Пенсионный советник

«Неустрашимый» проржавел и вернулся

Сторожевой корабль «Неустрашимый» вернулся в Балтийск

Мария Фихте (Калининград) 09.02.2009, 12:27

Сторожевой корабль «Неустрашимый» вернулся в Балтийск после 4 месяцев борьбы с пиратами в Аденском заливе. Командир похода рассказал корреспонденту «Газеты.Ru», кто чинил судно во время похода и почему моряки больше всего пользовались пулеметами.

На главную военно-морскую базу Балтийского флота вернулся сторожевой корабль «Неустрашимый», более четырех месяцев боровшийся у берегов Сомали с пиратством. Его возвращению предшествовали многочисленные слухи о серьезных технических проблемах на корабле. Анонимные источники в штабе Балтфлота сообщали журналистам о вышедших из строя дизельных генераторах судна, об опасности неуправляемого дрейфа сторожевика. Ходили слухи и о цинге среди членов экипажа из-за поломки холодильного оборудования на борту. В воскресенье в гавани Балтийска среди сотен собравшихся журналистов, родственников и военного начальства только и было разговоров о «блеске и нищете» дальнего похода.

Даже офицеры Балтфлота в шутку заранее просили фотокорреспондентов не снимать крупным планом улыбающихся моряков с «Неустрашимого»: «А то будут видны желтые от цинги зубы».

Впрочем, все это не помешало сторожевику после полудня под марш духового оркестра выйти из-за поворота военной гавани и начать швартовку. Опытные моряки на берегу сразу зашептались, увидев, что обшивка «Неустрашимого» изрядно проржавела. Да и моряки не выглядели загоревшими. Родственники с тревогой обратили внимание на их желтый цвет лица. Впрочем, командир похода капитан I ранга Олег Гуринов сразу объяснил это высокой влажностью климата в районе Африканского Рога. «Мы столкнулись с тяжелыми климатическими условиями: практически стопроцентная влажность воздуха плюс температура воды за бортом 28–30 градусов», — рассказал Гуринов.

Командир «Неустрашимого» капитан II ранга Алексей Апанович поспешил заявить журналистам, что слухи о технических поломках на «Неустрашимом» — «чушь и бред».

«Я бы очень хотел, чтобы человек, распространивший все это, был сейчас здесь», — угрожающе сказал офицер. Правда, Гуринов в разговоре с корреспондентом «Газеты.Ru» был менее категоричен. «Мы прошли более 23 тысяч миль, практически длину экватора, — напомнил капитан I ранга. — За 4 месяца может и велосипед сломаться». Говоря о поломках, он добавил, что «были вопросы, которые личный состав устранял на ходу без чьей-либо помощи». «Серьезных проблем не было», — подытожил Гуринов.

Но все-таки вопросы оставались. Журналисты обратили внимание на то, что командующий Балтфлотом вице-адмирал Виктор Мардусин наградил ценными подарками внушительную группу работников прибалтийского судостроительного завода «Янтарь» во главе с его директором Игорем Орловым. По стечению обстоятельств, сообщения о поломках на «Неустрашимом» совпали с информацией о срочном походе большого противолодочного корабля «Адмирал Чабаненко». БДК «Чабаненко» зашёл в Балтийск 15 января для восстановления технической готовности после похода в Атлантику. С учётом объёма работ на межпоходный ремонт отводилось 20 дней, однако в итоге работы пришлось завершить в четыре дня.

Пресс-служба завода «Янтарь» тогда обмолвилась, что экипаж «Чабаненко» получил «задание большой государственной важности» и на скорости 32 узла (предельная скорость корабля этого типа) срочно вышел в Балтийское море.

Отставные военные моряки сразу предположили, что «Неустрашимый» где-то в море окончательно заглох и «Чабаненко» отправился буксировать его до дома. Впрочем, и эту версию капитан похода опроверг, заявив, что «из боевого похода судно вернулось самостоятельно». Задержку с возвращением (по плану сторожевик должен был прийти в Балтийск 4 февраля) Гуринов объяснил тем, что на обратном пути в Средиземном море они попали в шторм. «Три дня нас штормило, 7–8 баллов, скорость ветра 28 м/с, — уточнил капитан. — В итоге шли со скоростью 3–4 узла, держались только на волне».

О борьбе с пиратами офицеры рассказали куда более охотно. «За время похода мы отбили три атаки пиратов, не дав им захватить крупнотоннажные судна — танкеры и контейнеровозы из Саудовской Аравии, Панамы и Голландии», — рассказал Гуринов. «Применяли три вида оружия, — продолжил командир. — Гранатометы, автоматы и крупнокалиберный пулемет. Но в основном стреляли из пулемета, потому что он дальше всех бьет. Ну и вертолет наш Ка-27 практически не садился, отпугивая пиратов только своим видом».

Ночь на 1 января 2009 года стала одной из тяжелейших за все время похода. «Мы сопровождали караван в центральной части Аденского залива, и одно из судов решило пойти самостоятельно, — рассказал Гуринов. — Но не прошло и 70 миль, как на него напали пираты. Обстреляли ходовой пост, разбили все стекла и начали захват. Экипаж сумел отбиться, сбросив на абордажную команду обычную бочку». Но, по словам офицера, во второй половине дня 1 января пираты все же захватили это судно. «Не покинь оно караван — проблем бы не было», — считает Гуринов. К тому же утром 1 января, в 7.30, пираты попытались захватить танкер «Ельня», который сопровождал «Неустрашимый». «Пираты, по всей видимости, решили, что перед ними гражданское судно, и начали сближение, — продолжил капитан. — Сначала с «Ельни» пугнули сигнальными выстрелами. Никакой реакции. Когда расстояние от пиратской лодки до танкера стало 700 метров и наши моряки в бинокль четко увидели абордажную лестницу, то был открыт огонь из крупнокалиберного пулемета на поражение. Пираты сразу упали на дно, и лодка не большой скорости ушла».

Одну из таких флибустьерских лодок российские моряки подняли на борт в качестве военного трофея и привезли в Калининград. Судьбу находившихся в суденышке пиратов офицеры Балтфлота не сообщили, сказав лишь, что «это военная тайна». На борту лодки видна арабская вязь. Возможно, трофей станет экспонатом музея Балтийского флота.