Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Рязань Москву спалила

Пожарные рассказали, как горит Подмосковье

Варвара Петренко 23.08.2007, 19:58

Нынешние погодные условия в столице напоминают ситуацию 4-летней давности, когда лесоторфяные пожары полыхали на тысячах гектарах Московской области. Впрочем, считают в региональном управлении МЧС, до объявления чрезвычайной ситуации сейчас дело все-таки не дойдет.

В среду начальник главного управления МЧС РФ по Московской области Александр Кац рассказал журналистам о пожарной обстановке в лесах региона. По словам Каца, всего с начала «открывшегося» в апреле пожароопасного сезона на территории области зафиксировано 737 лесо-торфяных пожаров на общей площади 146 га. По его словам, все они были ликвидированы, однако ежедневно в Подмосковных лесах возникает от 10 до15 новых очагов общей площадью 12–13 га. Горят, как обычно, Шатурский, Орехово-Зуевский, Луховицкий и Егорьевский районы. При этом, по его словам, любое сравнение с ситуацией четырехлетней давности, когда весь московский регион задыхался в дыму, неуместно. «В 2002 году горели тысячи гектаров, — заявил он. — Хотя Гидромет дает сравнительный анализ — погода сейчас не лучше, но мы учли те уроки».

По словам начальника московского ГУ МЧС, главные усилия пожарных сейчас сосредоточены на Шатуре.

«Шатура — это вообще один сплошной торфяник, — заявил он. — А торф есть торф. Потушить его невозможно, он продолжает гореть даже зимой на большой глубине. Чтобы залить эти дымящиеся болота, нужно 100 тыс. тонн воды». При этом, как отметил Кац, разрабатываются только два шатурских торфяника, и только там принимаются необходимые меры безопасности.

Остальные торфяники никто не охраняет, и пожары там возникают из года в год. Поэтому пожарные, по их словам, прекрасно знают, что и где их ждет.

Сейчас в Шатурском районе каждый день появляется 3–4 новых очага, на тушении которых задействовано более 400 человек и 75 единиц техники (насосные автомобили, рукавные автомобили и автоцистерны). Кроме того, круглосуточно на торфяниках дежурят 179 человек и 69 единиц техники. «На одном очаге мы держим по 12 единиц техники, — рассказал Александр Кац. — На многие километры прокладываем магистральные пути для передачи воды».

Кроме того, на границе Московской и Рязанской областей вырыты и залиты водой канавы, которые играют роль защитной границы и запаса воды. По словам Александра Каца, «главный способ тушения торфяников — залить то, что даже не горит, и создать запасы воды для тушения».

Как говорят в МЧС и столичном лесхозе, недавнее задымление Москвы связано не с горящими в Шатурском районе торфяниками — а с высокой температурой воздуха и результатами жизнедеятельности города, а самый крупный пожар перекинулся в Подмосковье из Рязанской области.

Как рассказала журналистам заместитель руководителя Агентства лесного хозяйства по Москве и области Елена Хмелевская, опасность с этой стороны была видна уже давно. «Мы еще месяц назад обращались к соседям — предлагали им свои силы и средства. Но они отказали, заявив, что справятся своими силами», — заявила она.

Сейчас в Рязанскую область, где остается 12 серьезных пожаров, введены дополнительные группировки пожарных из Московской, Липецкой, Калужской, Тульской и Костромской областей — более 100 человек и 30 единиц техники. Об этом на пресс-конференции рассказал 1-й заместитель руководителя Центрального регионального центра по ГПС Александр Сурков. До сих пор там были задействованы 1200 человек и 200 машин. Подключена и пожарная авиация: на лесные пожары сбрасывают воду Ил-76 и два Ми-8 МЧС (для борьбы с торфяными пожарами авиация непригодна, тушить их можно только наземным способом). «Этого должно быть достаточно, — заявил он. — К счастью, в зону пожара не попадает ни один населенный пункт, и пока такой угрозы нет».

По словам Суркова, всего на сегодняшний день в Центральном федеральном округе зафиксировано 30 пожаров. Кроме Рязани, где сложилась наиболее тяжелая обстановка, огонь уничтожает леса во Владимирской и Московской областях.

По его мнению, ситуация осложняется тем, что теперь, согласно законодательству (Лесному кодексу), охрана лесов, в том числе и противопожарная — прерогатива местных органов власти. И только в Московской области этим занимается Федеральное агентство лесного хозяйства.

«Сейчас все обвиняют нас, но это не наша прерогатива, — заявил господин Сурков после пресс-конференции «Газете.Ru», — и при этом мы же не отказываемся помогать». Кроме того, как рассказал Сурков, государственная противопожарная служба предназначена для борьбы с пожарами в городах и населенных пунктах, и ее спецтехника не приспособлена для тушения леса и торфяников. К тому же 70% этой техники находится «за пределами износа», и ее «боеготовность» держится в основном на том, что сотрудники службы сами «приносят и подкручивают нужные гайки».

Тем не менее Александр Сурков согласен с заверениями его коллег о том, что обстановка в ЦФО не выходит из-под контроля и чрезвычайной ситуации здесь возникнуть не должно. По его словам, такая ситуация нынешним летом сложилась только на Дальнем Востоке. «Самые страшные — верховые — пожары, уничтожающие все живое, полыхали этим летом в Хабаровском крае. Все пожары в Центральном округе — низовые», — отметил он.

Впрочем, как считает Елена Хмелевская, в объявлении ЧС есть и свои плюсы.

По ее словам, в 99% случаев причиной лесного пожара является человеческий фактор. Сейчас в Шатуре и Орехове-Зуеве вышли постановления местных властей о запрете охоты и о введении особого противопожарного режима, в других районах также введено ограничение доступа в леса. Однако, по словам госпожи Хмелевской, хотя ягодникам-грибникам и было объявлено об ограничениях посещения леса, эта мера чисто условная. «В 2002 году милицейские патрули на законных основаниях не пропускали в лес машины, — объяснила она. — Сейчас на проселочных дорогах тоже установлены запрещающие знаки и шлагбаумы, но запретить людям ходить в лес нельзя. До тех пор пока не объявлена чрезвычайная ситуация, это — нарушение законодательства».