Пожизненно в закрытом режиме

Прокуратура требует приговорить экс-сенатора Игоря Изместьева к пожизненному заключению

ИТАР-ТАСС
В Московском городском суде начались прения по делу экс-сенатора от Башкирии Игоря Изместьева, которого обвиняют в убийствах и терроризме. Бывшему члену Совета федерации вменяют руководство группировкой, известной как «банда Пуманэ» или «кингисеппская ОПГ». Прокуратура требует приговорить Изместьева к пожизненному заключению.

Дело Игоря Изместьева Мосгорсуд слушает уже полтора года, но в мае 2010-го слушания пришлось прервать из-за роспуска коллегии присяжных: заседатели, как основные, так и запасные, выбывали один за другим, и в итоге в жюри остались 11 человек вместо положенных 12. С 12 мая 2010 года к рассмотрению дела приступила тройка судей, несмотря на требование защиты созвать новую коллегию. Судья Мосгорсуда Елена Гученкова, которая возглавила тройку, объяснила, что Изместьеву не положен суд присяжных, так как в УПК внесены изменения: дела о терроризме должны рассматривать профессиональные судьи. Адвокаты ссылались на Конституцию: человек, которому грозит смертная казнь (за убийство эта высшая мера наказания предусмотрена, но не применяется из-за моратория), имеет право на суд присяжных. Когда в созыве коллегии было отказано, защита заявила: «Изместьев обречен».

Во вторник гособвинение попросило приговорить бывшего сенатора от Башкирии к пожизненному заключению.

Слушания дела, как и прения сторон, проходили в закрытом режиме. Согласно тексту обвинительного заключения, Сергей Финагин, Имран Ильясов, Александр Иванов, Игорь Ульданов, Андрей Иванов, Юрий Васильев, Сергей Хомутов, Валентин Бар-Бирюков, Игорь Рожнев, Игорь Ганзин, Юрий Мамонов и Эмир Ибрагимов входили в так называемую кингисеппскую группировку и в 1994—2004 годах выполняли распоряжения экс-сенатора о ликвидации неугодных ему людей. Фигурантам уголовного дела инкриминируются убийства, покушения, поджог и теракт. Изместьева также винят в попытке дачи взятки следователю.

«Газета.Ru» напоминает, как расследовалось дело Изместьева и при каких обстоятельствах были совершены преступления, в которых обвиняют бывшего сенатора.

Кингисеппская группировка, или «банда Пуманэ»

Создание кингисеппской организованной преступной группировки (по названию города Кингисепп в Ленинградской области, откуда были родом многие участники банды) следователи относят к 1991 году. Ее возглавляли Имран Ильясов и его двоюродный брат Георгий Сафиев. Боевиками банды, которые выполняли заказы в Москве и Башкирии, руководил Сергей Финагин по кличке Фин. Согласно показаниям участников, Сафиев (в 2001 году он умер в США) находил для банды заказчиков, передавал их через Ильясова Финагину, а тот уже подбирал исполнителей.

Большинство членов банды были задержаны и дали показания после смерти в сентябре 2004 года бывшего офицера-подводника Александра Пуманэ, которого сейчас следствие называет одним из киллеров кингисеппских. Пуманэ задержали в Пресненском районе Москвы, в его машине обнаружили мины, тротиловую шашку и электрическую блок-схему. Террорист по заказу чеченских боевиков собирался взорвать участников проходившей в столице конференции мэров, объявили тогда милиционеры. Пуманэ привезли на допрос, где жестоко избили, и подозреваемый, который уже начал давать признательные показания, внезапно скончался. На начальника 83-го ОВД и дежурного милиционера завели уголовное дело, одному дали два года в колонии-поселении, а другому два года условно. Майор Вячеслав Душенко, который наносил Пуманэ удары, скрылся от следствия. Но в 2007 году дело в отношении него прекратили за отсутствием состава преступления.

Расследование теракта, который готовил Пуманэ, после его смерти продвигалось медленно, пока следователи не установили настоящий мотив преступления — не нападение боевиков, а криминальные разборки.

Выяснилось, что Пуманэ входил в кингисеппскую ОПГ и совершил три заказных убийства. Другой киллер группировки, Александр Иванов, который проходит по делу Изместьева, рассказал следователям, что Пуманэ убил в 1999 году сотрудника фирмы «Ронекс» Олега Булатова, в 2001 году — главного бухгалтера «Башнефтехимторга» Валерия Сперанского, в 2002 году застрелил председателя правления ЗАО «ВМС-Октан» Василия Хитаришвили. В 2000 году Пуманэ покушался на акционера ЗАО «Компания САН» Михаила Орлова, но тот остался жив.

В 2005 году по делу кингисеппских начались задержания. Среди рядовых членов группировки, оказавшихся за решеткой, братья Андрей и Александр Ивановы. Последний был штатным киллером — убивал с помощью ножа и пистолета, одну из жертв закатал в бетон. У убийцы имелся фирменный почерк — контрольный выстрел в глаз.

Игорь Рожнев по кличке Пегас участвовал в покушениях на владельца компании «Башнефть-МПК» Юрия Бушева. Он также проходит по делу об убийстве четверых членов щелковской ОПГ, трупы которых были закопаны в Щелковском районе. Всего в могильнике кингисеппских оперативники нашли около 20 тел в разных стадиях разложения.

Игорь Ульданов участвовал в подготовке убийства сотрудника «Ронекс» Булатова, а также в слежке за другими будущими жертвами группировки. Валентин Бар-Бирюков (как и Пуманэ, он в прошлом был офицером-подводником) на предварительном следствии признался в соучастии в убийстве главного бухгалтера «Башнефтехимторга» Сперанского. Он также сообщил, что участвовал в подготовке покушения на председателя правления «ВМС-Октан» Хитаришвили, но потом отказался участвовать в преступлении. Член группировки Сергей Хомутов покушался на замгендиректора Ново-Уфимского нефтеперерабатывающего завода Салавата Гайнанова, а также участвовал в организованных кингисеппскими взрывах автозаправок в Москве. (АЗС участники банды взрывали по заказу конкурирующих фирм.)

Задания руководства ОПГ выполняли и действующие сотрудники правоохранительных органов.

Так, оперуполномоченный УФСКН (Госнаркоконтроля) по Санкт-Петербургу и Ленобласти Юрий Васильев в 2002 году пытался убить одного из кингисеппских Андрея Абрамова. Оперативник по указанию руководства ОПГ взорвал машину, где ехал Абрамов с приятелями, но все пассажиры автомобиля выжили. На допросах обвиняемый рассказал, что давно сотрудничает с кингисеппскими. До службы в ФСКН Васильев служил в Чечне — инструктором-взрывотехником в отряде спецназа «Тайфун». С Кавказа он привез 12 мин, 10 кг тротиловых шашек, около 20 гранат и многое другое — весь этот арсенал Васильев продал лидеру банды Сергею Финагину.

Лидер ОПГ рассказал о себе и сенаторе

Бывшего боксера Финагина, который руководил боевым крылом кингисеппских, задержали в 2006 году. Соучастники не сразу узнали своего лидера: как выяснилось, за несколько лет до ареста Фин (так его называли в группировке) сделал пластическую операцию — переделал нос, подбородок, сделал подтяжку лица и отрастил бороду.

Через несколько месяцев на допросе Финагин впервые назвал фамилию Изместьева — защита сенатора уверена, что его заставили, пообещав сократить срок наказания.

По словам Фина, который охотно сотрудничает со следствием, Изместьев был заказчиком убийства замгендиректора Ново-Уфимского нефтеперерабатывающего завода Гайнанова, которого кингисеппские застрелили в январе 1994 года. 26-летний заместитель начальника отдела внешних связей завода Изместьев якобы хотел занять место Гайнанова. Сам экс-сенатор говорит, что тогда о такой должности не мог и мечтать, к тому же у него не было необходимого образования: он закончил не нефтяной институт, а авиационный. По словам Изместьева и его адвокатов, у Гайнанова был давний конфликт с сыном тогдашнего президента Башкирии Уралом Рахимовым, но эту версию следствие даже не отрабатывало.

Последующие убийства, якобы совершенные по заказу Изместьева, следствие связывает с его коммерческой деятельностью: в середине 1990-х годов будущий сенатор руководил фирмой «Корус», которая занималась поставками нефти. По указанию Изместьева, говорит Финагин, его боевики убили Булатова, Орлова (он якобы был должен Изместьеву несколько сотен тысяч долларов), Сперанского, московского нотариуса Галину Перепелкину, Хитаришвили — у всех у них были конфликты с компанией «Корус». Изместьев настаивает, что Перепелкину не знал, а защита обращает внимание, что после смерти известного московского нотариуса все ее наследство досталось бывшему мужу Юрию Бушеву, с которым они в последнее время вместе не жили.

На самого Бушева покушались четыре раза. Перед одной из попыток в сентябре 2004 года был пойман киллер Пум (Пуманэ), с этого задержания и началось расследование дела кингисеппских. Заказ этих покушений тоже приписывают Изместьеву, несмотря на то что сам потерпевший Бушев считает, что экс-сенатор не мог желать его смерти, и дал соответствующие показания в суде. Бушев полагает, что в его устранении были заинтересованы экс-президент Башкирии Муртаза Рахимов и его сын Урал.

Фамилия Рахимова-младшего в материалах уголовного дела фигурирует не только в показаниях потерпевшего.

По версии следствия, взрыв автомобиля с охранниками Рахимова в ноябре 2003 года в Уфе был покушением на жизнь сына президента Башкирии, а также терактом — «попыткой дестабилизировать обстановку в республике накануне выборов». Впрочем, сразу после преступления появилась версия, что это инсценировка: автомобиль с надписью «бомба» на пыльном стекле видели возле резиденции Рахимова еще за неделю до взрыва. На допросе в СКП после задержания Финагин сообщил, что это был заказ Изместьева. Защита экс-сенатора называет обвинение несостоятельным: Изместьев выдвигался в качестве «технического» кандидата на выборах главы республики и позже снял свою кандидатуру в пользу Рахимова. Терактом взрыв в Уфе объявили уже на последней стадии расследования, первоначально речь шла только о покушении. Адвокаты Изместьева уверены, что уточнение обвинения было связано с изменениями в УК — чтобы лишить экс-сенатора права на присяжных.

Уточнить подробности ноябрьских событий 2003 года в Уфе у самого Рахимова-младшего участникам процесса не удалось. Один из них на условиях анонимности рассказал «Газете.Ru», что защита требовала вызвать Урала Рахимова в суд, соответствующий запрос весной 2010 года отправляли на имя его отца — тогдашнего президента республики. Однако в ответном письме было указано, что Урал Рахимов находится на лечении в Швейцарии и в суд прибыть не может. По некоторым данным, после прекращения полномочий его отца (Муртаза Рахимов был отправлен в отставку 15 июля 2010 года) Рахимов-младший остался в Европе.

Путь Изместьева в Мосгорсуд

В начале 1990-х Игорь Изместьев работал сначала в АО «Башнефть», затем на Ново-Уфимском нефтеперерабатывающем заводе. В 1993 году он переехал из Башкирии в Москву, где возглавил компанию «Корус». Также Изместьев являлся председателем совета директоров нижегородской судоходной компании «Волжское пароходство». В 2000 году предприниматель, которого всегда тесно связывали с командой тогдашнего президента Башкирии Муртазы Рахимова, начал работать помощником председателя курултая (государственного собрания) Башкирии, а через год стал представителем республики в Совете федерации.

В 2003 году Изместьев выдвигал свою кандидатуру на выборах главы Башкирии. Между ним и еще одним кандидатом, Сергеем Веремеенко, которого называли наиболее реальным соперником Рахимова, начался открытый конфликт, сопровождавшийся взаимными обвинениями в использовании силовиков и административного ресурса. Веремеенко со скандалом зарегистрировали в качестве кандидата (сначала башкирский избирком ему отказал), а типография в Златоусте, где для него печатались агитационные материалы, была подожжена. Указание спалить типографию кингисеппским дал Изместьев, утверждал в суде Финагин.

Защита сенатора просила прокуратуру определиться, на чьей он стороне: поджог неугодной Рахимову типографии и попытка убийства сына башкирского президента не укладываются в одну фабулу обвинения, считают адвокаты.

Впрочем, в 2003 году фамилию сенатора и нападение на типографию никто не увязывал, и он продолжал исполнять свои обязанности в Совфеде. В 2005 году МВД начало расследование дела о неуплате налогов дочерними структурами компании «Корус», сам Изместьев проходил по нему как свидетель. Через год выяснилось, что трое хороших знакомых сенатора (высокопоставленные сотрудники ГУВД Москвы, налоговой полиции и ФСБ) пытались дать взятку следователю Ольге Нужденовой за предоставление плана следствия по делу. Нужденова рассказала, что ей предлагают деньги, всех троих задержали, а сам Изместьев попал под подозрение. (В теперешней редакции обвинения против экс-сенатора эта взятка также указана.)

Помимо подозрений в получении взятки Изместьева в том же 2006 году принялся разоблачать Росприроднадзор во главе с замруководителя агентства Олегом Митволем.

По данным Росприроднадзора, дом сенатора на Ильинском шоссе (неподалеку от резиденции Владимира Путина в Ново-Огарево) был построен с нарушениями природоохранного законодательства. Позже Мособлсуд постановил, что участок Изместьеву действительно был выделен незаконно.

Осенью того же года в суде по делу кингисеппских Финагин рассказал, что совершал убийства «неугодных Изместьеву людей». В прессе появились сообщения, что родственник бандита Фина работал в компании Изместьева, но позже эти слухи не подтвердились, а сам сенатор назвал публикации заказными. В конце ноября кандидатуру Изместьева из Совфеда попытался отозвать курултай Башкирии: якобы сенатор продолжал заниматься коммерческой деятельностью, незаконно совмещая ее с госслужбой. Отзыв не удался, так как башкирский парламент не имел соответствующих полномочий. Но через месяц Изместьев написал заявление о снятии полномочий по собственному желанию, после чего уехал за границу. Сначала он отправился в Швейцарию, а потом прилетел на частном самолете к премьер-министру Киргизии Феликсу Кулову.

16 января 2007 года из Бишкека Изместьева вывезли на другом самолете сотрудники ФСБ — сначала в Новосибирск, а оттуда в Москву.

Адвокаты экс-сенатора назвали задержание похищением, так как никаких запросов на экстрадицию Изместьева в Киргизию не приходило. Первое обвинение, предъявленное бывшему члену Совфеда, — убийство Перепелкиной. В окончательной редакции в обвинительном заключении фигуригуют девять статей Уголовного кодекса, в том числе «убийство», «организация преступной группы», «терроризм».

Сенатору грозит пожизненное

«Прокуратура сочла все предъявленные обвинения доказанными», — рассказал «Газете.Ru» один из участников закрытого процесса. Гособвинитель Юлия Сафина и ее коллега Антон Щербаков, представляющие прокуратуру в суде, от комментариев отказались.

По словам адвокатов подсудимых, пожизненного заключения, на взгляд прокуратуры, заслуживает только Изместьев. Финагину грозит 24 года лишения свободы в колонии строгого режима, Иванову — 18 лет. Двоих подсудимых — Мамонова и Ибрагимова — гособвинение предлагает не отправлять за решетку, а осудить условно на пять лет.

Многие из тех, кто сейчас на скамье подсудимых по делу Изместьева, уже осуждены за другие преступления кингисеппской группировки. Игорь Ульданов приговорен к 14 годам строгого режима, Имран Ильясов — к 19 годам, Юрий Васильев — к 9,5 года Андрей Иванов и Валентин Бар-Бирюков — к 19 годам каждый, Сергей Хомутов — к 15 годам, Александр Иванов — к 13 годам. По мнению защиты Изместьева, последний получил такой мягкий срок за 12 убийств, потому что согласился дать показания против экс-сенатора. Киллер заявил в суде: Финагин рассказывал ему, что получал заказы от Изместьева. Сам Иванов впервые встретился с сенатором на очной ставке — до ареста они не были лично знакомы. Фина, а также сотрудников службы безопасности компании «Корус» Игоря Ганзина, Эмира Ибрагимова и Юрия Мамонова, как и Изместьева, судят впервые.

Во вторник и, как ожидается, в среду в прениях будут выступать защитники экс-сенатора и других подсудимых. Адвокаты пока отказываются обсуждать свою позицию по предъявленному обвинению. «Все подробности после выступления, — сказал «Газете.Ru» защитник Изместьева Сергей Антонов. — Могу лишь заверить: мой подзащитный не признает себя виновным, как никогда не признавал по этому сфабрикованному делу».