«Здесь виноват случай»

Начался суд по делу о крушении Як-42 с хоккеистами «Локомотива»

В суде началось слушание дела об авиакатастрофе Як-42 в сентябре 2011 года, в которой погибли хоккеисты ярославского «Локомотива». Главный обвиняемый Вадим Тимофеев, возглавлявший компанию «Як-Сервис», отказался признать свою вину. По его словам, несмотря на проведенное расследование, никто не может уверенно сказать, что произошло в самолете.

В Дзержинском районном суде Ярославля начались слушания по делу об авиакатастрофе самолета Як-42 в сентябре 2011 года, в результате которой погибли 44 человека, 37 из которых представляли «Локомотив» (основной состав, тренерский штаб и персонал команды).

На скамье подсудимых — один человек — бывший заместитель гендиректора по организации летной работы авиакомпании «Як-Сервис» Вадим Тимофеев. Ему предъявлено обвинение по статье «нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта». Максимальное наказание по этой статье — семь лет лишения свободы.

Экипаж самолета был допущен к выполнению рейса с грубейшими нарушениями правил безопасности, заявил официальный представитель СК РФ Вламир Маркин.

«Изучив все обстоятельства и факты, предшествовавшие трагедии, следователи установили, что экипаж был допущен Тимофеевым незаконно, в нарушение правил безопасной эксплуатации воздушного транспорта, и на момент катастрофы не имел права выполнения самостоятельных полетов.

В частности, допуск командира судна оформлен Тимофеевым на основании сфальсифицированных документов,

второй пилот на тот момент не окончил переобучение на тип судна Як-42 и не имел права выполнения полетов, — заявил Маркин. — Контроль за прохождением профессиональной учебы пилотов Тимофеев не осуществлял, регулярно отзывал их с учебных мероприятий и, несмотря на неоконченную программу обучения, незаконно допускал до полетов, то есть Тимофееву было достоверно известно о непрохождении летным составом обучения и, следовательно, отсутствии у экипажа полного объема навыков для выполнения безопасного полета».

Маркин отметил, что обвиняемый практически не анализировал данные бортовых самописцев, фиксировавших ошибки погибшего командира самолета во время прежних полетов. «А ошибок, как оказалось, было немало, причем некоторые из них могли создать реальную угрозу безопасности полета. Никаких мер со стороны Тимофеева предпринято не было, он осознанно продолжал допускать к полету все того же командира», — подчеркнул Маркин. Также, по данным следствия, два пилота и бортмеханик выполняли совместно всего лишь третий рейс.

Сам Тимофеев с выводами Следственного комитета не согласился и отказался признать свою вину на судебном заседании.

«Считаю, что основной причиной авиакатастрофы стало нарушение центровки. Экипаж был действительно высококлассный, но ситуация была выше них.

Виновным себя не считаю, если бы я был виновен, я бы в первый же день написал заявление о том, что виновен, — заявил обвиняемый. — Три года я бы не жил с этой мыслью. Я виноват административно, так как являлся руководителем летной службы, и несу ответственность за своего подчиненного. Здесь виноват случай. До конца никто не может уверенно сказать, что произошло в самолете».

После заявления Тимофеева сторона обвинения выступила с просьбой о переносе слушаний на 22 декабря, так как не все потерпевшие — граждане Чехии и Германии — были извещены о начале процесса. С этим согласилась обе стороны, после чего судья удовлетворил ходатайство.

Адвокат Александр Захарьин, представляющий интересы потерпевших и ХК «Локомотив», в беседе с «Газетой.Ru» заявил, что рассмотрение дела может сильно затянуться.

«Ситуация проста. Рассмотрение дела отложено, так как не все потерпевшие, которые проживают за границей, получили уведомления о начале слушаний. Вернее, получили-то все, но не все сообщили о невозможности прибытия на заседание, — сообщил Захарьин. — Я считаю, что не исключена такая ситуация, что рассмотрение этого дела может затянуться — на полгода или даже больше».

Кроме того, юрист сообщил, что его клиенты не намерены предъявлять Тимофееву материальные иски.

Напомним, что самолет Як-42 с хоккейной командой «Локомотив» на борту потерпел крушение 7 сентября 2011 года. Машина не сумела набрать нужную высоту после взлета с аэродрома Туношна, зацепила светосигнальные огни и врезалась в землю прямо близ берега реки Туношны.

Согласно расследованию Межгосударственного авиационного комитета, трагедия произошла из-за ошибочных действий экипажа. Пилоты во время взлета неправильно поставили ноги на тормозных площадках, в итоге были обжаты тормозные педали перед подъемом носового колеса.

«Это привело к созданию тормозной силы на колесах основных стоек шасси, дополнительного пикирующего момента, невозможности своевременного создания взлетного угла тангажа», — указывается в отчете МАК. На скорости 185 км/ч КВС дал команду поднять переднее колесо, но нос самолета не отрывался от земли. В течение пяти секунд экипаж предпринял две-три попытки поднять борт в воздух. Комиссия установила, что, если бы в этот момент летчики прекратили разгон, они могли избежать катастрофы: самолет бы успел затормозить до конца ВПП. Но экипаж решил, что угол стабилизатора на кабрирование недостаточен, не заметил непроизвольного торможения и продолжил разгон, успев за 20 секунд проехать уже 1250 м ВПП.

В какой-то момент без команды КВС бортмеханик убрал ручки управления тяги на «малый газ», то есть прекратил разгон. Но второй пилот ему крикнул, и бортмеханик снова поставил ручки на взлет.

Диалог занял шесть секунд, за это время у самолета еще больше упала скорость. (В ходе летного эксперимента было установлено, что в этой ситуации пилот еще больше начал давить на тормоза, не замечая этого.)

В итоге Як-42 выкатился на 400 м за пределы взлетно-посадочной полосы и смог набрать высоту в 5–6 м. Машина поднялась в воздух с левым креном. Самолет столкнулся с антенной высотой 3 м, повредил левое крыло, начал переворачиваться и рухнул на землю уже почти вверх тормашками. Из бака вытекло топливо, на борту воздушного судна вспыхнул пожар.

Бортинженер Александр Сизов и хоккеист Александр Галимов — единственные, кому удалось выжить в том крушении.

Оба были доставлены в больницу с тяжелыми ожогами. Однако позже Галимов скончался.

Сизов рассказал МАК, что к состоянию самолета у него не было вопросов.

Ранее заместитель генерального прокурора Виктор Гринь утвердил обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Тимофеева. По данным ведомства, действия обвиняемого, кроме гибели людей, привели к материальному ущербу собственника воздушного судна на 17 млн руб., а также клубу «Локомотив» — в размере 3 млн руб.