«Ее акции быстро растут»: почему Россия нужна Европе

Эксперт рассказал об изменениях в отношении Европы к России

Экс-министр иностранных дел Украины Павел Климкин заявил о существовании «реальной опасности» того, что страны Запада договорятся с Россией о «разделе сфер влияния». Киев вновь чувствует себя лишенным поддержки Европы после Мюнхенской конференции, на которой эксперты представили вариант мягкой заморозки конфликта в Донбассе, не учтя интересы Украины. Риторика Евросоюза в отношении РФ действительно теплеет, и этому способствуют мировые процессы, в которых Россия вышла на первый план.

Бывший министр иностранных дел Украины Павел Климкин заявил, что Россия и Запад могут заключить сделку о «разделе сфер влияния» в мире.

«С точки зрения возможности такой сделки, да, я считаю, что опасность этого реальна»,

— сказал политик в интервью Ukrlife.tv. Экс-глава украинского МИДа считает, что соглашение с условным названием «Ялта-2» может подразумевать попадание Киева под влияние России.

«Я очень надеюсь, что этого не будет. Это будет плохо для нас, очень плохо для Запада и вообще очень плохо из-за того, что мы тогда потеряем веру в то, что живем в каком-то справедливом мире», — сказал Климкин, отметив, что Украине стоит «ангажировать своих друзей» и активнее «работать» с политиками на Западе.

«Ялта-2» — отсылка министра к итогам Ялтинской конференции 1945 года, в ходе которой США, СССР и Великобритания обсуждали устройство послевоенного мира.

Основанием для подобных заявлений среди представителей предыдущего правительства Украины, вероятно, стала Мюнхенская конференция по безопасности, прошедшая 14-16 февраля. Пресс-секретарь экс-президента Петра Порошенко Святослав Цегалко по итогам мероприятия написал в своем Facebook:

«Мюнхенская конференция 2020 едва не стала местом «мюнхенского сговора» против Украины».

Недовольство Киева связано с представленным группой международных экспертов из Европы, США, ОБСЕ, Украины и России планом по урегулированию конфликта в Донбассе. Он состоит из 12 пунктов, которые предлагают разрешить ситуацию путем мягкой заморозки конфликта, по типу сосуществования Молдавии и Приднестровья. Реинтеграцию Донбасса предложения не подразумевают.

Кроме того, Евросоюз, согласно плану, должен постепенно снимать санкции с России по мере соблюдения пунктов. По сути план выглядит как компромисс, но не между Киевом и Донбассом, а между Россией и ЕС.

И хотя предложенный план не является итоговым документом Мюнхенской конференции, а лишь предложен группой экспертов, Украину документ задел.

«Я всегда обижался, когда об Украине начинали говорить за спиной, решать вопросы. Это как с этим вчерашним планом. В Мюнхене нашли новый план, как урегулировать войну на востоке Украины. А нас не спросили. А где мы? Это у нас война. Можно же нас прямо спросить», — заявил президент Украины Владимир Зеленский в Мюнхене.

Макрон приглашает Россию «в семью»

Прошедшая конференция действительно продемонстрировала смещение акцентов в политике Запада по отношению к России и к методам решения зарубежных конфликтов.

О необходимости смены курса на российском направлении уже не в первый раз высказался президент Франции Эммануэль Макрон. Политик заявил, что введение санкций в отношении Москвы не привело к ожидаемым результатам, а отсутствие нормального взаимодействия, напротив, лишь мешает в решении проблем, в частности, на Ближнем Востоке.

«У нас накопились замороженные конфликты, система недоверия, конфликты в области кибербезопасности, санкции, которые абсолютно ничего не изменили в России. Я не предлагаю их снять, я только констатирую. Наши санкции и контрсанкции стоят нам, европейцам, так же дорого, как и для России — для результата, который не является слишком позитивным», — сказал Макрон.

Президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер также заявил на конференции о необходимости пересмотреть отношения Европы с Москвой.

«Нам нужны другие, улучшенные отношения ЕС к России и России к ЕС. Я говорю это здесь, потому что это необходимо — обдумать будущие отношения с Россией, но... не за счет государств и народов центральной Европы», — сказал президент.

При этом о кардинальных переменах в настроении Запада говорить все же не приходится. Свою точку зрения продолжают отстаивать страны Восточной Европы и Соединенные Штаты. Госсекретарь США Майк Помпео, выступая на конференции, выбрал для себя привычную риторику об агрессии России и росте ее влияния в Центральной Азии. За поддержку в противостоянии с Москвой его поблагодарил Владимир Зеленский.

О росте угрозы со стороны РФ и необходимости объединить усилия, чтобы противостоять Москве, заявил и глава МИД Польши Яцек Чапутович.

«Мы считаем, что Россия представляет собой очень серьезную угрозу, — она серьезный игрок, действующий в ущерб интересам Запада, в ущерб демократии. Поэтому Европа и Евросоюз должны объединиться здесь с другими странами, в первую очередь с США», — сказал он.

Однако примирительные сигналы со стороны Европы стали поступать еще летом. Большим шагом, например, стало возвращение России в ПАСЕ, а наибольший энтузиазм в этом вопросе проявил президент Франции. Старт его новой политики был задан, когда 19 августа Макрон принял в своей резиденции в форте Брегансон Владимира Путина.

Французский лидер цитировал Достоевского, говорил о подвижках в сирийском конфликте, которые произошли не без участия Москвы и называл Россию европейской страной.

«Нам следует пересмотреть подход к взаимодействию между Россией и Евросоюзом. Москва имеет полное право на место в европейской семье», — заявил тогда Макрон.

На мировой арене

Впрочем, возвращения России в ПАСЕ так и осталось самым большим жестом в потеплении отношений Москвы и Брюсселя. Вместе с тем, с того времени произошло сразу несколько событий, которые выдвинули Россию на передний план в мировых процессах.

Так, именно поддержка РФ президента Венесуэлы Николаса Мадуро во многом помогла ему удержаться у власти. Пространством пересечения Запада и России в прошлом году также стала Молдавия. Республике удалось справиться с правительственным кризисом, вызванным борьбой Демократической партии олигарха Владимира Плахотнюка, которому удалось заполучить контроль над парламентом, правоохранительными органами и судами. В итоге две противостоящие друг другу политические силы — партия социалистов Республики Молдова (ПСРМ) и либеральный блок ACUM — сформировали альянс, чтобы не допустить олигарха к власти.

Коалиция противников во многом стала результатом совместных усилий России, Евросоюза и США — представители сторон посещали республику в кризисный момент и способствовали продвижению переговоров. И это стало одним из первых случаев, когда Москва и Запад не вступили в противостояние за влияние в постсоветской стране.

Москва смогла обозначить свои позиции в урегулировании сирийского конфликта, когда в октябре Турция объявила о начале военной операции «Источник мира» против сирийских курдов. Анкара тогда заключила соглашение с США — на 120 часов был заключен режим прекращения огня, чтобы силы «Отрядов народной самообороны» вышли в зону безопасности.

22 октября, в день, когда истекал согласованный с США пятидневный режим прекращения огня, турецкий лидер прибыл в Сочи для переговоров с Владимиром Путиным. Беседа проходила на фоне заявления главы Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, что США не в полной мере выполнили свои обязательства перед Турцией.

Стороны договорились о прекращении Анкарой военной операции, при этом Турция сохранила контроль над полученной в ходе боевых действий территорией. Вместе с тем, Анкаре не удалось добиться ранее поставленной цели — создать зону безопасности на всей протяженности границы с Сирией. Несмотря на это, подписанный сторонами меморандум мировые СМИ назвали главным документом в сирийском конфликте. Правда, спустя некоторое время турецкий лидер все же начал высказывать недовольство тем, как реализуется меморандум, в зоне военных действий не обходится без инцидентов, однако операция все же была остановлена.

Вскоре Турция дала толчок другому конфликту — в Ливии. В январе парламент Турции одобрил введение военных сил в страну для поддержки правительства национального согласия (ПНС) Файеза Сараджа. 8 января Путин встретился с Эрдоганои, и по итогам переговоров стороны выступили с инициативой прекращения огня и боевых действий в Ливии с 12 января. Предложение было отвергнуто генералом Халифой Хафтаром, объявившем в апреле о начале наступления на столицу Ливии Триполи.

13 января в Москве прошли переговоры в формате «2+2» между Россией, Турцией, Сараджем и Хафтаром, однако противники отказались от личной встречи, в результате чего турецким и российским дипломатам пришлось общаться с ними по отдельности. Перед этим Владимир Путин принял в Москве канцлера Германии Ангелу Меркель. По итогам переговоров было объявлено о решении провести конференцию по Ливии в Берлине.

Пожалуй, главным пунктом соглашения, принятого в результате конференции, стало подтверждение эмбарго на поставки вооружения в Ливию, а также отказ в предоставлении военной помощи любой из сторон конфликта.

Вскоре Россия оказалась втянута в еще один, пока зарождающийся процесс международных переговоров по решению другого конфликта — израильско-палестинского. Через день после того, как президент США Дональд Трамп представил свою «сделку века», премьер-министр Израиля отправился в Россию, чтобы обсудить план с Владимиром Путиным.

«Сделка века» практически не имеет шансов на реализацию из-за негативной реакции Палестины. Однако презентация плана может запустить новый раунд дискуссии вокруг палестино-израильского конфликта с участием международных игроков. И Россия, судя по всему, намерена принять активное участие в этом обсуждении.

Акции России растут

Москва заняла свои позиции в большинстве протекающих сегодня мировых конфликтов. Игнорировать этот факт Запад не может. Впрочем, украинский вопрос так и останется главным буксиром в развитии отношений Москвы и Европы.

«В любом случае, конечно, украинская тематика и кризис вокруг Украины — это один из важнейших вопросов европейской безопасности, и он таким пока остается. Есть, конечно, и другая повестка, но, конечно, проблема одна из ключевых и она никуда не уходит», — отмечает программный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Иван Тимофеев.

По мнению эксперта, говорить о серьезном развороте Европы в сторону России не приходится, а различия в риторике между Западной и Восточной Европы по отношению к Москве нельзя назвать фундаментальными. Вместе с тем, роль России в мировых процессах выросла.

«Объективно, долгое время роль России была недооценена. Это как на рынке акций какая-то компания в силу тех или иных причин может быть недооценена, потом когда до рынка доходит, что это компания мощная, прибыльная и т.д. и играет важную роль, ее акции быстро растут.

Так и здесь — Россию долго долго не воспринимали как серьезного игрока, потом, когда поняли, что это игрок серьезный, мощь которого не стоит недооценивать, но и переоценивать тоже не стоит, конечно, отношение изменилось», — считает Иван Тимофеев.

Еще одним аспектом, подтолкнувшим европейских лидеров к поиску нового подхода к России, стала внешняя политика США. Выход Соединенных Штатов из Совместного всеобъемлющего плана действий и Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, поставил под вопрос стратегическую безопасность в мире, что не может не вызывать озабоченность Европы.

Ужесточение санкций в отношении Ирана и его ответный выход из ядерной сделки, гарантами которой являются Великобритания, Франция и Германия, также вызвал раздражение Евросоюза, который столкнулся с новыми проблемами в виде защиты экономики Ирана от санкций США.

Политика Дональда Трампа под лозунгом «Америка прежде всего» показала себя во всей красе за время его президентства и, конечно, Европе такой подход не пришелся по вкусу.

Не стоит также отметать и проблемы, которые переживает сейчас Евросоюз. Выход Великобритании из ЕС, протесты во Франции, кризис правления Ангелы Меркель в Германии и рост националистических настроений бьют по возможностям Европы, как минимум, лишая ее шансов полностью сосредоточиться на внешних вызовах.