«Я не хотела брать на себя кредит»

Начался процесс по делу предпринимательницы Натальи Гулевич

Таганский суд приступил к рассмотрению по существу дела тяжело больной предпринимательницы Натальи Гулевич. На заседании подсудимая дала первые показания, рассказав, что основной кредит брала под некий инвестиционный проект «Декампос», а здание на Садовнической набережной оставила под залог по воле учредителей, о которых она мало что знает. В суде прозвучало имя обвиняемого в рейдерстве Александра Глуховского, который, по данным следствия, выступал поручителем по кредиту компании Гулевич в Номос-банке.

Во вторник в Таганском суде Москвы прошло первое заседание процесса по делу тяжелобольной предпринимательницы Натальи Гулевич, которая обвиняется по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество). После лечения в больнице подсудимая стала выглядеть гораздо лучше, хотя она до сих пор ходит с катетером. «Чувствую себя плохо, — сказала она тем не менее журналистам перед началом заседания. — Вчера умер свекр: он не пережил мой арест». Судья Елена Иванова представила стороны: интересы обвиняемой в суде представляет адвокат Андрей Штанько, а потерпевших, Номос-банк, — его коллега Василий Чебров. Затем председательствующая заявила, что никто из вызванных свидетелей на заседание не явился. Лишь трое позвонили, чтобы объяснить причину отсутствия. Так, свидетель Мария Чабрукова сообщила, что беременна, у Анатолия Липатова умерла дочь, а свидетель Роман Савченко в данный момент находится в Рязани.

Представитель Номос-банка заявил, что хочет уточнить ранее заявленный гражданский иск к Гулевич. Оказалось, что ранее банк предъявил Гулевич иск на 590 млн рублей, теперь к нему прибавились проценты в размере 815 тысяч рублей.

«Не вставайте, я разрешаю вам сидеть», — обратилась судья к Гулевич, которая вызвалась заявить два ходатайства. По сути, ходатайства представляли собой показания подсудимой, которые она продолжила давать после оглашения обвинительного заключения, которое быстро проговорила прокурор.

Согласно обвинительному заключению, не позднее 15 сентября 2005 года Гулевич с неустановленными лицами решила злоупотребить доверием Номос-банка. Анатолий Липатов и некий Румянцев, которые возглавляли компанию ООО «Маркеттеплосервис», обратились в банк за кредитом. ГП «Статус» выступила поручителем в сделке. Таким образом, банк выдал два кредита: $5 млн ЗАО ГП «Статус» и $21,5 млн ООО «Маркеттеплосервис», подконтрольной Гулевич. В качестве залога выступило здание по адресу Садовническая набережная, 69, а также 100% акций ГП «Статус». Акции банк получил по сделке РЕПО — разновидности кредита, когда продажа ценных бумаг происходит с одновременным заключением сделки о последующем их выкупе через определенный срок по более высокой цене. По словам гособвинителя, банку были предоставлены фиктивные документы.

В качестве поручителей по сделке выступили ряд «фиктивных организаций», как выразилась прокурор, а также Александр Глуховской, который в данный момент разыскивается Интерполом по обвинению в рейдерских захватах.

Как отмечалось в материалах следствия, Гулевич дала указание перечислить со счетов ГП «Статус» и «Маркеттеплосервис» на счета «фиктивных организаций» деньги — 484 млн рублей и 56 млн рублей соответственно. В разгар финансового кризиса 2008 года банк согласился на реструктуризацию долгов. «Статус» взял на себя выплаты по кредиту «Маркеттеплосервис». В тот же период банк выдал должникам еще один кредит в размере $23,2 млн. В итоге обратно своих денег банк не получил. Более того, в 2007 году Гулевич ввела арбитражный суд в заблуждение, заключив договор купли-продажи одного из зданий на Садовнической улице с компанией «Журнал интервью», после чего акции компании упали в цене, зачитала прокурор.

Сама Гулевич несколько путалась в своих показаниях.

Она рассказала суду, что бизнес-центр, который принадлежит «Статусу», состоит из пяти зданий общей площадью 12 000 кв. м. Номос-банку в качестве залога, по ее словам, было предложено одно здание в 6000 кв. м по адресу Садовническая улица, 69. По ее словам, когда в 2005 году она брала кредит, то под залоговым зданием закончилась аренда земли, и поэтому Номос-банк потребовал передать акции компании по сделке РЕПО и предложил разбить кредит на две части: одну часть возьмет «Статус», другую «Маркеттеплосервис». В договоре ей отвели три месяца, чтобы оформить землю под зданием. Как утверждала обвиняемая, она рассчитывала, что после того, как оформит землю, получит от «Маркеттеплосервиса» $5 млн, отдаст их банку и вернет свои акции. Все деньги, полученные по кредиту, были переданы «Маркеттеплосервису», поэтому выплатить основной кредит Гулевич не могла. Но землю она оформила только в 2007 году и все это время стабильно выплачивала проценты по кредиту, а договор постоянно продлевался то еще на три месяца, то на полгода.

В 2008 году, когда грянул финансовый кризис, начались переговоры о реструктуризации кредита, потому что «Маркеттеплосервис» свой кредит так и не выплатил. По ее словам, все переговоры вела не она лично, а через своего куратора. «В январе 2009 года. Тогда я в первый раз побывала в банке», — сказала она. Решение о реструктуризации, по ее словам, принял сам банк, поскольку ему принадлежали акции. В этот период ГП «Статус» взял на себя обязательства по выплатам «Маркеттеплосервиса». «Я считаю, что у банка возник такой интерес, чтобы обременить «Статус» такой задолженностью», — заявила подсудимая. Согласно новым условиям договора, Гулевич должна была погасить $8 млн задолженности по основному кредиту до 15 декабря 2008 года, а после выплаты $10 млн ей должны были вернуть акции. Такое распоряжение, по ее словам, она получила 1 декабря 2008 года, а 2 декабря ее сняли с должности. Она стала занимать должность исполнительного директора, а должность генерального занял представитель банка, который, по выражению подсудимой, «ходил за ней по пятам». «31 декабря я выполнила условия и на счет легли $8 млн», — сказала Гулевич.

13 марта 2009 года, по ее словам, банк подтвердил стоимость имущества, которое оценивалось в 590 млн рублей. 27 марта она погасила еще $1 млн. В апреле 2009 года, рассказала Гулевич, она подписала два документа. Появился график погашения кредита, а уже 13 апреля банк лишил Гулевич полномочий, не продлевая доверенность. «Мне оставалось гасить кредит через поручителей, и «УК Алтайхимпром» погасил последний, десятый, миллион, но списывали его не на основной долг, а на проценты», — сказал она. После этого против нее возбудили дело по статье «самоуправство». «С 31 декабря 2008-го по 19 июня 2009 года я погасила проценты по кредиту на сумму $14 млн, — сказала она. — 10 ноября 2009 года акционер банка принимает решение о выводе с дисбаланса «Статуса» двух зданий, которые предметом залога никогда не являлись».

Гулевич пожаловалась, что не имела возможности доказать свою невиновность, а ряд доказательств по делу являются недопустимыми.

«Банк настаивает на том, что «Статус» не уведомил о том, что имел обязательства перед другими банками. Но этот пункт договора носит рекомендательный характер», — настаивает Гулевич. По ее словам, вместо того чтобы лишать ее полномочий, банк мог обратить внимание на предмет залога и потребовать страховых возмещений, но не сделал этого. «В обвинительном заключении также говорится, что я оказывала давление на судей арбитражного суда, который вынес решение по сделке с «Журнал интервью», но я в заседаниях не участвовала, — сказала она. — Предполагалось, что «Журнал интервью» начнет выплачивать обязательства через ООО «Гринком», и акции вернутся на «Гринком».

— Какое отношение вы имели к ООО «Маркеттеплосервис», — задавала вопросы судья.

— Никакого, — ответила обвиняемая.

Давая показания, Гулевич рассказала, что с 2003 года занимала должность гендиректора ЗАО ГП «Статус». «Учредителями фирмы были физические лица, и я в том числе (10%)», — сказала она. Кем являлись остальные учредители, она не знает. По ее словам, кредит был взят под некий инвестиционный проект «Декампос», суть которого ей также неизвестен. «Волей акционеров было оставить здание на Садовнической набережной под залог», — сказала она.

О проекте и воле акционеров, по ее словам, ей рассказал некий Эмиль Молджанов.

Его роль она также не смогла четко обрисовать. По словам Гулевич, это «человек, который являлся совладельцем «Статуса», но не напрямую». Всего было пять акционеров, которые выражали интересы учредителей, и Молджанов имел решающий голос. «Пришел Молджанов и сказал, что у него есть возможность помочь с пополнением оборотных средств, — рассказал она. — Он говорил, что у него есть бизнес-проект. В конце проекта мы бы получили часть в виде процентов».

«Именно он предложил взять кредит на «Маркеттеплосервис» и обеспечить его одним зданием», — отметила подсудимая.

Ее кабинет, говорила Гулевич, находился рядом с кабинетом Молджанова. Липатов, по ее словам, был директором «Управляющей компании «Статус», которая сдавала имущество «Статуса» в аренду. «Липатов занимался техническим обслуживанием имущества, — пояснила она. — О том, что он занимал должность в «Маркеттеплосервисе», я не знала. С представителями Номос-банка переговоры вел Молджанов. Он говорил, что договорился с руководством Номос-банка о кредите».

И после этого «Статус» выступил поручителем кредита. «Я не хотела, но меня обязали», — объясняла предпринимательница. Большую часть компаний, которые ей назвала судья, она не знала. «Алтайхимпром», насколько ей известно, как раз занимался проектом «Декампос». Знакома была ей и компания «Глэдис»: именно на нее передавались акции от частных лиц, откуда они впоследствии поступили в «Номос-банк». «Все думали, что это на два-три месяца, поэтому и выбирались такие компании», — говорила она.

По ее словам, еще с июня 2005 года они обсуждали проект по благоустройству ЗАО ГП «Статус» с «Журнал интервью». Согласно договору, компания «подняла» этаж одного из зданий на Садовнической улице, увеличив арендную площадь. Когда «Статус» не смог оплатить работы, то компания принудила к сделке купли-продажи одного из зданий.

— Написано, что в феврале--марте 2007 года был заключен договор купли-продажи, — недоумевала судья.

— Я не могу вспомнить, в какой период это было, — оправдывалась предпринимательница.

— Говорится о повторном обременении залогами этих помещений «Русскому элитарному банку» и «Банку Ближнего Востока».

— Это была своего рода защита: мы спасали имущество от Номос-банка. Эти переговоры вел тоже Эмиль Молджанов, — отвечала Гулевич.

— Несмотря на договор о купле-продаже? – судья опять недоуменно уставилась на подсудимую.

— Ну, эта сделка так и не была зарегистрирована.

— Я не поняла, в связи с чем была ваша защитная функция?

— Номос-банк вел себя агрессивно по отношению в ЗАО ГП «Статус».

— Я не могу понять. Вы, с одной стороны, говорите, что Номос-банк не имеет отношения к сделке купли-продажи, а с другой стороны, говорите, что защищали себя от Номос-банка.

— Я предвидела такое развитие событий, что из номинального акционера он превратится в фактический.

У адвоката подсудимой вопросов не оказалось. Зато они были у представителя Номос-банка.

— Вы были учредителем «Статуса»?

— Да, была. До момента, когда акции были переданы «Глэдис», а оттуда банку.

— Молджанов показывал вам документы, свидетельствующие, что он есть среди акционеров?

— Зачем предъявлять? Я и так знала. Юридически он отношения не имел.

— Каким образом вы одобряли сделки с другими банками?

— Одобряла. Не могу ответить. Наверно, через Молджанова.

— Кто подписывал документы?

— Залог подписывала я, а одобрение, наверно, «Трен» (аффилированная организация Номос-банка, которой были переданы акции «Статуса». — «Газета.Ru»).

— Кто привлек в качестве поручителя Глуховского?

— Привлек Номос-банк. Это вы пытаетесь его на меня навесить.

— Вам знакома компания «Гринком»?

— «Гринком» такая же компания, как «Трен». Она была создана, чтобы через нее осуществить погашение основного долга и вернуть на нее акции.

— Гендиректор Кравцова Елена вам знакома? (уборщица в ГП «Статус». — «Газета.Ru»)

— Лично нет.

В ходе опроса Гулевич заявила, что гендиректором «Журнал интервью» и владельцем «Гринкома» был Сергей Глембо. Сейчас он проходит по другому обвинению в мошенничестве, в котором признал свою вину. Также в СМИ Глембо называли одним из приближенных лиц Александра Глуховского. Гулевич призналась, что получила денежный заем от «Гринкома» в размере $11 млн для погашения кредита Номос-банку. Известие о том, что «Гринком» отсудил эти деньги у ГП «Статус», стали для Гулевич сюрпризом. Она заявила, что ничего не знает об этом.

«Я жертва обстоятельств. Я взяла не свои деньги и не хотела брать на себя кредит», — заключила Гулевич.

Следующее заседание пройдет 14 декабря. Предполагается, что на нем выступит представитель Номос-банка и ряд свидетелей обвинения.