Юпитер, дай порулить! Как Франция ищет замену Макрону

Как французские политики отреагировали на обращение Макрона

Протесты «желтых жилетов» еще сильнее ударили по рейтингу президента Франции. Предложенные им накануне меры по спасению ситуации встретили критику со стороны оппозиционных политиков, уровень поддержки которых, тем не менее, не сильно превышает показатели Макрона. Во Франции образовался политический вакуум, заполнить который безуспешно стараются даже отошедшие от дел политические фигуры.

Несмотря на уступки президента Франции Эммануэля Макрона протесты движения «желтых жилетов» продолжаются и после обращения к нации лидера страны. В этот вторник к акции протеста присоединились французские школьники, которые выступают против образовательной реформы и введения более строгих вступительных испытаний в университетах.

Помимо этого, французские студенты не одобряют планов повысить плату за обучение для граждан стран, не входящих в Европейский союз, которые должны сделать французские университеты «более конкурентоспособными».

«Желтые жилеты» после нескольких недель акций отказались прекращать протесты даже после того, как Макрон во время обращения к нации пообещал повысить МРОТ и организовать новые льготы.

«Возможно, если Макрон произнес бы эту речь три недели назад, это успокоило бы движение, но теперь уже слишком поздно»,

— цитирует издание Daily Mail слова одного из студентов университета Ренна во Франции. Газета пишет, что в выходные также ожидается продолжение протестов «желтых жилетов».

Продолжающейся уже почти месяц ситуацией с «желтыми жилетами» пытаются воспользоваться различные политические силы страны. Особенно активно тему протестов использует главный политический оппонент Макрона, лидер «Национального объединения» Марин Ле Пен.

«Столкнувшись с протестом, Макрон отказывается от своих ошибочных мер в налоговой политике, и это хорошо, однако он отказывается признать, что оспаривается его управленческая модель. Эта модель представляет собой чрезмерную глобализацию, недобросовестную конкуренцию, повсеместную свободную торговлю, а также массовую иммиграцию со всеми ее социальными и культурными последствиями. Короче говоря, Макрон предпринял стратегическое отступление!», — прокомментировала она обращение Макрона к нации в твиттере.

По ее мнению, которое она озвучивала ранее, остановить волну протестов можно лишь одним способом: «распустить Национальное собрание, чтобы провести новые пропорциональные выборы».

В нижней палате французского парламента нынешнего созыва партия Макрона «Вперед, Республика» контролирует большинство мест — 308 из 577, в то время как Национальное объединение Ле Пен — лишь 8.

Очевидно, предлагая провести новые выборы, Ле Пен рассчитывает изменить баланс сил во французском парламенте, однако, судя по результатам опросов общественного мнения, серьезных перемен ей добиться не удастся.

По данным последнего опроса, проведенного в конце ноября агентством Ifop, деятельность Ле Пен на данный момент одобряет 33% французов, что делает ее самым популярным политиком во Франции на данный момент.

Ле Пен сейчас популярнее Макрона, чей рейтинг побил очередной антирекорд, опустившись до 23%. С другой стороны, достичь того уровня популярности, который был у Макрона даже год назад, когда его поддерживали более половины населения Франции, ей пока не удается.

Научный сотрудник Отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Павел Тимофеев отмечает, что Марин ле Пен выступает против существующей политической системы, поэтому «видеть ее как политика, который может обновить эту систему, довольно сложно». Аналогичную характеристику эксперт дает еще одному оппоненту Макрона на последних выборах, депутату Национального собрания и главе французской левой партии «Непокорившаяся Франция» Жан-Люку Меланшону.

В своей оценке последнего обращения Макрона левый политик был еще более жестким, чем Ле Пен.

«Президент думает, что раздачи денег будет достаточно, чтобы успокоить нынешнее бурное возмущение народа, — возмущается Меланшон.

— В заявлениях Макрона не было ничего, что касалось бы безработных, людей с частичной занятостью, пенсионеров, госслужащих, студентов».

Отдельно он раскритиковал и реакцию Макрона на пострадавших в результате протестов граждан: «Макрон ошибся эпохой. Он начал бранить народ и ни слова не сказал о раненых».

Меланшон уверен, что борьба должна быть продолжена, и предсказал волну протестов по стране в ближайшую субботу.

«Гражданская революция будет великой», — пообещал оппозиционер.

Однако рейтинг одобрения Меланшона еще ниже, чем у Ле Пен, и едва превышает 20%.

«Если Меланшон или Ле Пен все-таки возглавят что-то, то они, скорее всего, там будут радикально ломать и менять. Именно поэтому во многом к ним такое недоверие. Все-таки они слишком сильно выделяются, отличаются от текущего мейнстрима», — говорит Павел Тимофеев.

Теоретически можно было бы предположить возможность объединения этих двух политиков, как это произошло в Италии, где правые и левые популисты переступили через свои противоречия и сформировали объединенное правительство. Однако такую возможность резко отвергает руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Рубинский. По его словам, альянс Ле Пен и Меланшона против Макрона «исключен всеми французскими реалиями и традициями».

Однако эти двое — не единственные, кто надеется подняться на волне протестов.

Воспользоваться слабостью Макрона и противостоять ему пытаются даже те, чья политическая карьера казалась уже давно оконченной.

Бывший президент Франции Николя Саркози накануне заявил, что подумывает вернуться в политику. По его словам, на эту мысль его натолкнул именно кризис во Франции.

Еще до протестов «жёлтых жилетов» Саркози рассказал одному из знакомых депутатов, что его жена Карла Бруни-Саркози призывает действовать мудро. «Но вы видели, какая ситуация? У меня не будет выбора, возможно, я буду обязан вернуться… Я с самого начала знал, что власть — это рамки, над которыми мы не властны. Я совершал ошибки. Есть вещи, которые я сделал бы иначе, но у меня нет никакой горечи, никакого сожаления», — заявил Николя Саркози.

Впрочем, в отношении экс-президента эксперты настроены еще более скептически. Саркози закончил свое президентство довольно скандально, а затем — проиграл выборы в 2012-м году. Павел Тимофеев также называет показательным поражение Саркози на партийных праймериз в 2016 году от Франсуа Фийона.

«Для большинства французов он, конечно, остался президентом, вызывающим вопросы. И своими большими тратами, и скандальными заявлениями.

Поэтому в качестве условной альтернативы Макрону его, мне кажется, рассматривать очень сложно», — говорит эксперт.

«Поскольку он бывший президент, его мнения, его высказывания — они имеют определенный резонанс всегда. И будут, очевидно, иметь. Но сам он, как политическая фигура первого ряда, давно в прошлом», — отмечает в свою очередь Юрий Рубинский, напоминая, что экс-президенту в первую очередь необходимо разобраться с судебными преследованиями.

За полтора года президентства Макрона политическая картина во Франции практически не изменилась. Выборы прошлого года показали падение популярности традиционных партий. Показательно, что в двух ведущих политических силах последнего времени — партии республиканцев и левоцентристской партии социалистов — сейчас нет ярких лидеров. Новые силы, такие как партии Ле Пен и Меланшона же все еще остаются достаточно маргинальными в сознании французов.

«В принципе сейчас во Франции говорить о наличии доверия к каким-либо вообще политикам довольно сложно», — констатирует Павел Тимофеев.

Переломить эту тенденцию не смогли даже протесты «желтых жилетов». По словам Юрия Рубинского, французским политикам не удалось заработать на беспорядках политических очков по той причине, что «желтожилетники» — представители низших эшелонов среднего класса, которые интересуются именно своим материальным положением, а не политическими вопросами. Повестка французских политиков далека от них.

«Макрон несмотря на все пертурбации остается «капитаном корабля». И пока что какой-то такой фигуры, которая могла бы сплотить всех французов вокруг себя и стать такой серьезной альтернативой действующему президенту, просто нет», — говорит Тимофеев.

Но и перспективы оставшихся от мандата Макрона трех с половиной лет после протестов «желтых жилетов» также остаются под вопросом. «На выборах в Европарламент в мае 2019 года партия Макрона не имеет шансов против «Национального объединения» Марин Ле Пен», — уверен Юрий Рубинский.

Следующим испытанием для действующего президента станут муниципальные выборы в мае 2020 года, где его партия, наспех созданная в 2015 году и не имеющая корней не местах, вряд ли покажет хороший результат. И после этих двух испытаний в 2022 году Макрону придется столкнуться с президентскими выборами.

«Но после того, что произошло, переизбрание его на второй срок далеко не гарантировано,

— говорит Рубинский. — Надо подождать, как будут восприниматься и реализовываться те меры, которые предложил Макрон. Какие будут результаты. И вот на этом как раз в ближайшие три с половиной года решится его дальнейшая политическая судьба.

Макрон провозгласил себя Юпитером — царем богов на Олимпе. Теперь его приглашают оттуда спуститься. А кто будет иметь шансы бросить ему серьезный вызов в 22-м году и забраться на этот политический Олимп вместо него — все еще открытый вопрос».