Наказание подождет 14 лет

Мосгорсуд приговорил к пяти годам заключения 22-летнюю Дарью Ботвинскую за убийство уроженца республики Дагестан в электричке

Александра Кошкина 27.05.2013, 20:45
Мосгорсуд приговорил к 5 годам заключения 22-летнюю Дарью Ботвинскую, убившую уроженца республики... Сергей Фадеичев/ИТАР-ТАСС
Мосгорсуд приговорил к 5 годам заключения 22-летнюю Дарью Ботвинскую, убившую уроженца республики Дагестан в подмосковной электричке

Мосгорсуд приговорил 22-летнюю Дарью Ботвинскую, обвиняемую в убийстве на национальной почве в подмосковной электричке в 2007 году, к пяти годам лишения свободы. Наказание она будет отбывать через 14 лет — когда подрастет ее двухмесячный ребенок. Сама Ботвинская признала, что участвовала в нападении на лиц кавказской внешности, но отрицала, что использовала в драке нож.

В понедельник Мосгорсуд вынес приговор 22-летней Дарье Ботвинской, обвиняемой в убийстве на национальной почве. Оглашение было назначено на 15.00 и началось с 15-минутным опозданием. Сама обвиняемая, находящаяся под подпиской о невыезде, пришла в самый последний момент и в окружении родственников прошла в зал. Судья Андрей Коротков запретил журналистам съемку внутри помещения. Длинноволосая миловидная блондинка заняла место рядом с адвокатом и всхлипывала, потирая нос бумажным платком.

На момент совершения убийства — 10 июня 2007 года — Ботвинской еще не исполнилось 18 лет и носила она другую фамилию — Тиханова.

Следствию не сразу удалось ее поймать. В отличие от соучастников, осужденных еще в 2009 году, она в течение трех лет находилась в федеральном розыске, пока не была задержана в 2011 году. За время следствия она успела выйти замуж, сменить фамилию и родить сына, которому на сегодняшний момент исполнилось два месяца.

Как следует из постановления суда, в тот день компания молодых людей, среди которых была Ботвинская, отмечала в Подмосковье день рождения Андрея Почукаева по кличке Баламут. В деле имеется рапорт оперативника ФСБ, согласно которому эта группа, в том числе и обвиняемая, была низшей «ячейкой» группировки «Славянское единство». В такую «ячейку», как правило, входило не более десяти человек. Главарем этой небольшой группы, по словам оперативника, являлся Баламут. Ботвинская же «всегда носила с собой ножи», отмечается в рапорте.

После пикника, на котором молодые люди жарили сосиски и пили пиво, компания из 7–8 человек села в электричку Орудьево — Москва Савеловского направления. Очевидцы рассказывали, что видели группу молодых людей, некоторые из которых были бритоголовые. Все были в высоких ботинках-гриндерсах и штанах с подтяжками, у одного из них (Баламута) были татуировки в виде свастики, паутины и черепа. Среди мужской компании выделялась одна девушка-блондинка с бутылкой пива в руке. Группа ходила по вагонам, что-то выискивала. При этом один свидетель припомнил, что девушка была возбуждена. «Не переживай, сейчас найдем», — сказал ей один из молодых людей, когда они проходили мимо свидетеля.

Увидев двух лиц кавказской национальности — уроженцев Дагестана Самедова и Ферзелаева, молодые люди надели строительные перчатки, один из них — кастет и с криком «бей хачей» принялись их избивать.

Очевидцы также вспоминают, что у них в руках были ножи.

Детали произошедшего свидетели, нападавшие и выживший потерпевший Ферзелаев описывают по-разному. Так, часть сообщников Ботвинской, осужденных ранее, рассказывали, что Почукаев в электропоезде предложил найти лиц «неславянской народности» и избить их. Сам Баламут утверждал, что эта идея принадлежала Ботвинской. Другая часть сообщников говорила, что Самедов зацепил плечом Почукаева, когда они шли по вагонам, что тому очень не понравилось, и завязалась драка.

Все свидетели, кроме самого Почукаева, утверждают, что первый удар ножом Самедову нанес Почукаев. Ботвинская же в это время разбила бутылку о голову Ферзелаева и ударила его ножом, который держала в другой руке. Потерпевшие отбились от них и побежали прочь, но преследователи догнали их в тамбуре, где стали наносить удары ногами и ножами, в том числе и обвиняемая. Некоторые отмечали, что не видели, как Ботвинская била ножами. Пассажиры же говорили, что видели девушку-блондинку, просто стоявшую в тамбуре в дверях.

Потерпевший Ферзелаев рассказывал, что в тот день он и Самедов сели в поезд до Москвы и, когда они шли по вагонам, Почукаев преградил им путь.

По его словам, Баламут ударил ножом Самедова, кто-то замахнулся и на него. Ферзелаеву удалось уйти от удара, нож порезал лишь его пальцы. В это время его ударили бутылкой по голове. После этого они убежали в тамбур от нападавших, которые бросились за ними. Некоторое время Ферезлаев удерживал двери закрытыми, но нападавшие все-таки их открыли и принялись бить ножами. По словам потерпевшего, один из скинхедов ударил Самедова ножом в область рта, лезвие которого вышло в глазнице. Сам он получил более 20 ножевых ранений. Был ли нож у Ботвинской, потерпевший не помнил.

Подростки вышли на платформе Лианозово и скрылись. Свидетели сообщили о драке машинисту поезда. На Савеловском вокзале врачи «скорой помощь» констатировали смерть Самедова, Ферезлаев был доставлен в НИИ имени Склифосовского.

Сама Ботвинская признала, что участвовала в нападении на Ферзелаева. Она заявила, что ударила того бутылкой по голове «от испуга».

Когда потерпевшие убежали в тамбур, все бросили за ними, и она тоже пошла, «так как ей было интересно». Однако Ботвинская отрицала, что наносила удары ножом, поэтому не признала обвинение в убийстве Самедова. По ее словам, она просто наблюдала за дракой. Нож же она трогала на пикнике, когда они жарили сосиски. Остальные же ее оговорили, считала обвиняемая.

Как утверждали соучастники преступления, Ботвинская была болельщицей ЦСКА и «разделяла идеологию скинхедов».

Ей было предъявлено обвинение по пп. «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК (убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору по мотивам национальной вражды и ненависти) и ч. 3 ст. 30, пп. «а», «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК (покушение на убийство двух и более лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору по мотивам национальной вражды и ненависти).

Суд скептически отнесся к показаниям различных очевидцев и признал их достоверными лишь в той части, где они согласуются между собой — а именно, что обвиняемая участвовала в поножовщине, имея «умысел на причинение смерти». Доводы, что она не использовала нож, судья нашел неубедительными. По его мнению, потерпевший в стрессовой ситуации не мог запомнить, кто именно его бил ножом, а сторонние очевидцы не видели всего конфликта. На этом моменте Ботвинская, которая во время чтения приговора то закрывала глаза, то выдыхала, показывая свое волнение, тихо заплакала.

Судья назначил ей пять лет лишения свободы, которые она должна будет отбыть через 14 лет.

Судья учел смягчающие обстоятельства — несовершеннолетний возраст на момент совершения преступления, отсутствие судимости и наличие двухмесячного ребенка. По решению суда, Ботвинская отправится в колонию, когда ее сыну исполнится 14 лет. Все эти годы она будет находиться под подпиской о невыезде и надлежащем поведении. Коротков также частично удовлетворил гражданский иск потерпевшего. По его решению Ботвинская должна будет заплатить ему 50 тысяч рублей за моральный и физический ущерб.

— Выводы для себя сделали? — обратился в конце своей речи Коротков к подсудимой, залившейся слезами.

— Да, ваша честь, — выдавила она из себя слова.

Из зала суда обвиняемая выбежала, старательно пряча лицо и отказавшись от комментариев.

Шестеро ее сообщников в июне 2009 года были приговорены Мосгорсудом к срокам от семи с половиной до 19 лет. Самый большой срок наказания получил Андрей Почукаев — 19 лет колонии строгого режима. Даниила Тевянского приговорили к 17 годам, Алексея Акишина — к 11 годам, Владимира Потокина — к 10 годам, Павла Голованова — к 9 годам и Кирилла Афонина — к семи с половиной годам лишения свободы. Судья также постановил взыскать с подсудимых один миллион рублей в пользу потерпевшего. Вердикт выносила коллегия присяжных. У Почукаева на тот момент остались жена и малолетний ребенок.