«Трое детей — очень выгодный бизнес»

В Финляндии работники опеки забрали у россиянки четырех детей, в том числе новорожденного



Финские органы соцопеки отобрали у россиянки и суданца четырех детей из-за подозрений в насилии

Финские органы соцопеки отобрали у россиянки и суданца четырех детей из-за подозрений в насилии

1tv.ru
Финские органы опеки изъяли четырех детей, включая новорожденного, у россиянки Анастасии Завгородней. Ее мужа — гражданина Финляндии родом из Судана — подозревают в жестоком обращении с ребенком. Родители утверждают, что шестилетней девочкой манипулируют учителя, которые хотят снять с себя ответственность за сотрясение мозга, полученное ребенком в школе.

В Финляндии социальные работники подозревают гражданку России Анастасию Завгороднюю, проживающую в городе Вантаа, и ее мужа, финского гражданина родом из Судана, в жестоком обращении с детьми. По заявлению школьной учительницы органы опеки забрали сначала старшую дочь. По утверждению педагога, шестилетняя девочка пожаловалась, что ее ударил отец. Позже соцработники изъяли из семьи двухлетних мальчиков-близнецов. А 28 сентября у матери прямо в роддоме забрали новорожденную дочь, которой недавно исполнилась неделя. Как рассказала «Газете.Ru» сама Завгородняя, в настоящий момент ей не дают общаться с её детьми и она вынуждена добиваться разрешения на свидание. В отношении ее мужа полиция ведет разбирательство о нанесении ребенку травмы.

«Только что мне позвонили из социальной службы и предложили переехать в детский дом, чтобы кормить новорожденного малыша. Они сейчас готовят для нас специальную комнату в детском доме», — рассказала Завгородняя «Газете.Ru».

Никаких обвинений ее мужу пока не предъявлено. Полиция сейчас расследует, что же все-таки произошло и как именно ребенок получил сотрясение мозга. Мать девочки утверждает, что на самом деле дочь получила сотрясение мозга в школе: якобы ее побили старшие ребята, а потом уже учительница добилась от девочки рассказа о том, как отец сделал ей «хлопок по попе». «Школа спихнула все на нас, чтобы не нести ответственность. Мы вспоминали тот день с мужем, не было даже никаких шлепков. Младшие дети еще ничего сказать не могут, а старшей девочкой, как я думаю, сейчас манипулируют приемные родители», — подчеркивает мать ребенка. По ее словам, в так называемой замещающей семье преследуют корыстные цели: такие семьи в Финляндии зарегистрированы как частные предприятия и получают деньги за каждого ребенка.

«Чем дольше это все затянется, тем больше они получат денег. Трое детей — это очень выгодное предложение для этих людей. Это бизнес», — рассказала Завгородняя.

8 октября истекает срок решения органов опеки. Как полагает Завгородняя, в соцслужбе, скорее всего, решат продлить срок изъятия детей еще на месяц. По финским законам детей могут изымать на два месяца до суда по решению чиновников, а затем дело обязаны направить в суд для постановки вопроса о лишении родительских прав. «Встреча с органами опеки будет у нас утром в среду — тогда будет ясно, чего они хотят», — сообщила Завгородная.

В ситуацию уже вмешались российские дипломаты и уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов. Российское гражданство в настоящий момент есть у самой Завгородней и ее старшей дочери. «Уполномоченный и российское консульство в Финляндии предлагает финским соцслужбам провести переговоры по данной ситуации и найти безболезненное решение. Мы должны найти способ убедить финские власти в необходимости диалога с Россией по вопросам защиты детей», — написал Астахов в своем микроблоге.

Омбудсмен пригрозил в случае отказа от переговоров объявить Финляндию страной, «опасной для жизни иностранных (российских) семей с детьми».

Финский правозащитник, председатель «Антифашистского комитета Финляндии» Йохан Бекман рассказал «Газете.Ru», что сейчас в Хельсинки уже идут предварительные переговоры с участием российских дипломатов и представителей социальных служб. Однако пока ничего не известно об их результатах. По его словам, такие переговоры могут все кардинально изменить: «Если органы опеки захотят, они могут моментально изменить это решение и вернуть детей родителям, так как их изъяли из семьи без решения суда».

Бекман утверждает, что существуют особые рекомендации минздрава Финляндии от 2010 года, в которых зафиксировано, что в России практикуется избиение детей и родителей в таких случаях не наказывают. «Такую же позицию занимает и финский омбудсмен по правам ребенка Мария Кайса Аула. Она считает, что русских матерей в Финляндии нужно контролировать и преследовать», — утверждает Бекман. По его словам, все это укрепляет уверенность финских органов опеки, что у русских матерей можно изымать детей «по первому сигналу».

«Мы ждем результатов переговоров и доклада Астахова Владимиру Путину. Наша задача — прийти к диалогу между Россией и Финляндией, чтобы финская сторона признала нарушение прав российских матерей», — рассказал Бекман. Однако позже пресс-секретарь посольства России в Хельсинки Дмитрий Суворов заявил РИА «Новости», что планировавшаяся ранее на понедельник встреча с соцработниками не состоялась «по техническим причинам». «Прорабатывается возможность такой встречи на вторник», — уточнил дипломат.

Тем не менее, как рассказала сама Завгородняя, после вмешательства российских властей ситуация сдвинулась с мертвой точки. «До этого я обращалась ко всем министрам, к кому только можно. Разве что на приеме у президента не была, — говорит она. —

Завтра пойду в консульство, буду оформлять российское гражданство для детей. Дело в том, что российское гражданство есть только у меня и у старшой девочки. Здесь я уже не чувствую себя в безопасности. Мы обдумываем будущее».

Координатор международного общественного движения «Русские матери» Ирина Бергсет, которая сама оказалась лишена возможности видеть своих детей норвежскими органами опеки, рассказала «Газете.Ru» о том, что семидневная дочь Завгородней стала 49-м русским ребенком, изъятым финским соцпатронатом у семей с русскими родителями. По данным организации «Русские матери», это уже 35-я семья, которая обратилась за помощью к России в 2012 году из-за разлучения с родными биологическими детьми на территории Финляндии. Из 49 детей только 8 смогли вернуться в Россию со своими родителями.

Кроме того, Бергман высказала свою озабоченность в связи с тем, что законопроект «О соцпатронате», принятый в сентябре Госдумой в первом чтении, вводит практику, подобную финской, в России.

25 сентября Думой был принят в первом чтении законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства», который позволяет применить финский сценарий соцпатроната к российским родителям, то есть изъять ребенка у биологических родителей без суда.