Крымские чиновники уедут на поселение

Жители Крымска считают, что не все чиновники, виновные в последствиях наводнения, наказаны за халатность

Валерий Донской
Абинский райсуд Краснодарского края вынес приговор бывшим чиновникам, обвиняемым в халатности во время прошлогоднего наводнения в Крымске. Трое из четверых подсудимых получили реальные сроки лишения свободы. Местные жители считают, что наказаны не все представители властей, повинные в гибели 153 человек.

В среду Абинский райсуд Краснодарского края приговорил к различным срокам четырех чиновников, обвиняемых в халатности при наводнении в Крымске летом 2012 года. Для пострадавших в наводнении сроки наказания бывших районных и городских руководителей оказались вполне очевидными и ожидаемыми. «Такое ощущение, что еще до суда все решили, кому сколько «бахнуть», — возмущаются жители Крымска. — Понятное дело: все четверо – стрелочники. Других «царей» судить не будут, у них Олимпиада на носу».

Троих из четверых обвиняемых приговорили к реальным срокам лишения свободы. Решением суда, бывший глава Крымска Владимир Улановский должен провести в колонии-поселении ближайшие три с половиной года, экс-глава Крымского района Василия Крутько получил шесть лет колонии-поселения, бывшего заместителя руководителя управления по предупреждению чрезвычайных ситуаций и гражданской защиты Крымского района Виктора Жданова приговорили к четырем с половиной годам колонии-поселения. Экс-глава Нижнебаканского сельского поселения Ирина Рябченко получила три с половиной года лишения свободы условно.
Накануне подписи в поддержку подсудимой Рябченко собрали 1,5 тыс. жителей Нижнебаканского сельского поселения. Об этом во время оглашения приговора сообщил судья.

Местные жители и прокуроры считают, что экс-глава поселения должна получить не реальный, а условный срок: только она в последнем слове публично извинилась и принесла соболезнования родным погибших.

«Крымский процесс» скорее всего получит продолжение. По словам адвоката Татьяны Балакан, представляющей интересы Василия Крутько, она не согласилась с приговором и намерена его обжаловать. «Мой подзащитный начал оказывать помощь населению, когда возникла реальная угроза, а из предшествовавших удару стихии сообщений МЧС не было ясно, насколько серьезное наводнение предстоит пережить району», — заявила защитник «Газете.Ru».

Адвокат Артур Колесников, защищавший Ирину Рябченко, также сообщил, что в ближайшее время обжалует решение суда.

«Рябченко, выходя за пределы своих полномочий, в момент удара стихии сама ввела режим ЧС в Нижнебаканском сельском поселении», — объяснил он «Газете.Ru» свое несогласие с приговором.

Будут ли обжаловать приговор защитники Жданова и Улановского, пока неизвестно.

Расследование дела длилось около восьми месяцев. Потерпевшими были признаны 137 человек, допрошены более двух с половиной тысяч свидетелей. На скамье обвиняемых оказались четверо чиновников: бывший глава Крымского района Василий Крутько, глава Крымского городского поселения Владимир Улановский, бывшая глава Нижнебаканского сельского поселения МО «Крымский район» Ирина Рябченко, и. о. руководителя МКУ «Управление по предупреждению чрезвычайных ситуаций и гражданской защите» Крымского района Виктор Жданов. По версии прокуратуры, с которой согласился в итоге и Абинский районный суд, Крутько, Улановский, Рябченко и Жданов, зная о возможном возникновении чрезвычайной ситуации на территории Крымского района Краснодарского края, не обеспечили необходимый порядок оповещения населения об опасности возникновения чрезвычайной ситуации и эвакуацию жителей в безопасные районы. Также обвиняемые, по мнению гособвинения и суда, не приняли мер, связанных с предупреждением и возможного ущерба в результате чрезвычайной ситуации. Отчасти действия чиновников, по мнению гособвинения, привели к гибели 153 человек, безвестному исчезновению двух человек и причинению тяжкого вреда здоровью пяти местных жителей в ходе стихийного бедствия 6–7 июля прошлого года.

Кроме того, глава Крымского района Крутько, мэр Крымска Улановский и глава поселка Нижнебаканского Рябченко дали подчиненным указания подготовить и составить официальные документы, содержащие недостоверные сведения о своих якобы своевременных действиях в этой ситуации, заявляли в следствии.