Подоходный залог

Президент Медведев предлагает отпускать под залог всех обвиняемых в экономических преступлениях

Анастасия Берсенева, Ольга Танас, Елена Шмараева, Григорий Туманов 26.02.2010, 21:00
ИТАР-ТАСС

Президент Дмитрий Медведев предлагает отпускать под залог всех обвиняемых в экономических преступлениях. Залоги будут установлены от 100 тысяч рублей за нетяжкие преступления и от полумиллиона за нарушения закона посерьезнее. Юристы опасаются, что к исполнению поручения президента подойдут формально: бизнесменов будут сажать на пару месяцев в СИЗО, выбивать нужные показания, а потом отпускать под залог.

В пятницу президент России встретился с представителями бизнес-сообщества. Главной темой стало обсуждение изменений наказания для подозреваемых в экономических преступлениях. Медведев напомнил собравшимся, что это не новая тема. В декабре прошлого года были подписаны законы, согласно которым граждане, совершившие нетяжкие преступления, могли избежать тюремного срока. Теперь по таким делам судьи могут вынести приговоры, не связанные с лишением свободы, например условный срок. Также, добавил президент, был увеличен в шесть раз размер крупного ущерба по налоговым преступлениям, что позволило более четко квалифицировать эти преступления. «Но подозреваемого или обвиняемого в совершении налоговых преступлений теперь по этим правилам также нельзя сразу взять под стражу, это возможно лишь в определённых случаях, — отметил Медведев. — Например, если он не живет в России, или его личность не установлена, или нарушена уже ранее избранная мера пресечения. Если же таких оснований нет, то по действующим правилам должны применяться залог либо подписка о невыезде».

Президент предложил распространить практику залога на все экономические преступления, совершаемые без применения насилия.

«Думаю, что нужно распространить такого рода порядок не только на перечисленные мною преступления, но и на другие преступления в сфере экономики, которые не связаны с проявлением насилия», — добавил Медведев. «Но грабеж, разбой — это особые вещи», — конкретизировал глава страны. «В частности, речь идет о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности, речь идет о главе 22-й Уголовного кодекса и некоторых других статьях Уголовного кодекса, которые содержатся не в главах 21-й и 22-й соответственно», — пояснил президент.

Главу 21 УК РФ составляют преступления против собственности: растрата, кража, мошенничество, хищения, вымогательства, угон, повреждения имущества, а также уже вычеркнутые президентом грабеж и разбой. Это статьи со 158-й по 168-ю. В главу 22 входят преступления в сфере экономической деятельности — статьи 169—200. В том числе незаконное предпринимательство, приобретение, хранение и сбыт продукции без акцизных марок, легализация денег, незаконное получение кредита и уклонение от уплаты взносов по ним, незаконное использование товарного знака, разглашение коммерческой тайны. А также контрабанда, сбыт поддельных купюр, незаконный оборот драгоценных камней, преднамеренное или фиктивное банкротство и другие.

По каким из этих преступлений планируется заменить следственный изолятор на залог — пока неясно.

Нововведение президент объяснил тем, что мера пресечения для подозреваемых в преступлениях не является наказанием. «Предлагаю установить достаточно высокий размер залога, который должен варьироваться от 500 тысяч рублей минимум, естественно, при совершении достаточно серьёзных действий, и минимальный размер залога — от 100 тысяч рублей — при преступлениях совсем небольшой тяжести», — заявил президент. Он добавил, что, на его взгляд, вполне возможно принимать в качестве залога недвижимость, ценные бумаги, акции и облигации.

Ежегодно в российские суды попадает примерно 1,2 млн уголовных дел по экономическим преступлениям — это около 40% все дел, рассматриваемых в судах.

В 2009 году, по данным Верховного суда РФ, под денежный залог российские суды освободили примерно 1200 человек.
Рекордная сумма залога в современной судебной практике в России — 50 млн рублей, которые в 2008 году заплатили за свое освобождение смертельно больной вице-президент компании ЮКОС Василий Алексанян и предприниматель Василий Бойко.

Подобное изменение в законодательстве ожидалось давно. «Я полностью поддерживаю введение залога, так как всех в следственный изолятор не поместишь, — заявил «Газете.Ru» председатель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников. — Залог должен повсеместно применяться, и он должен быть максимально высоким». Собеседник добавил, что круг лиц, к которым будет применяться эта мера, должен быть максимально разнообразным — от подозреваемого в мелкой краже до крупного бизнесмена. «Разумеется, если этот человек не представляет общественной опасности, то он может продолжать быть на свободе, работать, сотрудничать со следствием», — пояснил Крашенинников.

Пока неясно, будут ли предложенные президентом законодательные изменения внесены им в виде отдельного законопроекта либо найдут отражение в уже разрабатываемых проектах.

Известно, что похожие законы готовят Министерство юстиции и Верховный суд. 11 февраля председатель ВС Вячеслав Лебедев сообщил, что в их законопроекте речь идет об определении, к обвиняемым по каким преступлениям может применяться залог. Причем имелись в виду не только экономические преступления. В качестве минимальных сумм назывались 5 тысяч рублей за преступления небольшой тяжести и 200 тысяч рублей за особо тяжкие преступления.

Документ от Минюста, о котором подробно рассказал глава ведомства Александр Коновалов в конце декабря прошлого года, также расширяет практику применения залога. Как пояснил министр, в основном речь идет об экономических преступлениях. «Около 30 процентов граждан освобождаются на стадии следствия или в связи с назначением не связанного с лишением свободы наказания. В 2008 году их было 75 тысяч, за 11 месяцев 2009 года — 66 тысяч», — передает слова Коновалова «Российская газета». Что касается сумм залога, то Минюст предлагал установить минимальный размер в 50 тысяч рублей, а для обвиняемых в тяжком преступлении — 250 тысяч рублей.

«Эти изменения я, как адвокат, приветствую. Я уверена, что те люди, которых сейчас по обвинению в экономических преступлениях отправляют в СИЗО, гораздо больше пользы принесут на свободе, чем если будут сидеть. А в СИЗО человек только здоровье теряет», — говорит Елена Львова, бывший адвокат заразившегося в изоляторе туберкулезом и почти полностью ослепшего вице-президента ЮКОСа Алексаняна. По ее мнению, меру пресечения в виде ареста необходимо избирать только в том случае, если «человек как личность социально опасен». «Законодатель потому и назвал эту меру исключительной, а у нас любят заключать под стражу, потому что человек в СИЗО становится ручным, от него проще добиться нужных показаний, заставить оговорить подельников», — рассуждает адвокат.

«Сейчас многих обвиняемых сажают на 3—4 месяца в СИЗО, добьются от человека нужных показаний, а потом выпускают под залог. Такую практику необходимо сломать», — заявила Львова «Газете.Ru».

Юрист подчеркивает, что готовящиеся законодательные изменения должны «четко расписать всю статью по залогу» в соответствующем разделе УПК. «Сейчас идет тенденция на размывание определений в Уголовно-процессуальном кодексе, которые в итоге можно трактовать как угодно. Если так будет и с залогом, то работать ничего не будет и будут так же сажать, потом формально выпускать, только на бумаге соблюдая закон», — говорит адвокат.

«С одной стороны, я положительно оцениваю инициативу президента снизить давление на бизнес, связанное с лишением свободы. Но я против того, чтобы эта новая система давала свободу тем, кто производит, к примеру, паленую водку, или тем, кто подмешивает туалетную бумагу в колбасу. За такую экономическую оптимизацию сажать надо», — заявил «Газете.Ru» президент организации «Опора России» Сергей Борисов, присутствовавший на встрече с главой государства в пятницу.

Еще один важный аспект расследования экономических преступлений, который на встрече с Медведевым в пятницу упомянули бизнесмены, — это предъявление следователями двойных обвинений по ст. 174 (легализация доходов, полученных преступным путем) и ст. 171 (незаконное предпринимательство) УК РФ.

«За первое дают до 15 лет, за второе — до пяти. Получается, что человека могут посадить на 15 лет, например, за то, что он торговал товаром с просроченным сертификатом, а на полученные деньги купил товары», — объясняет президент организации «Деловая Россия» Евгений Юрьев. «Я не первый раз слышу об этой теме от нашего коллеги Евгения Леонидовича, связанной с квалификацией по совсем незначительному экономическому преступлению в дуплете с легализацией. Эта легализация покрывает все и превращается в палку, которой действительно как стукнут — потом уже просто человек обратно и не выйдет», — отреагировал на заявление главы «Деловой России» президент Медведев.

«Могу только порадоваться за президента — он очень хорошо осведомлен», — отмечает адвокат Львова. Она подтвердила, что практика использование статьи «легализация доходов» в качестве «особо тяжкого довеска» очень широко распространена. «Но непонятно, если президент это признает, к ответственности кого-то будут привлекать? А что будут делать с теми людьми, которым этот «довесок» в качестве обвинения предъявили и отправили в тюрьму на десять лет?» — интересуется юрист.