Прокурор попросил три года за звезду

Продолжается процесс по делу о перекрашивании высотки в центре Москвы

Прокурор попросил суд приговорить четырех парашютистов к трем годам заключения. Спортсмены обвиняются в причастности к перекрашиванию звезды на Котельнической набережной в Москве в цвета флага Украины. Адвокаты настаивают на том, что ни одного прямого доказательства виновности спортсменов у следствия нет. Приговор по этому делу должен быть оглашен 8 сентября.

Дело четырех парашютистов, которых обвиняют в том, что они причастны к перекраске звезды в цвета украинского флага в Москве 20 августа 2014 года, близится к завершению. В этом преступлении прокуратура и следствие считают замешанными бейсджамперов (специализируются на прыжках с высоких зданий) Евгению Короткову, Анну Лепешкину, Александра Погребова, Алексея Широкожухова. Также на скамье подсудимых оказался и руфер Владимир Подрезов.

Главный обвиняемый по этому делу — украинский руфер Павел Ушивец, известный как Мустанг (Mustang Wanted), находится в международном розыске. Сразу после этой акции он уехал на Украину, а позже вступил в состав добровольческого подразделения «Азов» и сейчас воюет против подразделений Новороссии. Впрочем, он позже сделал заявление через социальную сеть Facebook, в котором ответственность за акцию взял полностью на себя и отрицал, что к ситуации причастны бейсджамперы.

Сегодня Таганский суд перешел к прениям сторон, в ходе которых обвинение и защита высказались по поводу того, какое наказание они считают справедливым для фигурантов этого дела. Согласно заведенному в судебной системе порядку, первым слово взял прокурор. Он заявил, что считает вину всех пятерых подсудимых доказанной. «К их словам о непричастности прошу отнестись скептически, поскольку они направлены на то, чтобы обвиняемые избежали уголовной ответственности», — отметил гособвинитель.

По его словам, вина подсудимых подтверждается показаниями свидетелей — руферов Ишутина, Николау и Громова. «Ишутин в ходе следствия заявил, что, по словам Ушивца, вскоре после акции (то есть после того, как он перекрасит звезду и вывесит на ней флаг Украины) с высотки парашютисты совершат прыжок», — отметил сотрудник прокуратуры. По его словам, также вина спортсменов подтверждается и показаниями пятого подсудимого — Подрезова, которые он дал в ходе следствия, так как позднее, в ходе судебного разбирательства, он отказался от них.

По мнению прокурора, подсудимые виновны в двух преступлениях — хулиганстве и вандализме. Подрезова, Широкожухова, Погребова и Короткову он попросил приговорить к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Гособвинитель также попросил суд учесть, что Лепешкина находится на значительном сроке беременности. А потому счел, что ей следует назначить наказание в виде трех лет условного заключения.

Ишутин в ходе допроса в суде дал противоречивые показания. Сначала он заявил, что не знает никого из бейсджамперов по именам, только их прозвища в интернете. Потом Ишутин сказал, что о своем знакомстве с одним из обвиняемых, Погребовым, он узнал от следователя.

Жительница Петербурга Николау во время дачи показаний в суде отметила, что знакома с двумя обвиняемыми — бейсджамперами Евгенией Коротковой и Александром Погребовым, а также с украинским руфером Ушивцом. При этом, по ее словам, парашютисты к акции Мустанга непричастны. Более того, Николау утверждает, что на нее давило следствие и требовало, чтобы она дала показания против спортсменов. Правдивость слов Николау подтвердил детектор лжи.

После этого слово взяли адвокаты. «Следствие не установило, когда и где моя подзащитная Короткова, цитирую, «вступила в сговор» с Ушивцом. Более того, из показания свидетелей мы знаем, что у того не было здесь даже телефона — он брал мобильник своего приятеля Ишутина.

На видеозаписи прыжка, изъятой у ребят, раскрашенная звезда не видна. Более того, там слышно, что обсуждаются только технические нюансы самого прыжка с парашютом, но нет ни слова про акцию. Между тем такая сложная совместная акция потребовала бы теснейшего взаимодействия бейсджамперов и Мустанга.

Например, если бы ему не удалось проникнуть в здание, какой смысл был парашютистам прыгать? В обвинительном заключении говорится, что одной из их функций было «следить за обстановкой и предупредить Мустанга об опасности. Но средств связи у него не было, а мои подзащитные были на 70 м ниже звезды на высотке. Как бы они его предупредили в случае чего?, — последовательно опровергал доводы прокурора и следствия защитник Коротковой Валерий Лавров.

Он также призвал суд не доверять тем показаниям Ишутина и Подрезова, где они заявляют о причастности бейсджамперов к акции. «Они заявили об этом в ходе повторного допроса, который был проведен после их письменного ходатайства. Он был написан одной и той же шариковой ручкой. Это наводит на странные мысли», — сказал Лавров.

Лавров выразил предположение, что свидетель и подсудимый оговорили других участников процесса. «В ходе первого допроса Ишутина он ничего не сказал ни о каких парашютистах», — отметили другие адвокаты. Кроме того, Лавров заявил об абсурдности самого обвинения в отношении руфера и спортсменов. «Я всегда считал, что украинцы — это братский народ. С Украиной у нас есть дипломатические отношения. Если я повешу флаг этого государства у себя дома, значит, я тоже признаю, как утверждает следствие, «доминирующую роль Украины в отношениях с Россией»? Как мало моей стране надо, чтобы она чувствовала доминирование над собой, — всего лишь повесить на видном месте чужой флаг», — усмехнулся защитник.

Другие адвокаты обратили внимание суда на то, что обвинение в отношении парашютистов не конкретизировано. Кроме того, в материалах дела нет доказательств, что спортсмены хоть как-то общались с Мустангом. Помимо этого, по словам защитников, прыжок бейсджамперы совершили около семи утра, когда на улице почти никого нет, а значит, ничье внимание они привлечь своим поступком не могли в принципе.

Последней в прениях сторон слово взяла защитник руфера Подрезова Нина Савиных. Ее подзащитный признал, что был с Мустангом на крыше здания на Котельнической набережной, но подчеркнул, что об акции украинца ничего не знал и не согласен с ней. «Даже Ишутин заявил, что Подрезов сказал по поводу случившегося следующее: «Цензурными словами то описать нельзя. Это жесть!» — отметила защитник.

«Я понимаю Ишутина и Подрезова, почему они потом заявили о виновности спортсменов. Они оговорили парашютистов из страха перед уголовной ответственностью. Потом кто-то из них понял, что поступил неправильно. Но было уже поздно. Мой подзащитный признал вину лишь только в том, что присутствовал во время акции, а также отказался от показаний, данных в стадии следствия на суде», — сказала Савиных.

По ее словам, сложилась странная ситуация. С одной стороны, Ишутин признает, что оказал Ушивцу всестороннюю помощь. С другой стороны, несмотря на все свое содействие, по данному делу он проходит свидетелем.

«Он признал, что помог Мустангу купить краску, что помог купить флаг Украины, что отвез его к высотке. Но привлекают его к ответственности по другому делу — за хранение «спайса». А в данном деле Ишутин ни при чем. Да он просто оговорил ребят по требованию следователей!»

— заявила Савиных. Она добавила, что, по ее данным, Подрезова избивали, чтобы он дал нужные работникам следствия показания.

Общий смысл сказанного адвокатами сводился к тому, что подсудимые признают, что прыгнули с парашютом с высотки в тот день. Однако это не было частью акции Ушивца — это совершенно разные события, просто совпавшие по времени. Защита настаивает на том, что максимум, к чему можно привлечь парашютистов, так это к административной ответственности за несанкционированное проникновение на особо охраняемый объект. Адвокаты попросили суд полностью оправдать их клиентов. Сами подсудимые выразили полную солидарность с позицией своих защитников.

Адвокат Сидоркин, защищающий Широкожухова, отметил в своем обращении к суду, что, даже находясь под домашним арестом, его подзащитный изготовил специальный костюм-крыло для своего товарища, который выступает за сборную России по парашютному спорту. «Это ли не говорит о том, что мой клиент настроен патриотично и желает, чтобы национальная команда России побеждала на международных соревнованиях?» — подчеркнул Сидоркин.

Выслушав мнения и доводы сторон, судья Марина Орлова объявила о завершении заседания. Как ожидается, приговор она огласит 8 сентября 2015 года.