«Обратно полетите на правительственном самолете»

В суде по делу Квачкова обнародовали стенограммы «прослушек» с обсуждением «танкового броска на Москву»

В Мосгорсуде на заседании по делу о подготовке восстания отставным полковником ГРУ Владимиром Квачковым и экс-милиционером из Петербурга Александром Киселевым обвинение обнародовало очередные стенограммы «прослушек» квартиры мятежного полковника. На записях речь идет о подготовке повстанцами танкового броска на Москву. Также по телемосту с Екатеринбургом были допрошены фигуранты другого дела о вооруженном мятеже — под руководством героя афганской войны полковника Леонида Хабарова.

В четверг Мосгорсуд продолжил рассматривать дело отставного полковника ГРУ Владимира Квачкова и бывшего капитана МВД из Санкт-Петербурга Александра Киселева, обвиняемых в подготовке вооруженного восстания. Заседание началось с допроса свидетелей из Екатеринбургской ячейки «Народного ополчения Минина и Пожарского» (НОМП) — организации, лидером которой до ареста был Владимир Квачков. В специально выделенном зале суда был организован телемост: на большом экране сменяли друг друга свидетели Сергей Носков, Сергей Катников и Владислав Ладейщиков.

Последние двое уже получили условные сроки после признания своей вины и дачи показаний об участии в подготовке мятежа, который они якобы затевали в 2011 году в Екатеринбурге вместе с героем афганской войны полковником ВДВ Леонидом Хабаровым.

Дело самого Хабарова сейчас слушается Свердловским областным судом. Предполагаемые участники боевой группы были задержаны сотрудниками ФСБ 19 июля прошлого года. По данным следствия, 2 августа 2011 года, в День ВДВ, уральские ополченцы планировали спецоперацию под кодовым названием «Рассвет», целью которой был захват власти в Екатеринбурге, а далее и по всей России. По данным следствия, они планировали убийства руководителей региональных силовых структур, видных политических и общественных деятелей, затем мятежники должны были захватить склады с оружием и, «мобилизовав свердловчан», организовать военный поход на Москву, чтобы свергнуть действующую власть.

Согласно материалам дела, один из уральских заговорщиков ездил в Минск для встречи с венесуэльскими дипломатами, у которых мятежники хотели попросить финансирования, однако в переговорах с послом им было отказано.

Защитники Квачкова и Киселева были резко против допросов фигурантов «дела Хабарова», так как мятеж в Екатеринбурге намечался спустя год после ареста Квачкова. Адвокат Дмитрий Никитский заявил, что Квачков, находясь в 2011 году в СИЗО «Лефортово», не мог иметь отношения к событиям на Урале, и поэтому вышеназванные свидетели в данном судебном разбирательстве неуместны.

«В «Единой России» осужденных преступников больше, чем в НОМП. Что нам теперь, Путина и Медведева по судам затаскать?» — возмущался адвокат Алексей Першин.

Тем не менее судьи все-таки перешли к допросам с помощью видеоконференции. Свидетель Носков пояснил, что узнал о Квачкове из интернета года полтора-два назад, когда полковник проходил по делу о покушении на тогдашнего главу РАО ЕЭС Анатолия Чубайса (в декабре 2010 года отставной военный был окончательно оправдан Верховным судом, после чего ему предъявили новые обвинения и опять взяли под стражу). Тогда Носков написал Квачкову письмо. В ответ, как рассказал свидетель, он получил из Москвы компакт-диск с информацией о НОМП. Позже из газет он узнал о некоем мятеже, якобы организованном Квачковым, но никого из перечисленных прокурором фигурантов дела, которое рассматривает Мосгорсуд, лично не знает.

Следующий свидетель — Катников перед дачей показаний заявил о нелегитимности суда и оккупации бывшего СССР. И подчеркнул, что таким образом вынужден «давать показания оккупантам».

Он подчеркнул, что Квачков к уральским мятежникам никакого отношения не имел. О столичных планах по свержению власти свидетель ничего не знал.

Свидетель Ладейщиков, в свою очередь, заявил, что вступил в НОМП «с целью защиты страны от возможного агрессора». Прокурор пояснил суду, что ранее Ладейщиков заключил сделку со следствием и дал признательные показания о своем участии в подготовке екатеринбургского восстания. В мае 2012 года он получил шесть лет условного срока за «содействие террористической деятельности» и незаконное хранение боеприпасов и взрывных устройств.

Согласно зачитанным материалам дела, по которому проходил Ладейщиков, он рассказывал следователям, что соратники поставили перед ним «задачи оперативной работы». В частности, он должен был найти пути подхода и отхода боевиков к зданию екатеринбургской синагоги, отследить график и маршруты передвижений свердловского раввина Зелига Ашкенази для его последующей ликвидации. Убийство раввина должна была совершить иногородняя боевая группа, прибывшая в Екатеринбург «под видом страйкболистов». Частный дом Ладейщикова во время восстания должен был стать оперативной базой боевой группы под кодовым названием «Сирена». Здесь же хранилось оружие повстанцев: пистолеты и револьверы.

После перерыва суд по предложению гособвинителя перешел к исследованию материалов дела против Квачкова и Киселева. Среди обнародованных на заседании документов были справки ФСБ о приобретении подсудимыми в 2010 году авиа- и железнодорожных билетов, а также отчеты управления ФСБ по Приморскому краю о мерах по пресечению деятельности «квачковцев» в регионе.

Наконец прокурор зачитал очередную стенограмму аудиозаписей, сделанных спецслужбами в квартире Квачкова на Бережковской набережной, где, по версии следствия, отставной полковник и проводил встречи с участниками будущего мятежа. Гособвинитель старался читать с выражением этот диалог персонажей, обозначенных М1 и М2 (согласно данным службы по защите Конституционного строя ФСБ, в беседе участвовали сам Квачков и представитель НОМП из Владивостока, полковник запаса Владимир Каплюк).

— М1: В одном из областных центров работа практически завершена: мы собираем около тысячи человек, садимся на вооруженные танки. В течение 1,5–2 часов они уже будут в городе. Им там по барабану все эти ОМОНы, СОБРы. Чего там, возле администрации (администрации президента. — «Газета.Ru») две «бээмпэшки» и возле ФСБ — все, проблем нет. И дальше мы объявляем о начале Третьей русской революции.

— М2: Население поддержит?

— М1: Командир дивизии соседней сказал: «Мы давить не будем», а когда зайдете в город, сами разберетесь. Нам сейчас нужны люди для этого. Сколько у вас человек?

— М2: У меня семь человек. Железно. За них я ручаюсь.

— М1: Сколько надо на билеты?

— М2: 33 тыс. туда и 33 — обратно.

— М1: Дорого. Обратно полетите уже на правительственном (самолете. — «Газета.Ru»). Остальное оплатим.

После этот участники беседы перешли к обсуждению возможных действий оставшейся в регионе группы приморских повстанцев, которые могли бы начать действовать параллельно с восстанием во Владимирской области, наводя панику в рядах местных силовиков. В этот момент судья прервал прокурора — и предложил заслушать оставшуюся часть стенограммы на следующем заседании в среду.