Следствие выявило на Магнитском наручники

Следователи признали, что Сергею Магнитскому перед смертью были причинены телесные повреждения



Старший следователь по особо важным делам полковник юстиции Олег Сильченко

Старший следователь по особо важным делам полковник юстиции Олег Сильченко

ИТАР-ТАСС
Следственный департамент МВД России признал, что сотрудника фонда Hermitage Сергея Магнитского перед смертью держали в наручниках, а также то, что заключенному были причинены телесные повреждения. Однако избиение дубинками следователи не подтвердили. Кроме того, в ведомстве добавили, что недавно обнародованный доклад фонда содержит массу недостоверной информации и передергиваний.

В четверг Следственный департамент МВД дал ответ на доклад фонда Hermitage, написанный по итогам собственного расследования гибели сотрудника фонда Сергея Магнитского. В частности, в докладе коллег Магнитского говорится, что перед смертью арестант был избит. Начальник управления СД МВД Павел Лапшов признал, что судмедэкспертиза действительно выявила у Магнитского телесные повреждения от наручников.

«Но сам факт избиения не подтвержден», — подчеркнул представитель МВД.

По его словам, связи между телесными повреждениями и смертью Магнитского судмедэксперты не обнаружили. Официальная причина смерти заключенного — острая сердечная недостаточность.

Однако в докладе фонда Hermitage приводятся копии рапортов сотрудников «Матросской Тишины» о применении наручников и акта о применении резиновой дубинки, а также есть копии актов о смерти, представленных суду в 2009 и 2011 годах. В первом в диагнозе указана «закрытая черепно-мозговая травма», во втором эта фраза отсутствует. Также в конце ноября член президентского совета по правам человека Валерий Борщев заявил, что непосредственной причиной смерти Магнитского могло быть избиение резиновой дубинкой. По его данным, за несколько часов до смерти к арестованному применили спецсредства.

Анализируя доклад, сотрудники Следственного департамента обвинили представителей фонда Hermitage в передергивании фактов, замалчивании и приукрашивании.

Как заявила руководитель подразделения по работе со СМИ СД МВД Анжела Кастуева, «практически на каждой странице доклада есть факты, не соответствующие действительности, или они достаточно сильно изменены».

«Мы знаем, как освещать информацию, чтобы донести ее до клиентов в выгодном свете, надо лишь замолчать одну информацию, немного недоговорить и приукрасить другие факты, что мы и наблюдаем в этом конкретном случае», — заявила Кастуева. Она привела лишь восемь примеров, сославшись на нехватку времени. В частности, по ее словам, докладчики исказили фразу бывшего депутата бундестага, специального докладчика Совета Европы Сабины Лойтхойзер-Шнарренбергер, изъяв предложение «мы выяснили, что задержание Магнитского было произведено по делу с другим номером». «Выглядит так, как будто Совет Европы бессовестно обманули, утаив от него правду о деле Магнитского», — прокомментировала Кастуева, и затем объяснила, что было два дела: по одному Магнитский проходил как обвиняемый, а по другому — как свидетель.

Также следователям не нравится, что Магнитского постоянно называют юристом. По мнению Кастуевой, это делается потому, что профессия юриста более ценится на западе, а профессия аудитора подразумевает, что человек может разрабатывать схемы ухода от налогов, чем, по убеждению следователей, Магнитский и занимался.

Кроме того, Кастуева напомнила, что перерегистрация трех фирм, которые запросили возвращение налогов на 5,4 млрд рублей, была законной и в этом не участвовали сотрудники правоохранительных органов, в том числе следователь Алексей Кузнецов, занимавшийся делом Магнитского, о чем постоянно заявляет фонд Hermitage. А вот утверждение в докладе о том, что выплата налогов была произведена за один день, по мнению Костуевой, неправомерно. По ее словам, налоговики проверяли поданные документы три месяца. Правда, почему сотрудники налоговой не смогли за это время выяснить, что бумаги были подложными, представитель МВД не пояснила.

Магнитский вообще ни разу не обвинял сотрудников МВД в попытке хищения 5,4 млрд рублей, заявила Кастуева.

Вместе с тем она признала, что Магнитский подробно описал происходившее с компаниями во время первых допросов — еще до его ареста. Кстати, тогда же Магнитский сообщил, что в конце мая 2006 года деятельностью компаний заинтересовался следователь Артем Кузнецов, который затем был в составе следственной группы по расследованию хищения 5,4 млрд рублей. «Никаких отводов членам следственной группы Магнитский не заявлял до конца расследования, никаких обвинений следователям он не предъявлял», — добавила Кастуева.

Коллеги Магнитского считают, что объяснение Магнитского уже является изобличением истинных мошенников. По их мнению, махинации с миллиардами провели следователи МВД Артем Кузнецов и Павел Карпов — именно Кузнецов при обысках в трех компаниях изъял уставные документы и печати, после чего в этих компаниях поменялись директоры, которые затребовали возврат налогов. В декабре 2007 года руководство фонда отправило заявления о преступлении в Генеральную прокуратуру, Департамент собственной безопасности МВД и СКП. Но похищение не удалось предотвратить: через три недели деньги ушли на счета мошенников. Впрочем, представители МВД заявляли, что никаких писем из фонда с предупреждениями к ним не поступало.

В фонде также напоминали, что Магнитский напрямую сообщил в своих показаниях: «Я считаю, что Кузнецов и другие вступившие с ним в сговор сотрудники правоохранительных органов могли быть причастны к хищению обществ «Рилэнд», «Махаон», «Парфенион» и последующему хищению 5,4 млрд рублей из бюджета описанным выше образом и были крайне заинтересованы в пресечении моей деятельности, связанной с помощью моему клиенту в расследовании обстоятельств, связанных с указанными преступлениями».

Последние две неточности из доклада фонда Hermitage, которые представители МВД решили озвучить, касаются изолятора и состояния здоровья Магнитского. Кастуева напомнила, что следователей обвиняют в том, что за неделю до операции для арестанта они потребовали сменить «Матросскую Тишину» на «Бутырку», где не было возможности провести операцию. Представитель МВД пояснила, что на смене изолятора настояло его руководство, так как возникла необходимость провести капремонт. Вместе с Магнитским были переведены и другие сидельцы.

Что касается неоказания медпомощи, то Кастуева заявила, что адвокаты и защита Магнитского подали 183 ходатайства, среди которых не было ни одного, в котором говорится о наличии у обвиняемого тяжелого заболевания.

В свою очередь, представители фонда Hermitage настаивают, что следователь знал о болезни Магнитского, однако продолжал требовать продление его содержания под стражей. Сам Сильченко на пресс-конференции пояснил журналистам, что если бы врачи действительно подтвердили наличие тяжелого заболевания у Магнитского, то с ним бы поступили «в соответствии с законодательством», которое запрещает содержать таких обвиняемых под стражей. «Однако практика показывает, что 99% лиц симулируют заболевания», — добавил следователь.

Вместе с тем Сильченко не смог убедительно ответить на вопрос, почему на протяжении 11 месяцев он отказывал Магнитскому в свидании с женой и матерью, а также запрещал телефонные разговоры с семилетним сыном.

Он лишь пояснил, что во время следственных действий порой нужно ограничивать допуск лиц к задержанному.

В свою очередь, руководитель СД МВД Лапшов еще раз напомнил, что сотрудники фонда Hermitage смогли, используя пробелы в законодательстве, приобрести акции стратегических компаний для иностранных инвесторов, что напрямую было запрещено законом. В руках скупщиков оказались в том числе 7% акций «Газпрома», а также акции Сбербанка, «Сургутнефтегаза» и «ЛУКойла». Он добавил, что это не является нарушением закона. «Но было желание дать правовую оценку действиям фонда», — заявил Лапшов.

Он пояснил, что приобретатели акций «попытались оказать давление на органы руководства компаний» и это уже было расценено как «угроза для российской экономики».

После этого главе московского представительства компании Hermitage Уильяму Браудеру был запрещен въезд в Россию. Ему было предъявлено обвинение — такое же, как и Магнитскому, — в уклонении от уплаты налогов. В настоящий момент следователи намерены передать дело в суд, чтобы рассмотреть его заочно, без присутствия Браудера, который находится в Великобритании и не намерен приезжать в Россию.