Кто виноват в войне: Франция и Турция поссорились из-за Ливии

Турция обвинила Францию во всех проблемах Ливии с 2011 года

Турция и Франция погрязли во взаимных обвинениях вокруг ливийского конфликта. Эммануэль Макрон считает, что Анкара незаконно отправляет военных в зону конфликта, а турецкая стороны и вовсе называет Париж виновным во всех бедах Ливии, начиная с 2011 года. Какие цели преследует Турция и есть ли шанс на урегулирование кризиса, — в материале «Газеты.Ru».

Анкара возложила ответственность за ситуацию в Ливии на Францию. Об этом заявил представитель МИД Турции Хами Аксой.

«Основная ответственность за все проблемы в Ливии, начавшиеся после кризиса 2011 года, лежит на Франции», — уверен дипломат.

Вероятно, Аксой указывает на военное вмешательство сил международной коалиции в гражданскую войну в Ливии в 2011 году. Франция активно поддерживала интервенцию, именно французские военные нанесли первый удар по ливийской территории, который ознаменовал начало операции.

Вмешательство коалиции в ливийский конфликт в итоге привело к свержению и убийству де-факто главы государства Муаммара Каддафи. С этого момента ситуация в Ливии так и не была урегулирована, а в настоящее время в стране существует двоевластие.

Так, запад Ливии и столицу страны контролирует поддерживаемое ООН правительство национального согласия (ПНС) под руководством Файеза Сараджа. А восток удерживает ливийская национальная армия (ЛНА) во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром вместе с временным кабинетом Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани и парламентом.

Аксой также указал, что в настоящее время Франция оказывает «безвозмездную помощь» армии Хафтара в обмен на контроль над природными ресурсами Ливии.

Высказывание представителя турецкого внешнеполитического ведомства стало ответом на заявление президента Франции Эммануэля Макрона, который обвинил Турцию в нарушении договоренностей по Ливии.

Французский лидер указал, что его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган не сдержал свое слово и направил корабли с сирийскими ополченцами в Ливию.

«Это прямо противоречит тому, что президент Эрдоган обещал сделать во время конференции [по ливийскому урегулированию] в Берлине. Это нарушение данного слова», — подчеркнул Макрон.

Конференция по ливийскому урегулированию прошла в Берлине 19 января, она прошла в связи с обострением конфликта. Ситуация изменилась после того, как к военным действиям в Ливии подключилась Турция.

Анкара в ноябре прошлого года заключила меморандум о сотрудничестве в военной сфере и о взаимопонимании по морским зонам с правительством национального согласия Сараджа. А в начале 2020 года турецкий парламент одобрил отправку военного контингента на ливийскую территорию в качестве поддержки.

Анкара в Ливии преследует интересы идейного и материального плана, отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Виктор Надеин-Раевский.

«В материальном плане это интерес к кипрскому шельфу. Дело в том, что Турция не имеет никаких прав, чтобы так далеко уходить от своих берегов — вторгаясь в суверенные шельфовые зоны того же Кипра. Но, тем не менее, они умудрились уже с правительством Сараджа, которое им полностью подконтрольно, подписать соглашение по разделу шельфа», — поясняет эксперт.

Касательно идейной части, интерес Турции в Ливии обусловлен политикой правительства Сараджа, которая ориентируется на исламистов. ПНС поддерживает запрещенная в РФ организация «Братья-мусульмане» (организация запрещена в России) — они близки по духу и идейным соображениям к партии Эрдогана, говорит Надеин-Раевский.

При этом участие Анкары в ливийском конфликте стало одной из главных тем переговоров Эрдогана с президентом России Владимиром Путиным 8 января. По их итогам стороны согласовали перемирие в Ливии. Через пять дней в Москве состоялась встреча по ливийскому урегулированию с участием Хафтара и Сараджа, которые по отдельности побеседовали с российскими и турецкими дипломатами.

На этой встрече, как ожидалось, стороны должны были заключить итоговое мирное соглашение, однако этого не произошло — фельдмаршал отказался подписывать документ, затребовав дополнительное время на обсуждение договора со своими союзниками.

Конференция в Берлине, которая прошла спустя несколько дней, 19 января, также не повлияла на ситуацию в Ливии: ее главным итогом стала договоренность о подтверждении эмбарго на поставки оружия в страну и отказ от вмешательства третьих сторон в конфликт.

С этим согласились все участники саммита, в том числе и Эрдоган. Вместе с тем после встречи турецкий лидер отмечал, что в Ливии присутствуют лишь военные советники Турции, а не войска.

Именно в нарушении данных договоренностей Макрон обвинил Эрдогана, так как предполагаемая отправка «сирийский ополченцев» в Ливию — прямая военная помощь одной из сторон ливийского конфликта.

При этом, по данным портал Afrigatenews, турецкая сторона завербовала более 4 тыс. боевиков сирийской оппозиции и уже доставила половину из них в Триполи. Остальная часть ополченцев готовится к отправке в Ливию в турецких тренировочных лагерях.

«Отправленные Турцией военные уже столкнулись с местными жителями. Часть из них — из бывших игиловцев (боевики запрещенной в России организации «Исламское государство» (организация запрещена в России). — «Газета.Ru»), но это все те группировки, которые не имеют корней в Ливии. Также Турция поставляет Сараджу оружие и свой спецназ», — утверждает Надеин-Раевский.

Взаимные обвинения сторон в участии в ливийском конфликта не редкость. Президент Турции не раз сетовал на поставки оружия в Ливию со стороны Египта, ОАЭ и Франции. Кроме того, Эрдоган обвинял Россию в том, что ЛНА поддерживают российские частные военные компании (деятельность подобных организаций запрещена российским законодательством).

Ситуация также осложняется тем, что в ходе берлинской конференции не обсуждался вывод иностранного контингента с территории Ливии. Договоренности направлены лишь на приостановку отправки новых сил в страну, а сам вывод войск будет обсуждаться только после полного прекращения огня.

Однако отсутствие прямых контактов между непосредственными участниками конфликта заставляет сомневаться в стабилизации ситуации в ближайшее время. Дело в том, что ни в ходе переговоров в Москве, ни на саммите в Германии Сарадж и Хафтар не захотели встретиться лично. В обоих случаях стороны отказались от переговоров, общаясь через представителей других стран.

Кроме того, Хафтар так и не стал подписывать соглашение о перемирии, отмечали СМИ. Впрочем, итоговый документ конференции предусматривает введение санкций за нарушение режима прекращения огня, что может стать сдерживающим фактором для сторон конфликта.

«Перемирия можно будет достичь, когда станет ясно, что одна из сторон не может добиться своих целей. Пока у Хафтара есть надежда на собственную силу, а у Сараджа — на иностранную военную помощь, вряд ли они всерьез станут прекращать военные действия. Когда один потерпит устойчивое поражение от другого, тогда удастся реально начать воплощать перемирие. Хотя обе стороны достаточно недоговороспособны», — полагает Надеин-Раевский.

При этом переход к крупным военным действий эксперт считает маловероятным. По его мнению, в противостояние Хафтара и Сараджа можно втянуть лишь Турцию.

«Они могут и втянуться. Но это совершенно безнадежное дело, так как турки не понимают ситуацию и тамошних людей. У них совершенно другой тип мышления и подход, а Турция давно ушла от племенного строя и им довольно трудно разобраться в этом», — резюмирует Надеин-Раевский.