Чеченцев завернули на границе

Польские пограничники отказали во въезде 200 беженцам из Чеченской Республики

Чеченцы, которые почти неделю жили на пограничном переходе между Белоруссией и Польшей в надежде на получение статуса беженца, покинули пункт пропуска. Власти Польши отказали им во въезде в страну, поскольку в России, как они сочли, чеченцам находиться безопасно. Тем не менее правозащитники уверены: несмотря на отсутствие в Чечне боевых действий, причин бежать оттуда у многих людей достаточно.

Польские власти отказали во въезде в страну около 200 выходцам из Чечни, которые с понедельника, 29 августа, находились на белорусско-польской границе. Как сообщает радиостанция Polske Radio, в настоящий момент на пункте пограничного пропуска «Брест — Тересполь» нет временного лагеря чеченцев, и куда они переехали — пока неясно.

Информацию об этом подтверждают и белорусские источники. Начальник управления по гражданству и миграции УВД Брестского облисполкома Александр Томашев заявил газете «Беларусь сегодня», что милиция предоставила чеченским семьям ведомственный автобус, чтобы те покинули границу с Польшей. По его словам,

большинство беженцев предпочло вернуться в Брест на такси.

Там мигранты разошлись по гостиницам и съемным квартирам, чтобы позже снова попытаться попасть в Польшу. Некоторые семьи вернулись домой в Россию. «Они не нарушали общественный порядок, и поэтому им позволили находиться в приграничной зоне. Но там ведь дети, вот беженцы и решили свернуть лагерь. Люди едут из Чечни и Дагестана с 1999 года, мы уже давно с ними работаем и хорошо знакомы с этой проблемой», — сказал Александр Томашев. По его словам, сейчас это, в основном, экономические мигранты, которые пробираются в Европу в поисках лучшей жизни.

Ранее польские СМИ сообщали, что на границе этой страны с Белоруссией еще с 29 августа находились около 200 чеченцев, которые намеревались получить статус беженца в Польше. Они заявляли журналистам, что «на их родине создались такие условия, в которых невозможно жить, и что они также пытаются привлечь общественное внимание к своим проблемам». Кроме того, переселенцы пытались добиться встречи с польскими дипломатами. По словам мигрантов, они приехали в Брест еще несколько месяцев назад, оттуда добрались поездом до Польши, но пограничники «выдворили их назад, так как у всех у них была просроченная виза».

Чеченцы в разговоре с белорусскими и польскими журналистами утверждали, что все они «члены двух-трех семей». «Мы вообще не знаем, что это за люди, так как у них на руках нет никаких документов, и не знаем, чеченцы ли они или кто-либо еще», — так, в свою очередь, прокомментировала сложившуюся ситуацию пресс-секретарь польской пограничной службы Агнешка Голяс. В итоге власти Польши отказали во въезде людям, собравшимся у погранперехода, мотивировав это тем, что у тех нет основания бежать из Чечни.

«В Чечне нет никакой войны, в отличие от прошлых лет. Мы не поддадимся на попытки давления на нас тех, кто хочет создать миграционный кризис.

У нас — другая политика, граница Польши закрыта», — заявил журналистам глава МВД Польши Мариуш Блащак.

Польский политолог Якуб Корейба считает, что власти страны поступили абсолютно в рамках закона, приняв решение не пустить чеченцев из Белоруссии. «Надо отличать основные два вида людей, которые сегодня приезжают в Европу и в Польшу в частности. Беженцы вынужденно покидают свое место жительства, так как на родине могут потерять свою жизнь или здоровье. Второй тип — экономические мигранты. Это люди, которым ничего не угрожает, но они уезжают за лучшей жизнью. Юридический подход к этим людям совершенно разный. Беженцы, по Европейской конвенции по правам человека, почти автоматически имеют право на убежище. У правительства Польши есть перечень стран, где идет война либо этнические чистки, и приехавший оттуда имеет право получить статус беженца. Отмечу, что в Польше он предоставляется медленно», — сказал Корейба «Газете.Ru».

По словам Корейбы, к экономическим мигрантам подход более индивидуальный, и таким людям разрешают или не разрешают въезд в Польшу уже на основании документов из консульства той или иной страны. «В ходе обеих чеченских войн к нам приехали порядка 90 тыс. чеченцев, которые получили статус беженца автоматически. Кто-то из них потом получил разрешение на временное пребывание (и лишился пособий — таков закон), успешно интегрировавшись в польское общество. Кто-то пополнил собой ряды местных преступных группировок, кто-то — уехал дальше на запад. К нам ведь ехали начиная от артистов и интеллигенции и заканчивая люмпен-пролетариатом», — отметил политолог.

Эксперт добавил, что сегодня,

согласно польским документам, Россия считается безопасной страной, а значит, юридических причин предоставлять чеченцам статус беженца нет.

Глава комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина отметила, что, несмотря на завершение в Чечне боевых действий, поток беженцев из республики остается очень серьезным. «Пик особой активности пришелся на 2013 год. По моим данным, тогда

41 тыс. чеченцев попросила убежища в Европе, из них 15 тыс. — в Германии. Немалое количество людей тогда уехало также в Турцию и Египет»,

— сказала Ганнушкина. По ее словам, жители Чеченской Республики предпочитают уехать из России, а не перебираться в более благополучный регион РФ, потому что опасаются преследования со стороны властей. В частности, уточняет Ганнушкина, на них могут повесить подложное обвинение в связях с ИГИЛ (организация запрещена в ряде стран мира, в том числе в РФ). «Многим чеченцам не чужды так называемые западные ценности, которые вообще-то являются общечеловеческими, поэтому они и едут в Европу, где с их соблюдением дела обстоят гораздо лучше, чем у нас», — уверена глава «Гражданского содействия».

Чеченская правозащитница Хеда Саратова считает, что сегодня причин для того, чтобы бежать из Чечни в массовом порядке, у жителей республики действительно нет. «Есть люди, которые привыкают, что можно спокойно жить «на халяву», то есть, например, сидеть на пособии в Европе. Конечно, сейчас в Чечне далеко не все хорошо, и проблемы есть, и все не так, как хотелось бы многим. Кто-то, например, бежит от кровной мести. Но поверьте, нынешняя ситуация не идет ни в какое сравнение с тем, что было десять лет тому назад или еще раньше», — сказала она.

По словам Саратовой, она понимает реакцию местных силовиков, которая иногда бывает жесткой. «В полиции и других силовых службах есть разные люди, есть и вполне нормальные. Я с ними много беседую, и они объясняют, что если немного расслабиться, то мы получим массу молодых людей, примкнувших к исламистским организациям. Меня за мою позицию нередко критикуют другие правозащитники. Я тоже теряла друзей, например, Наташу Эстемирову (убитая в 2009 году журналистка и правозащитница. — «Газета.Ru»), я понимаю, о чем говорю», — отметила она. Саратова также добавила, что согласна с аргументацией польских властей, отказавших чеченцам во въезде в это государство.

Однако глава Комитета против пыток Игорь Каляпин говорит, что причины массово уезжать из Чечни у жителей республики все-таки есть. «Боевых действий там действительно нет, регион относительно спокойный.

В Чечне другая беда и, как сами чеченцы говорят, более страшная, чем война. Нынешняя власть игнорирует конституционные права людей

и может подвергнуть весьма жестоким репрессиям людей, которые в чем-то критикуют Кадырова или кого-то из его администрации, — сказал правозащитник «Газете.Ru». — Многие просто боятся стать очередной жертвой подобной зачистки недовольных. Многие стремятся уехать».

Его коллега Светлана Ганнушкина отметила, что у Польши, как и у некоторых других стран Европы, есть своя логика, по которой они отказывают чеченцам во въезде. «Европа считает, что она переполнена, и не всегда чеченцы себя там ведут порядочно, а по их поведению формируется отношение ко всем выходцам из Чечни в целом. Европа не хочет никого не принимать просто так. Россия же заявила, что у нас там все нормально, вот вам и удобный повод для отказа», — резюмировала Ганнушкина.