. Например, недавно я ждал автобус у вокзала около 40 минут, хотя раньше они ходили намного чаще.

Во всех общественных местах оставили открытым только один парадный вход, чтобы все посетители обязательно прошли процедуру измерения температуры с помощью электронного градусника.

Эти приборы моментально показывают температуру, а затем человек должен записать на входе свое имя и телефон.

Если жители выходят на улицу, то обязательно в маске. Без нее тебя не пустят в метро, если стоишь где-нибудь в очереди без маски, то рядом стоящие люди скорее всего предложат тебе маски из своих упаковок.

Несмотря на расхожее мнение, для китайцев вовсе не так привычно носить маски – в обычное время люди выходят на улицы без них, несмотря на проблемы с экологией.

Магазины и даже торговые центры открыты – нет никакого дефицита. Кстати, в Китае я ни разу не видел, чтобы аптеки как-то спекулировали на теме коронавируса и предлагали несуществующие лекарства от него. Но большинство людей все равно сидит дома – улицы пустые. Это не прямой запрет, просто власти сказали, что сейчас лучше не выходить без лишней необходимости и люди послушались.

Ситуация, конечно, необычная, но в целом Новый год я и мои знакомые отпраздновали так, как и планировали – очень многие из моего окружения отправились на малую родину, к семьям в другие города. Я путешествовал по стране. В некоторых туристических местах было очень мало людей. В начале моего путешествия, в середине января билетов на самолеты из города вообще не было, но ближе к концу месяца их стало много – видимо, люди сдавали билеты и оставались дома.

Когда я ехал домой в плацкартном вагоне, рассчитанном на 66 человек, там было от силы 10 пассажиров.

Есть мнение, что китайцы негигиеничные, но я бы не сказал, что в городах тут антисанитария. Их представления о гигиене, конечно, отличаются от российских: здесь нормально идти и сморкнуться на улице, зевать, не закрывая рот. В уличных кафешках скорее будет не так чисто, как привыкли россияне. При этом в нашей школе, где я преподаю, детям всегда на входе моют руки или обрабатывают антибактериальными средствами.

Во всех учебных заведениях в нашем городе занятия отменили сначала до 3 февраля, а потом до 17 февраля. Я решил поехать домой в Россию, но не из-за паники, а потому что без работы мне пока в Чжэнчжоу делать нечего – когда в городе ограничен транспорт, передвигаться по нему трудно, а сидеть дома целыми неделями я не хочу.