На чьей стороне Палата по патентным спорам

Эксперты критикуют сложившуюся практику применения патентного права

Уже не первый год между Роспатентом и фармацевтической индустрией возникают ожесточённые споры из-за патентов. Так уж сложилось, что Роспатент чаще и охотней встаёт на сторону зарубежных производителей. Как обезопасить бизнес от манипуляций, в которых Роспатент невольно может стать инструментом для конкурентной борьбы, попыталась разобраться «Газета.Ru».

В начале этого года первый замруководителя фракции «Единая Россия» Андрей Исаев заявил, что в данный момент назрели серьезные изменения законодательства, которые касались бы вопросов регистрации новых лекарственных препаратов, защиты отечественных фармкомпаний и регулирования торговли лекарствами.

По словам Исаева, законодательство в этой сфере, в плохом смысле этого слова, консервативное, а правоприменительная практика еще хуже.

Недовольство в Думе

«Мы имеем ситуации, когда отечественный лекарственный препарат, разработанный по государственной программе, на который были затрачены деньги федерального бюджета, и который получил патент в Роспатенте, потом по жалобе малопонятной организации лишается этого патента. Лишили патента уже выпускавшееся, поступившее в продажу отечественное лекарство, разработанное по государственной программе. Это объективная реальность».

Исаев утверждает, что такие решения принимаются сплошь и рядом, когда Палата по патентным спорам принимает решение против наших производителей.

«Ни одного решения, когда Палата по патентным спорам принимала бы решение в пользу наших производителей мне не известно! Этот вопрос нуждается в отдельном обсуждении», — подчеркнул Исаев.

Экспертное сообщество, участвовавшее в заседании Совета по законотворчеству при председателе Госдумы, где и были сделаны эти заявления, согласилось с актуальностью проблемы доступности медпрепаратов.

Как заявил по итогам мероприятия ректор НИУ «Высшая школа экономики» Ярослав Кузьминов, необходимо проведение госполитики по защите возможностей производства аналогов лекарств. «Потому что Россия сейчас является практически единственной из крупных стран, в отличие от Китая, Индии и Бразилии, которая не защищает возможность производства дженериков», - пояснил он. Это проблема национальной безопасности и национальной морали, считает ученый.

«Мы не можем быть чемпионом в защите прав зарубежных владельцев патентов, в то время как наши граждане не будут получать необходимую медицинскую помощь», - добавил Кузьминов, напомнив, что лекарства «в десять раз дороже, если их импортировать». Защита производства аналогов лекарств, резюмировал Кузьминов, позволит в несколько раз расширить число граждан, которые могут пользоваться инновационными препаратами.

В свою очередь, председатель Государственной думы Вячеслав Володин предложил провести парламентское расследование по фактам ущемления прав российских фармпроизводителей.

«И попросим профильный Комитет по безопасности и противодействию коррупции изучить этот вопрос», - сказал Вячеслав Володин, добавив, что это будет направлено на защиту «интересов наших производителей и защиту интересов Российской Федерации».

Наблюдатели отмечают еще одну особенность: Роспатент и Палата по патентным спорам управляются одним лицом.

Эта ситуация изначально порождает конфликт интересов, в результате чего непредвзятость решений просто априори не может быть не под вопросом. При этом Палата по патентным спорам довольно легко отменяет принятые ранее решения о регистрации и выдачи патентов Роспатента, и западные фармацевтические корпорации умеют использовать эту ситуацию в своих интересах.

Конфликт интересов

Критики действующего в России патентного права опасаются, что подобная ситуация, не выигрышная для отечественных фармацевтических компаний может распространиться и на другие отрасли. Если уже не распространилась.

Все эти факторы способствую тому, что российская патентная система не пользуется высоким доверием, и прежде всего внутри страны, констатирует омбудсмен в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семенов.

«Когда Роспатент выносит решение о регистрации чего бы то ни было – это решение утверждается руководителем. А вот когда кто-то оспаривает этот патент, он приходит в Палату по патентным спорам. И дальше начинается проблема конфликта интересов. А затем решение Палаты опять попадает на подпись к главе Роспатента, который нередко не подписывает отказ в утверждении своего же документа, а отправляет патент на рассмотрение комиссией уже в ином составе», — отметил Семенов.

Да и в целом существующая в России патентная практика достаточно не совершенна, добавляет операционный директор «Онлайн-патент» Алина Акиншина.

«Во-первых, найти правообладателя обычно бывает очень сложно. Возьмем рынок товарных знаков — в России их сейчас около 426. Потребность в поиске товарного знака может возникать, к примеру, в связи с выходом нового бренда на рынок. В реестре часто хранятся старые адреса. Это затрудняет совершение сделок. Во-вторых, правообладателя бывает сложно идентифицировать. В нашей практике были случаи, когда по одному и тому же юридическому лицу были разные названия. В-третьих, правообладателя иногда просто нет. У нас реестры ведомств не синхронизированы, поэтому потенциальные покупатели вынуждены искать факт ликвидации объекта самостоятельно», — резюмировала эксперт.