Эстонский шпион ответит за русский лес

Организатор захвата Arctic Sea объявлен в международный розыск



Эстонец Эрик-Нийлес Кросс, обвиняемый в организации пиратства, объявлен в международный розыск

Эстонец Эрик-Нийлес Кросс, обвиняемый в организации пиратства, объявлен в международный розыск

Postimees/Scanpix
Российские следователи объявили в международный розыск предполагаемого организатора захвата сухогруза Arctic Sea. Бывшему главе эстонской внешней разведки Эрику-Нийелсу Кроссу, на которого указывали большинство осужденных участников захвата, предъявлено заочное обвинение.

В пятницу Следственный комитет (СК) вернулся к скандальному делу о захвате сухогруза Arctic Sea. Как сообщает пресс-служба ведомства, следователи, разбиравшиеся в обстоятельствах захвата судна в июле 2009 года, пришли к выводу, что главным организатором преступления был гражданин Эстонии Эрик-Нийелс Кросс. «В региональное управление ФСБ России по Архангельской области направлено поручение об организации федерального и международного розыска обвиняемого», — сказали в СК, добавив, что Кроссу заочно предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 227 (организация пиратства) Уголовного кодекса.

О том, что захват сухогруза, произошедший в тихом и безопасном Балтийском море, организовал именно Кросс, в прошлом возглавлявший службу внешней разведки Эстонии, на допросах и судебных заседаниях говорили рядовые фигуранты «дела Arctic Sea».

Большинство из них уже осуждены: признав свою вину, пираты просили рассмотреть их дела в особом порядке, что существенно ускорило судопроизводство. Как следует из обвинительных заключений, поступивших в суды в прошлом году, 22 июля 2009 года Arctic Sea под мальтийским флагом с экипажем из 15 россиян вышел из Финляндии и 4 августа должен был прибыть в алжирский порт Беджайя. Однако 28 июля связь с судном прервалась в Балтийском море. Как рассказали впоследствии освобожденные российскими военными моряки, к судну подошла надувная лодка с вооруженными людьми в масках и словом Policia на комбинезонах, которые избили команду и захватили сухогруз. Однако капитану Arctic Sea удалось связаться с компанией-судовладельцем, и к операции по освобождению подключились российские военные, отбившие судно в районе Кабо-Верде.

Первым о роли Кросса в захвате Arctic Sea рассказал на суде один из фигурантов, Дмитрий Савин, сейчас отбывающий семилетний срок в колонии строгого режима. По его словам, нападение, более характерное для Сомали, должно было создать у судовладельцев иллюзию, что Балтийское море стало не менее опасным. Кросс планировал получить за захваченный сухогруз крупный выкуп, а также подстегнуть интерес к охранным предприятиям, готовым работать в Балтийском море.

Впрочем, вместо революции на рынке охранных структур Кросс спровоцировал крупномасштабный скандал.

По официальным данным, которые фигурируют и в приговоре, на борту судна находился груз древесины стоимостью 2 млн евро, который он вез из Финляндии в Алжир. Но обстоятельства таинственного исчезновения судна и внимание к Arctic Sea российских властей породили несколько версий о нелегальном грузе (от наркотиков до огнестрельного оружия и крылатых ракет). Сразу после обнаружения сухогруза глава СКП Александр Бастрыкин в своем интервью «Российской газете» не исключил, что в ходе более тщательного обыска следователям все же удастся найти под пиломатериалами запрещенный груз. «Есть варианты, что там мог быть не только лес», — сказал он, но в более поздних выступлениях заявил, что «конспирологические версии не подтвердились».

Среди версий, выдвинутых российскими и зарубежными СМИ, была в том числе и такая: захват корабля был спланирован с целью дискредитации России, которая перевозила на нем оружие в Иран, а сотрудники некой спецслужбы из Европы или с Ближнего Востока захватили его и угрожали обнародовать информацию о тайном грузе. Этим, писали многие зарубежные издания, и объяснялась такая масштабная операция по спасению 98-метрового сухогруза, в которой были задействованы пять российских военных кораблей и две атомные подводные лодки, которые отправились на поиски Arctic Sea после приказа российского президента Дмитрия Медведева.

Однако следователи до сих пор настаивают, что эта и любые другие подобные версии не соответствуют действительности и речь шла об обычном вооруженном захвате.