Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Смоленская катастрофа: как смерть Качиньского изменила Польшу

Как гибель Леха Качиньского повлияла на отношения России и Польши

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Десять лет назад президент Польши Лех Качиньский погиб в авиакатастрофе под Смоленском, что стало отправной точкой для изменения отношений Москвы и Варшавы в худшую сторону. Диалог сторон отравляет теория заговора о гибели главы государства, под влиянием которой находится его брат-близнец и лидер правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский — «серый кардинал» Польши.

Третий президент Польши Лех Качиньский 10 апреля 2010 года вместе со своей женой Марией и рядом высокопоставленных политиков направился в Смоленск для участия в церемонии памяти убитых в Катыни польских офицеров. Всего на борту президентского самолета находились 96 человек, в том числе члены экипажа.

При подлете к аэропорту «Смоленск-Северный» самолет столкнулся с проблемой в виде плохих погодных условий, о чем предупредил диспетчер. Тем не менее президентский борт все же пошел на посадку и на фоне сильного тумана на удалении 1,5 км от взлетно-посадочной полосы пролетел ниже глиссады. Не добравшись до полосы, самолет столкнулся с деревьями и разрушился. Все, кто находился на борту, погибли.

Авиакатастрофа стала настоящей национальной трагедией для Польши и личной потерей для близнеца президента Ярослава Качиньского — лидера правой партии «Право и справедливость».

Смерть брата стала для него потрясением и повлияла на отношение политика к России.

Проблемные отношения

Даже 10 лет назад отношения Москвы и Варшавы находились не в самом лучшем состоянии. Определенная напряженность была связана с событиями 2008 года, а именно грузино-осетинским конфликтом. Тогда Грузия начала активные боевые действия против Южной Осетии, которая заявила о своей независимости. Россия осетин поддержала и помогла им остановить наступление грузинских солдат.

Польша же симпатизировала Грузии, а действия российской стороны называла «агрессией». Лех Качиньский даже прилетал в Тбилиси, чтобы поддержать своего коллегу Михаила Саакашвили.

Почти два года спустя отношения сторон частично начали налаживаться, о чем свидетельствовал визит лидера Польши в Смоленск.

Эта тенденция сохранялась и некоторое время после смерти Качиньского. Даже его брат Ярослав в своих обращениях называл россиян «друзьями».

«9 мая 2010 года на Красной площади должен был быть мой любимый брат, президент Польши Лех Качиньский. Я знаю, о чем бы он думал, глядя с гордостью на марширующих польских солдат. Он бы думал о миллионах солдат, миллионах российских солдат, погибших в войне с германским Третьим Рейхом», — говорил политик.

Впрочем, тогда теплые слова Ярослава Качиньского не слишком влияли на российско-польские отношения. После смерти его брата пост президента Польши занял кандидат от партии «Гражданская платформа» Бронислав Коморовский. Его курс был направлен на сближение с США и Западной Европой, а не Россией.

Еще сильнее Москва и Варшава отдалились после госпереворота на Украине в 2014 году и начала вооруженного конфликта в Донбассе.

Польские власти заняли проукраинскую позицию, обвинив Россию в якобы разжигании противостояния. А присоединение Крыма еще сильнее ухудшило взаимодействие сторон — в 2015 году были отменены визиты Коморовского в Москву, в том числе на празднование 70-летия Победы во Второй мировой войне.

Теория заговора

В том же году партия Качиньского «Право и справедливость» выиграла парламентские и президентские выборы. Новым главой государства стал Анджей Дуда, который пообещал продолжать политику погибшего под Смоленском президента. Но никакой надежды на улучшения отношений с Россией это не давало.

К тому времени брат президента Качиньского кардинально изменил свое мнение о России, став сторонником теории заговора о смоленской катастрофе.

Он часто повторял, что крушение самолета, на борту которого находился президент Польши, не было случайным.

Как следствие, придя к власти, «Право и справедливость» лишь продолжила тенденцию на ухудшение взаимодействия с Москвой.

В частности, в последние пять лет в Польше появился закон о декоммунизации, из-за которого многие памятники советским войнам были снесены или уничтожены. Официальные встречи глав государств были заморожены, да и совместных приглашений более не поступает.

Еще одним из камней преткновения между странами стала историческая правда о Второй мировой войне. Польша активно продвигает свою версию событий, фактически приравнивая СССР к нацистской Германии.

Варшава считает, что Москва и Берлин несут равную ответственность за начало той войны.

Россия же последовательно опровергает выводы польской стороны, призывая коллег прекратить искажение исторических событий.

Тем не менее пока Польше удается навязывать свою точку зрения Европе. В частности, резолюцию об ответственности СССР уже принял Европарламент. На это, несомненно, влияет ставший популярным нарратив о «российской угрозе».

Фактор Качиньского

Рассчитывать на какие-либо изменения во взаимодействии России и Польши пока не приходится, что в очередной раз подтвердилось в преддверии годовщины гибели Леха Качиньского.

Польская делегация во главе с братом покойного президента собиралась приехать в Смоленск, но в последний момент визит был отменен.

Основной причиной для отмены послужила пандемия нового коронавируса, однако польская сторона также обвинила Москву в недостаточном взаимодействии по подготовке поездки. В МИД России подобные упреки назвали провокацией и указали на официальный ответ польского посольства, где перенос визита объясняется коронавирусом.

«Нами проведена значительная подготовительная работа с участием целого ряда российских ведомств. Были приняты непростые решения об открытии для польской делегации внешних границ России. <…> Вместо признательности имеем теперь дело с вызывающей неблагодарностью, которая остается на совести польских политиканов, продолжающих спекулировать на святой теме погибших в катастрофе их граждан», — подчеркнули в ведомстве.

Главной переменной в вопросе улучшения отношений России и Польши является Ярослав Качиньский. Как писал The New York Times, именно он фактически управляет страной, постепенно уводя ее от демократии к авторитаризму.

Некоторые аналитики связывают ухудшение отношений Польши и России с теориями заговора о смерти Качиньского. Однако на самом деле диалогу сторон мешают совсем другие факторы.

Реальные причины находятся в широком международном контексте, отметил в разговоре с «Газетой.Ru» доцент социально-гуманитарного факультета НИУ ВШЭ в Перми Дмитрий Офицеров-Бельский.

«Это американо-польские отношения и взаимодействие Варшавы с другими странами ЕС. Конспирологические теории используются лишь в антироссийской пропаганде. К примеру, в Варшаве на правительственных зданиях размещены таблички с именами погибших политиков — их указывают как убитых под Смоленском», — пояснил эксперт.

В контексте катастрофы для Варшавы скорее важен факт передачи обломков самолета Качиньского, о чем в преддверии годовщины гибели президента напомнил действующий лидер Польши Дуда. Кроме того, польский МИД направил России соответствующую ноту.

«Ни одна норма международного права не дает оснований для удерживания Россией польской собственности», — указали в ведомстве.

Впрочем, пока российская сторона не спешит передавать детали самолета Варшаве, поскольку польские эксперты и так имеют полный доступ ко всем найденным фрагментам.

Как уточнила официальный представитель МИД России Мария Захарова, обломки самолета являются вещественным доказательством и должны «храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела».

При этом, по мнению Офицерова-Бельского, еще одним фактором для России выступает то, что Польша может использовать полученные фрагменты для создания каких-либо обвинений в адрес Москвы. «Опасения российский стороны в этой связи вполне оправданы», — подчеркнул эксперт.