Санкции против России: как это будет

Трамп переложил ответственность за санкции на конгресс

Хотя сам по себе представленный конгрессу США «кремлевский доклад» не означает сиюминутного применения санкций в отношении его фигурантов, глава Минфина США Стивен Мнучин утверждает, что Вашингтон все же введет новые ограничительные меры. «Газета.Ru» разобралась в юридических тонкостях этого механизма и определила непосредственных исполнителей нового витка санкций.

После обнародования «кремлевского доклада» российские комментаторы — политики и эксперты — обратили внимание, что сама по себе публикация списка еще не означает введения санкций. Об этом говорится и на сайте Министерства финансов США, подготовившего доклад.

Реклама

«Включение лиц или компаний в доклад не равносильно введению санкций и не подразумевает любых других ограничений, запретов или лимитов на заключение сделок с этими лицами», — сказано в комментарии ведомства. Таким образом, администрация просто формально исполнила требования принятого в августе прошлого года закона — перечислила имена «приближенных» к Кремлю людей. Но никаких непосредственных мер вводить против них не стала.

Тем не менее глава американского Минфина Стивен Мнучин заверил, что Вашингтон все же введет санкции в отношении лиц, попавших в «кремлевский список». Он пояснил, что вопрос о введении санкций разобран во второй, «конфиденциальной» части доклада.

Выступая в комитете Сената по делам банков, жилищному строительству и проблемам городов, Мнучин сообщил, что закрытая часть документа состоит из десятков страниц, и в Минфине «с нетерпением ждут, когда конгресс опубликует и эту часть».

По словам американского министра финансов, новые санкции против России Вашингтон «ожидает увидеть в ближайшем будущем, уже как следующий этап».

«Не могу обещать вам, что это будет в течение месяца, но заверяю, мы будем делать это так скоро, как только можем. В течение нескольких месяцев вы увидите, может, даже и в течение месяца, но я должен быть осторожен в прогнозах, поскольку необходимо проделать много работы», — добавил он.

При этом накануне администрация Трампа уведомила конгресс, что в этот раз антироссийские санкции расширены не будут. В Госдепартаменте, в свою очередь, возмутились и напомнили, что санкции, принятые в августе прошлого года, смогли существенно «навредить» российской работе в сфере военно-технического сотрудничества.

По оценкам, оглашенным официальным представителем Госдепа Хизер Нойерт, потери России от незаключенных экспортных контрактов на поставки оружия составили миллиарды долларов.

Кто решает, расширять или нет

Теперь подготовленный американским Минфином «кремлевский доклад» изучают профильные комитеты обеих палат американского парламента. В данном случае это комитет по международным делам, комитет по финансовым услугам и комитет по методам и средствам Палаты представителей США. В Сенате же это комитет по банковской деятельности, жилищному и городскому строительству, комитет по международным делам и финансовый комитет.

Члены комитетов, как следует из текста августовского закона, должны одобрить представленные Минфином предложения по этому вопросу в месячный срок. И если одобрение будет получено, то соответствующий документ передадут на общее рассмотрение нижней палаты конгресса. В случае, если инициативу поддержат и там, вопрос о введении санкций, прописанных в 235 статье закона, в отношении лиц из «кремлевского списка» должен будет одобрить еще и Сенат.

Только после этого документ попадет на стол к президенту США Дональду Трампу. Он, конечно, может применить вето, однако, это — как и в случае с самими законом — с большой долей вероятности не даст результата. Для того, чтобы подавить вето Трампа, конгрессу потребуется проголосовать за расширение антироссийских санкций большинством в 2/3 голосов.

По мнению специалиста по американскому конституционному праву Александра Домрина, в Конгрессе мало кто станет препятствовать введению новых санкций в отношении России в случае, если до этого все-таки дойдет.

«В конгрессе не будут против расширения санкций, сейчас в США сохраняется антирусский консенсус, и мало кто будет возражать, если будут приниматься суровые меры в отношении конкретных людей», — признал эксперт.

В то же время у Домрина вызывает сомнения уже сам доклад — «если Министерство финансов 180 дней готовило этот доклад, то, могу сказать, что у меня любой студент за два дня сделал бы лучше».

«Это либо откровенная халтура, либо такая мера «отложенных санкций», когда публикуется список имен, и в конце списка никакие санкции сами по себе не описываются и не закрепляются. Но Вашингтон грозит пальчиком этим лицам, говоря: «ребята, вы на прицеле, ведите себя хорошо», — пояснил юрист.

Такую же позицию высказывает политолог Михаил Виноградов. «Столь широкий список не консолидирует элиты, но покажет всем, что для минимизации риска санкций лучше держаться подальше от номинального представительства в российском истеблишменте», — пояснил он.

По словам политолога, американская сторона намекнула фигурантам списка, что каждого из них будут внимательно мониторить и в части финансовых операций, и в части публичной активности. «И активность по «спорным» вопросам не останется незамеченным. Тогда получается создание механизма, который можно будет выборочно использовать», — заключил Виноградов.

Секретные материалы: сколько было докладов?

Появление недавних докладов ожидалось с августа, когда в США был принят закон под названием названием «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (Countering America's Adversaries Through Sanctions Act, CAATSA). Речь в нем шла не только о России — «врагами» США были также обозначены Иран и КНДР. Однако «российская» часть этого двухсотстраничного документа была несоизмеримо больше.

Официальной причиной, по которой Россия оказалась в числе фигурантов этого закона, стало «вмешательство» Москвы в президентские выборы в США в 2016 году, а также отношения с Украиной — первоначально санкции были введены указами администрации Барака Обамы именно в связи с возвращением Крыма и действиями донбасских ополченцев.

В документе, подписанном президентом США Дональдом Трампом в начале августа, доклады прописаны отдельно — в разделах 241, 242 и 243 закона о «врагах» Вашингтона. Неопределенность вокруг этих докладов связана со спецификой самого CAATSA. Благодаря этому закону конгресс фактически перехватил у исполнительной власти инициативу в сфере санкционной политики.

В CAATSA упоминаются три «российских» доклада, и 30 января Минфин должен был представить конгрессменам два из них. Во-первых, это нашумевший «кремлевский доклад».

В нем фигурирует 210 человек — российские высокопоставленные чиновники и крупные бизнесмены. В «черном списке» оказалась вся администрация президента и правительство, а также бизнесмены из российского списка Forbes.

В этот же день конгрессу должны были передать еще один доклад — посвященный возможным эффектам от потенциального расширения антироссийских санкций. Согласно закону, оба документа должны были попасть в конгресс не позднее, чем через 180 дней после принятия CAATSA — в правительстве явно не спешили выполнять его раньше назначенного срока.

По всей видимости, этот доклад и является «засекреченным» документом, о котором говорит Мнучин. В нем должна содержаться информация о последствиях и целесообразности введения новых антироссийских санкций в отношении не только фигурантов «кремлевского доклада», но и их ближайших родственников. Именно его положения и должны утверждаться комитетами обеих палат парламента.

Кроме того, в CAATSA (статья 243) упоминается и еще один доклад под названием «О незаконном финансировании, связанном с Российской Федерацией». Его, согласно закону, глава Минфина должен представить конгрессу в годичный срок — не позднее 2 августа 2018 года. Под определением «незаконного финансирования» в данном случае должно подразумеваться спонсирование терроризма, торговля наркотиками, отмывание денег, «или другие формы незаконного финансирования <...> на усмотрение Президента».