Школьники расстаются с жизнью

В Москве растет число детских самоубийств

Ольга Аверкиева 05.12.2014, 20:41
Лев Федосеев/ИТАР-ТАСС

В 2014 году количество суицидов среди столичных школьников выросло втрое по сравнению с предыдущим годом. К привычным причинам суицидального поведения — неразделенной любви и проблемам в классе и семье — специалисты добавили вовлеченность в социальные сети, страх перед будущим и курительные смеси. Психологи возлагают часть ответственности на реформы, активно проводимые в столице.

В Москве в этом году в три раза выросло количество детей, покончивших жизнь самоубийством. Об этом на общегородском родительском онлайн-собрании, которое проводилось при поддержке столичного департамента образования, сообщила инспектор четвертого отдела ГСУ СК РФ по Москве Александра Просветова.

За девять месяцев этого года в столице от суицида погибло 28 несовершеннолетних. В 2013 году их было втрое меньше. Рост самоубийств отмечен и в целом по России.

Как пояснили «Газете.Ru» в Следственном комитете РФ, за девять месяцев 2014 года в стране с собой покончили 599 детей. В 2013 году за все 12 месяцев зарегистрирован 461 подобный случай.

По данным следователей, средний возраст самоубийц — 14–15 лет, но в этом году среди покончивших с собой есть и девятилетние. В прошлом году самому младшему ребенку, прибегшему к самоубийству, было 12 лет. Тенденция омоложения склонных к суициду настораживает специалистов.

Материалы анализа, проведенного сотрудниками следственного управления, указывают на несколько факторов, которые в принципе могут повлиять на формирование суицидального поведения.

«Первый из них — неразделенная любовь. Часто дети оставляют записки такого плана: «В моей смерти прошу винить мою девушку». Второй — конфликты с родителями и сверстниками. Третий — страх перед будущим. В большинстве случаев дети не могут справиться с проблемами, которые, к примеру, у них возникают в школе. Отсюда безнадежность и одиночество», — добавила инспектор управления.

Но только сейчас, озаботившись резким скачком детских самоубийств, следственное управление взялось еще за одну из причин — информацию о суицидах в социальных сетях.

«Честно говоря, начали заниматься этим только в этом году, — отметила Александра Просветова. — Отправили письма в службы безопасности одной из социальных сетей. Но сами закрыть эти группы мы не можем».

Эксперты уверены: если не разобраться в причинах «тройного скачка», проблему сложно будет решить. Некоторые полагают, что одним из факторов, провоцирующих детей на отчаянный поступок, является употребление психоактивных веществ. Специалисты следственного управления в ответ на эти предположения ссылаются на результаты экспертиз, которые показывают, что в большинстве случаев в крови самоубийц подобные вещества не обнаружены. Лишь в редких случаях — небольшое содержание алкоголя.

Борцы с распространением наркотиков, в свою очередь, настаивают на причастности к скачку роста самоубийств наркотических веществ, так часто упоминаемых именно в этом году.

«Дело в том, что курительные смеси в крови не выявляются. Употребление таких смесей, которые продаются под видом солей или чего-то подобного, может приводить к психическим нарушениям, в том числе к суицидальным мыслям», — прокомментировал рост числа самоубийств среди школьников член Общественного совета при Управлении ФСКН России по Москве Константин Галузин.

Эксперты со стопроцентной уверенностью не берутся утверждать, что конкретно могло повлиять на резкое увеличение детского суицида, поскольку явление это всегда многофакторное. Но в то же время они предполагают, что одним из факторов могла стать нестабильная ситуация в стране и в Москве в частности.

«Социальный фактор, как правило, является ведущим. У нас же идут реформы. И вся эта нестабильность, которая возникает в педкругах, когда специалисты увольняются, тоже достаточно сильно влияет на детей. Они наиболее ранимы в этом возрасте, наиболее чувствительны к окружающей обстановке, — рассказала «Газете.Ru» суицидолог, кандидат психологических наук Марина Панфилова. — Дома они тоже могут чувствовать, что происходят изменения в худшую сторону.

Решение покончить с собой — это страх того, что будет еще хуже. Они не хотят в этом участвовать, не хотят в этом жить».

При этом всегда нужно исходить из того, что у каждого своя история, у каждого своя причина и свой импульс, отмечает суицидолог. Но в то же время для каждого ребенка важно ощущать свою индивидуальность и понимать, насколько внутреннее «я» имеет форму реализации.

«Самая лучшая профилактика суицида — это научить подростка мечтать, верить в будущее, — добавила Панфилова. — Это может делать и классный руководитель, и психолог школы, и, безусловно, семья. Они должны давать детям возможность увидеть радость в этой жизни. Но, несомненно, работа по профилактике – это работа с личностью каждого школьника. И к этой работе надо подойти со стороны раскрытия его души».