Секретный свидетель по делу Немцова

В деле Немцова появился новый свидетель, имя которого не разглашается

,
Впервые к одному из обвиняемых по делу об убийстве Бориса Немцова — Тамерлану Эскерханову — допущен адвокат, нанятый родственниками. Это Роза Магомедова, известная по работе с правозащитным центром «Мемориал». Тем временем следствие пытается выйти на свидетеля, который может стать в деле ключевой зацепкой. Это еще один боец батальона ВВ МВД «Север» Руслан Геремеев. Кроме того, в деле появился секретный свидетель.

Следствие ведут «назначенцы»


Адвокат Роза Магомедова известна сотрудничеством с сетью «Миграция и право» правозащитного центра «Мемориал». Она фигурировала как защитница в других делах, где подозреваемыми выступали уроженцы Кавказа и мигранты. Как рассказала «Газете.Ru» сама Магомедова, адвокат Тамерлана Эскерханова, ей потребовалось немало времени, чтобы получить разрешение у следствия на визит к своему подопечному.

«Я больше недели добивалась встречи с Эскерхановым, но следователи не давали добро», — рассказала Магомедова. Она уточнила, что соглашение о сотрудничестве с ней заключили родственники Эскерханова.

По словам Магомедовой, никаких жалоб у ее подзащитного нет и дополнительных ходатайств тоже.

«У Тамерлана есть алиби – в момент убийства Немцова его не было на месте преступления», — говорит адвокат.

Ранее LifeNews опубликовал видео из ночного клуба «Дюран», на котором запечатлен человек, похожий на Эскерханова. На записи указано время 23.26, то есть за 5 минут до убийства политика.

Роза Магомедова стала первым адвокатом не по назначению, которая смогла получить доступ к арестованному по делу Немцова. В случае с другими фигурантами также есть юристы, нанятые родственниками, однако они пока не могут пообщаться со своими клиентами. Один из них — Заурбек Садаханов, чеченский адвокат и член Экспертного совета в аппарате уполномоченного по правам человека. В беседе с «Газетой.Ru» он рассказал, что, как и Роза Магомедова, неделю добивается «зеленого света» от следствия, чтобы попасть к Хамзату Бахаеву, который находится в «Матросской Тишине».

Садаханов рассказал «Газете.Ru», что у Бахаева тоже есть алиби. И есть свидетель, который его может подтвердить. Фамилия свидетеля пока не разглашается из соображений безопасности.

«Бахаев был с ним вплоть до 11 дня 1 марта. Свидетель уже дал показания, теперь я добиваюсь того, чтобы его допросил следователь в рамках уголовного дела в моем присутствии, — говорит Садаханов. — В момент убийства Бориса Немцова он вместе со свидетелем ездил на машине Бахаева. В это время они были на окраине Москвы и чисто физически не могли бы находиться на мосту возле Кремля. Мы просим следствие запросить у сотового оператора биллинг телефонных переговоров Бахаева с привязкой к местности, откуда они велись. Я не сомневаюсь, что это будет еще одним доказательством непричастности моего клиента к убийству политика».

Садаханов также заявил, что подал жалобу в Генпрокуратуру на бездействие следствия и нарушение права подозреваемого на защиту.

«Я не знаю, в каком состоянии Бахаев — избит он, переломан или, наоборот, жив-здоров. Но если с ним все в порядке и скрывать нечего, то почему меня к нему не пускают? — возмущается Садаханов.

— На сотрудников «Матросской Тишины» я тоже подал жалобу — они нарушают закон, требуя от меня разрешения следователя на общение с подзащитным».

Чтобы встретиться с клиентом в СИЗО, разрешение следователя действительно не требуется — достаточно адвокатского удостоверения и ордера.

В настоящий момент того же Бахаева защищает другой адвокат, Софья Рубасская, которого арестованному предоставило государство. Она рассказала «Газете.Ru», что в курсе того, что Садаханов пытается стать защитником Бахаева, однако следователь пока не дал добро. Также она отметила, что в настоящий момент по делу назначен ряд экспертиз — в том числе баллистических и химических.

Другие фигуранты дела также работают с назначенными адвокатами. К примеру, адвокат Шадида Губашева — Илья Трофимов — работает по назначению. Он, однако, заявил «Газете.Ru», что не навязывает свои услуги.

«Это (смена адвоката. — «Газета.Ru») право родственников, — пояснил Трофимов. —

В случае появления у них желания пригласить другого защитника они это право могут легко реализовать. Я вступил в дело по назначению, убежден в его невиновности, намерен продолжать работу. Отказаться от меня он может в любой момент».

Также Трофимов отметил, что новостей по делу у него нет.

Кроме того, по-прежнему работают с адвокатами по назначению и два оставшихся фигуранта, которые были задержаны первыми и считаются непосредственными исполнителями, — Заур Дадаев (по версии следствия, стрелял в Немцова) и Анзор Губашев (якобы находился за рулем автомобиля).

Ценный свидетель из батальона «Север»

Пока в материалах следствия, которые попали в прессу, фигурирует двойной мотив убийства Бориса Немцова. Первый — преступникам якобы не понравились слова Немцова в поддержку карикатур журнала Charlie Hebdo. Второй мотив, как сообщал «Росбалт», чисто финансовый — убийцам пообещали за расправу над политиком 5 млн рублей. При этом заказчики проходят в деле пока как «неустановленные лица».

Примечательно, что в показаниях свидетелей и арестованных постоянно всплывает имя Руслана Геремеева, бойца батальона «Север», в котором также служил Заур Дадаев. Следствие полагает, что Геремеев якобы прибыл в Москву вместе с Зауром Дадаевым и проживал с ним на Веерной улице, где скрывались, по версии следствия, убийцы после нападения.

В СКР «Газете.Ru» отказались сообщить статус Геремеева и уточнить, объявлен ли он в розыск. В официальном сообщении ведомства говорится, что его хотят допросить в качестве свидетеля. Руслан Геремеев – племянник сенатора Сулеймана Геремеева, последний на эту тему с «Газетой.Ru» общаться отказался. Другой родственник Геремеева — замглавы Шелковского района Чеченской Республики Ахьяд Мачиев – рассказал «Газете.Ru», что об интересе следствия к Геремееву ничего не слышал.

«Руслан – двоюродный брат моей жены, мы его не видели с осени прошлого года, хотя раньше он часто заходил и к нам домой, и в администрацию, — говорит Мачиев. — С его семьей — женой и детьми — тоже связи нет, мы не знаем, где они находятся».

По словам Мачиева, ни его самого, ни другого родственника Руслана — начальника РОВД Шелковского района Ваху Геремеева — представители правоохранительных органов не опрашивали и судьбой Руслана не интересовались. Сам Ваха Геремеев для комментариев недоступен.

Адвокат Владимир Жеребенков, в прошлом следователь, считает, что имя Руслана Геремеева всплыло в СМИ не случайно.

«Скорее всего, это такой «крючок», на который пытаются поймать более крупную рыбу, — полагает Жеребенков. — Поскольку у Руслана Геремеева есть высокопоставленные родственники, не исключено, что сейчас прощупываются их контакты и смотрят, на кого в итоге они будут выходить».

Жеребенков сомневается в религиозном мотиве убийства Немцова.

«Практика громких уголовных дел показывает, что в большинстве случаев чеченцы убивают в угоду кому-то, в качестве подарка, — поясняет Жеребенков.

— С другой стороны, не исключено, что сейчас вокруг фигуры того же Геремеева идет торг между различными политическими группировками и поиск компромисса».

«У убийц Немцова есть покровитель»


Близкие Немцова тем временем полагают, что следствие по делу может «темнить».

Так, адвокат и друг Бориса Немцова Вадим Прохоров говорит, что пока, судя по скудной информации, которая всплывает по ходу расследования, складывается ощущение, что «идет отбрасывание хвоста».

«Расследование будто пытаются свести к группе явно не самых главных лиц, — поясняет Прохоров. — В любом случае — виноваты или нет задержанные, чьи алиби, конечно же, должны быть тщательным образом проверены — у убийц Немцова есть покровитель.

Без его помощи они не смогли бы убить политика в ста метрах от Кремля — на мосту, нашпигованном видеокамерами, — и после этого скрыться на неделю».

Ольга Вахрина, помощница Немцова по работе в Ярославской думе, говорит, что «религиозный» мотив убийства несостоятелен.

«Мы все ждем версию, в которую поверим, — замечает Вахрина. — За последние полтора года, что я работала с Борисом Ефимовичем, ему не поступало угроз от мусульман. В соцсетях, конечно же, угрозы были, но они не были религиозного содержания. Очень хочется, чтобы нашли не козлов отпущения, а заказчика убийства, чтобы мы видели конец этой цепочки».