Пенсионный советник

Трамп и СМИ: борьба не на жизнь, а на смерть

Трамп рассказал, о чем беседовал с Путиным во время ужина G20

, ,

Дональд Трамп рассказал в интервью NYT, о чем он говорил с Владимиром Путиным во время закрывающего саммит G20 в Гамбурге ужина. Этим он положил конец информационной буре, бушевавшей в американских СМИ последние двое суток вокруг «тайной встречи». Крупнейшие медиа США открыто воюют с президентом Америки, он отвечает им взаимностью. «Газета.Ru» разобралась в подоплеке непрекращающейся войны президента и медиа.

Президент США Дональд Трамп рассказал в интервью The New York Times подробности своего второго, ранее «скрывавшегося» разговора с Владимиром Путиным в рамках саммита G20 в Гамбурге. В конце закрывавшего встречу торжественного ужина, на котором присутствовали все главы «большой двадцатки» со своими супругами, Меланье Трамп было определено место рядом с российским лидером. После десерта Трамп, по его словам, пошел проведать супругу, но в результате у них с Путиным завязался разговор. Около 15 минут они в основном обменивались шутками, но также затронули тему усыновления российских детей американцами, запрещенного «законом Димы Яковлева».

Реклама

Ранее Reuters со ссылкой на присутствовавшего на ужине эксперта Иана Бреммера сообщил, что у российского и американского лидеров была часовая встреча, о которой ничего не сообщалось в официальных отчетах. Новость была опровергнута Белым домом и самим его главой, в очередной раз использовавшим термин Fake news — фальшивые новости. «Все лидеры G20 и их пары были приглашены канцлером Меркель. Пресса знала!» — написал Трамп в своем твиттере.

Но для американских СМИ такого информационного повода было достаточно, чтобы поднять новую волну подозрений в адрес ангажированности президента Кремлем. В одной только The Washington Post вышло 12 материалов, посвященных новости. Среди них редакционная колонка «Почему разговор Трампа с Путиным не просто разговор», колонки мнений «Трампу нельзя доверять оставаться одному с Путиным» и «Это Трамп так заигрывает с Путиным под столом или что?», а также опрос «Насколько вы доверяете Трампу право вести переговоры с Путиным от лица Америки».

Подобного рода информационные «бури в стакане» сопровождают нынешнюю администрацию Белого дома с первого дня работы и, видимо, будут продолжаться дальше. Но чтобы понять, в чем причины такого поведения СМИ, надо подробно разобраться в особенностях американского медиарынка.

Из Пулитцеровских лауреатов в фейковые новости

Крупнейший новостной телевизионный холдинг США CNN переживает репутационный кризис после публикации 22 июня журналистского расследования о «первом контакте» команды будущего президента Дональда Трампа с российской стороной через его советника Энтони Скарамуччи. Весь материал был построен на показаниях единственного анонимного источника на Капитолийском холме, чья информация в результате оказалась ложной. Такое вопиющее нарушение стандартов современной журналистики вынудило руководство канала срочно корректировать редакционную политику. Материал был удален с сайта канала, на его месте появилось извинение перед читателями.

Спустя пять дней после публикации о своем увольнении из CNN сообщили три журналиста, подготовивших расследование: среди них — один обладатель «журналистского «Оскара», Пулитцеровской премии, и один ее номинант.

Добавил масла в огонь правый интернет-активист, ведущий видеоблога Джеймс О'Киффи. На своем канале в YouTube, посвященном разоблачению коррумпированного истеблишмента, он разместил сюжет, где скрытой камерой заснят якобы старший продюсер CNN Health Джон Бонифилд. Человек, имеющий определенное внешнее сходство с фотографией Бонифилда на сайте CNN, рассказывает в неформальной беседе, что руководство канала дает сотрудникам установку педалировать тему «русского следа», поскольку она приносит большие рейтинги. При этом сам он уверен, что Дональд Трамп прав, когда называет такое поведение СМИ «охотой на ведьм», ведь если бы какие-то серьезные доказательства «русского следа» действительно существовали, то заинтересованные лица их давно бы уже «слили» в прессу — возможно, что даже еще до выборов.

В части видео, где лица собеседника не видно, тот же голос в доверительной манере «для понимания» рассказывает, что после того, как Дональд Трамп принял решение не подтверждать участие США в Парижских соглашениях по климату, редакции дали всего полтора дня на подробное освещение этого негативного с точки зрения либеральной общественности шага администрации. После чего президент CNN Worldwide Джефф Цукер потребовал «опять вернуться к России».

За неделю количество просмотров видео c откровениями якобы Бонифилда превысило два с половиной миллиона.

Сам президент США не смог остаться в стороне от скандала и предложил CNN через свой твиттер удалить остальные фальшивые новости. Их, по мнению Трампа, канал публикует постоянно.

«CNN попались с поличным на Фальшивых Новостях, но как насчет NBC, CBS и ABC? Как насчет лажающих New York Times и Washington Post? Они все Фальшивые Новости!» — не унимался президент в твиттере 27 июня.

Острая фаза конфликта президента и СМИ началась в январе этого года. Перед первой после выборов пресс-конференцией Трампа CNN в течение суток усиленно распространял информацию о наличии у российской разведки компромата на ставшего политиком бизнесмена, якобы полученного во время визита того в Москву в 2013 году. Источник, на который ссылался канал, сразу вызывал недоверие и был позднее признан фальшивым. В результате Трамп демонстративно отказался отвечать на вопросы корреспондента канала во время пресс-конференции, окрестив CNN «фальшивыми новостями».

Неизвестно, насколько действительно виноваты уволившиеся из CNN журналисты, настоящий ли сотрудник канала откровенничает на записях О'Киффи и так ли много фальшивых новостей про Трампа опубликовали американские СМИ. Однако парадоксальный градус напряженности во взаимоотношениях 45-го главы администрации Белого дома и журналистского сообщества Америки заставляет искать внутренние причины конфликта.

Президент для битья

Профессор Гарвардской школы управления, исследователь медиа Томас Паттерсон в мае опубликовал результаты исследования о том, в какой тональности крупнейшие американские медиа освещали первые 100 дней президентства Трампа. Вот лишь некоторые цифры. CNN и NBC — соотношение негатива к позитиву 93:7, New York Times, Washington Post и Wall Street Journal — 87:13, 83:17 и 70:30 соответственно. Даже на телеканале Fox News, который еще в предвыборный период показывал себя скорее как «протрамповский», преобладала негативная подача — 52:48.

Практически каждый президент после Никсона упрекал прессу в несправедливом к себе отношении. Так, например, демократ Билл Клинтон, президентство которого в целом оценивается положительно, несмотря на ряд скандалов, сказал в 1993 году в интервью журналу Rolling Stones:

«Я сражался, черт возьми, больше, чем любой президент за последние 20 лет <…> и не получил за это ни малейшей благодарности от «дерганой» либеральной прессы. Я чертовски устал от этого».

Однако первые сто дней президентства Трампа установили антирекорд. В среднем только каждое пятое сообщение о президенте было окрашено положительно. Для сравнения, о первых ста днях президентства Обамы СМИ писали в соотношении 41 негативное против 59 положительных сообщений. О Буше — 57:43. О Клинтоне — 60:40.

Это уже не первое исследование Паттерсона, посвященное этой теме: в декабре 2016 года профессор сообщил, в какой тональности СМИ освещали новости, связанные с Трампом и Клинтон в период предвыборной кампании. Выяснилось, что Трамп в целом опережал Клинтон по частоте упоминаний (27 против 20%).

Однако, вопреки расхожему мнению, если рассматривать всю предвыборную кампанию, то окажется, что именно Клинтон, а не Трамп чаще становилась объектом негативного освещения. 62% новостей, связанных с кандидатом от демократов, были критическими, тогда как в случае с Трампом «негативными» по отношению к кандидату можно было назвать только 56% новостей.

На протяжении всей предвыборной кампании, еще с партийных праймериз, американские СМИ создавали иллюзию безальтернативных выборов. Тогда индульгенцию на такое пренебрежительное отношение к Трампу и его политической программе давали результаты десятков социологических опросов, которые ошибочно пророчили победу Клинтон.

Во время предвыборной гонки из 100 крупнейших газет США, распространяемых по платной подписке, 57 официально выразили поддержку демократическому кандидату, в то время как только две — Las Vegas Review-Journal и Florida Times-Union — поддержали республиканца. Для сравнения, в 2012 году из 100 крупнейших американских изданий демократа Барака Обаму поддержала 41 газета, тогда как его противника Митта Ромни — 35.

Клинтон получила поддержку не только от традиционно «продемократических» газет, но и среди независимых и даже консервативных изданий. Так, газета San-Diego Union Tribune впервые за свою 148-летнюю историю поддержала кандидатуру демократа. Газета Arizona Republic, в свою очередь, поддержала демократа впервые за 126 лет. Высказались в ее поддержку и те издания, что ранее всегда сохраняли нейтральность, как, например, USA Today — одна из самых тиражируемых американских газет в 2016 году.

Показательным примером также является журнал Atlantic. До того как выступить в поддержку Клинтон, его редакция за всю 159-летнюю историю издания только дважды выражала одобрение какому-либо кандидату в президенты: в 1860 году Аврааму Линкольну и в 1964-м — Линдону Джонсону.

Примечательно, что такая бескомпромиссная поддержка Клинтон ведущими американскими изданиями могла дать и обратный эффект, так как опросные данные свидетельствовали, что американцы в одинаковых пропорциях (положительно и негативно) реагируют на официальное одобрение какого-либо кандидата национальной прессой или знаменитостью.

Еще в 2007 году Pew Research Center провел исследование, чтобы понять, насколько на американцев влияет поддержка и одобрение кандидатов в президенты (или при голосовании на партийных праймериз) знаменитостями и СМИ. Одобрение кандидата местной газетой часто даже отталкивает электорат. Только 14% американцев позитивно воспринимают политический выбор прессы, каким бы он ни был, тогда как столько же реагируют на это отрицательно. Показательно, что, скажем, поддержка Билла Гейтса оказывает аналогичное смешанное влияние: 13% респондентов говорили, что одобрение Гейтса подтолкнет их к тому, чтобы проголосовать за поддерживаемого им кандидата, а 14% утверждают, что это будет иметь обратный эффект.

Ничего личного, просто бизнес

Сегодня 90% американских телевизионных активов принадлежат пятерке медиагигантов: Comcast (ключевой актив — телекомпания NBC), Walt Disney Company (ABC и ESPN), News Corporation (FOX), Time Warner (CNN) и National Amusements (управляет двумя холдингами — CBS Corporation и Viacom). Крупнейшими печатными холдингами являются Tronc (флагманские издания — Chicago Tribune и LA Times), Graham Holdings Company (экс-The Washington Post), News Corporation (The Wall Street Journal) и Gannet Co (USA Today).

Напрямую владельцы и ключевые менеджеры медиахолдингов диктовать редакционную политику возможности не имеют, да и объективно в этом не заинтересованы. Репутационный ущерб на высококонкурентном и прибыльном американском рынке массмедиа мгновенно приведет к убыткам и потере рекламных контрактов. Однако у каждого из основных игроков есть как определенные бизнес-интересы, так и свое личное отношение к такому яркому политику, как Дональд Трамп. Это отношение они доносят до творческого коллектива своих редакций.

Яркий пример возможного конфликта интересов — владелец The Washington Post, создатель Amazon.com Джефф Безос. По ходу предвыборной кампании он несколько раз открыто критиковал Трампа. В мае 2016 года будущий президент узнал, что журналисты WP «копают» информацию на него и его бизнес-империю, и открыто обвинил Безоса в использовании газеты в своих целях, «ибо он знает, что для него будет означать президент Трамп».

Кандидат от республиканцев заявил, что у Amazon могут возникнуть проблемы в области антимонопольного регулирования, поскольку гегемония и экстенсивная политика онлайн-ритейлера вынудила закрыться множество мелких розничных точек.

Другая влиятельная газета, отметившаяся вместе с WP публикацией раскачивающих администрацию Трампа «сливов», — The New York Times. Основные доли в издательском доме распределены между членами семьи основателя NYT Адольфа Охса. Председателем совета директоров является его праправнук Артур Охс-Шульцбергер. Однако в 2015 году 17% компании приобрел мексиканский миллиардер Карлос Слим, что сделало его крупнейшим акционером главной газеты Нью-Йорка. Слим, будучи одним из богатейших людей на планете, подпадает под определение «глобальной элиты», на противостоянии которой построил свой политический образ Трамп. К этому можно добавить строительство стены на границе с Мексикой, повышение таможенных тарифов на мексиканские товары и прочие антимексиканские выпады президента. Как следствие — запрограммированный конфликт и похожие на претензии к Безосу обвинения в твиттере Трампа по ходу кампании: «Слим дергает за нити The New York Times».

Впрочем, как и в случае с владельцем Amazon, после инаугурации состоялось формальное замирение. Бизнесмены встретились и поговорили по душам в резиденции Мар-о-Лаго, после чего твиттер Трампа отозвался сообщением о том, что «на самом деле Слим прекрасный парень».

Если на уровне печати и интернет-ресурсов Трампу противостоят такие титаны, как WP и NYT, то на уровне телевидения резко критическую по отношению к администрации позицию занимают NBC/MSNBC и, разумеется, CNN.

«Война» между этим новостным гигантом и администрацией замешана на личных отношениях Дональда Трампа и Джеффа Цукера. Цукер — один из самых амбициозных медиаменеджеров, с середины 80-х построивший карьеру в NBC от вспомогательного сотрудника, составлявшего информационные справки для корреспондентов, до президента холдинга. Среди прочего он пригласил Трампа на роль ведущего шоу «Кандидат», тем самым способствовав росту его узнаваемости, позже конвертировавшейся в голоса избирателей.

Однако за последние несколько лет, что Цукер находился в кресле президента холдинга, рейтинги NBC упали с первого среди эфирных каналов места до четвертого, что в результате повлекло его увольнение. Считается, что после этого в том числе и рекомендации Трампа помогли Time Warner принять решение в пользу приглашения Цукера на пост президента CNN. Тот ответил особым подходом в освещении праймериз Республиканской партии: выступления Трампа на CNN показывали больше, чем всех его соперников. Впрочем, у Цукера есть логичное объяснение этому: Трамп приносит рейтинги, его смотрят с удовольствием, остальные же политики зачастую отказывались давать интервью, да и выступления их были блеклыми на фоне харизматика и звезды телешоу.

Президент CNN не раз подчеркивал, что с точки зрения работы СМИ «политика — это спорт», а значит, нужно продавать зрителям самые горячие и эмоционально заряженные новости.

Впрочем, у нынешней фиксации CNN на «русском следе» в прошедших выборах может быть и другая причина. В последнее время обсуждается сделка по покупке Time Warner телекоммуникационным гигантом AT&T. По ходу кампании Трамп называл эту сделку нарушающей антимонопольное законодательство и обещал ее заблокировать в случае своего избрания президентом. Одним из вызывающих опасение властей факторов может быть как раз присутствие CNN в структуре мегакорпорации. Несколько лет назад, когда обсуждалась аналогичная сделка по покупке Time Warner 21 Century Fox, частью договоренностей с надзорными органами было выделение CNN в отдельную компанию. Если CNN будет продолжать оставаться таким же мощным раздражителем и мешать бизнес-планам своих владельцев, то они могут пойти на отделение и в этот раз.

Это сделает Цукера не просто одним из генералов медиаимперии, а единоличным главой крупнейшего кабельного новостного канала.

Наконец, еще один телеком-гигант, который может повышать свою позицию в торге с властью путем конфронтации с администрацией, — это Comcast/NBC. Здесь основным трофеем является отмена принципа нейтральности сетей. В 2015 году администрация Барака Обамы под давлением общественности обязала интернет-провайдеров его строго соблюдать. Лоббисты заранее рассчитывали на то, что новый президент, кто бы им ни стал, должен это правило пересмотреть.

Суть принципа в том, что любой ресурс, любое приложение, любой абонент и т.д. должны быть доступны для пользователей услуг связи на одинаковой скорости обмена данными. В противном случае владельцы сетей могут, например, ограничивать скорость загрузки проектов конкурентов или же брать дополнительные деньги с крупных компаний за повышенную скорость доступа к их ресурсам, тем самым давая им конкурентное преимущество перед стартапами. Иными словами, условный новый поисковик не сможет набрать популярность, потому что запросы к нему будут обрабатываться дольше, чем запросы к Google, новая соцсеть будет работать медленнее Facebook, а стриминг нового независимого онлайн-СМИ тоже будет медленнее того же NBC или CNN.

Понятно, что для крупнейших провайдеров, среди которых и Comcast, нейтральность сетей означает серьезное ограничение прибыли. В рамках идеологии Трампа любое подобное регулирование со стороны государства также выглядит как преступление против предпринимательства. С другой стороны, именно за счет частной инициативы президент и собирался сделать Америку снова великой. Из-за этого противоречия сразу после выборов четко позиция по вопросу нейтральности сетей обозначена не была.

Однако по мере того, как чаша весов склонялась в пользу бизнес-интересов Comcast, также смягчалась тональность освещения действий администрации. В частности, на канал из консервативного Fox News была приглашена Мегин Келли, бравшая интервью у Владимира Путина.

Говоря об оппонирующих Трампу медиахолдингах, нельзя не упомянуть и его союзников. Главным, очевидно, является News Corporation консервативно настроенного Руперта Мердока: главные активы тут — FOX и The Wall Street Journal. Другой корпорацией, оказавшей значительную поддержку кандидату от Республиканской партии в 2016-м, является вещательная компания Sinclair, владеющая более чем 170 местными каналами, преимущественно в южных штатах и штатах «Ржавого пояса». Помимо заполнения части эфирного времени контентом четырех широковещательных каналов, по соглашению со штабом предвыборной кампании Трампа они также вставляли в эфирную сетку интервью и заявления Трампа. После его победы на выборах один из членов его штаба Борис Эпштейн перешел на должность старшего политического аналитика холдинга. Сама же Sinclair получила разрешение от антимонопольного ведомства на приобретение Tribune media.

«Владелец медиа в США всегда старался не вмешиваться в редакционную политику, его больше интересовал бизнес, — дал комментарий «Газете.Ru» американист Михаил Таратута. — Но сейчас, когда американское общество крайне поляризовано, все профессиональные стандарты уже даже на сознательном уровне отвергаются».

«Общая идея такова: Трамп представляет настолько большую угрозу, что уже плевать на все что угодно, лишь бы этот человек не привел страну к катастрофе. И поэтому в ход идет абсолютно все: и слухи, и фейки», — описывает настроения в среде журналистов эксперт.

Собеседник «Газеты.Ru» допускает, что личная неприязнь собственников могла в какой-то степени задать тональность повестки. И приводит в пример владельца Washington Post Джеффа Безоса, «который ненавидит Трампа». Тем не менее эксперт считает, что основные причины негативного отношения к Трампу со стороны журналистских коллективов все-таки иные.

«Пресса в общем-то всегда больше тяготела к либералам, нежели чем к республиканцам. А тут еще личность Трампа, которая антипатична образованным журналистам. Она эстетически и этически им отвратительна», — говорит Таратута. По мнению собеседника «Газеты.Ru», помимо личного отношения есть еще общий настрой — «медиа объединились с общей задачей отстранить Трампа от власти». И кроме всего прочего, новости про Трампа, даже «высосанные из пальца, делают рейтинги».

Тролль в Овальном кабинете

«Если владельцы и сыграли какую-то роль, то очень небольшую. Они не могут напрямую приказывать своим журналистам. Там намного более сложная система отношений», — полагает профессор МГИМО Валерий Соловей.

«Самая простая и лежащая на поверхности причина в том, что СМИ «топили» за Клинтон, а победил Трамп, и газетам теперь так же обидно, как и человеку, который ошибся в своих надеждах и предположениях», — считает Соловей.

К тому же, говорит эксперт, Трамп издевался над журналистами. «Он обещал, что, когда войдет в офис Белого дома, легкой жизни у журналистов не будет, и сделал несколько демонстративных жестов. Тогда как журналисты в США — это такая сплоченная когорта, которая хорошо помнит обиды».

«Я не думаю, что за этим есть конспирологический умысел. Это психологический конфликт и обида. Трамп очень неумно повел себя с массмедиа. Тогда как в Америке это действительно четвертая власть», — добавил в разговоре с «Газетой.Ru» Соловей.

Избравшись на пост президента, Трамп продолжил в пренебрежительной форме высказываться о журналистах и СМИ, тем самым увеличивая количество негативных публикаций о себе в прессе. Президент не только называет оппонирующие ему СМИ «врагами американского народа» и сомневается в необходимости их существования, но и все активнее переходит на личности.

Недавно Трамп очень резко высказался о ведущих программы «Morning Joe» (NBC) Джо Скарборо и Мике Бжезински (дочь недавно умершего политолога Збигнева Бжезинского). «Я слышал, низкорейтинговая «Morning Joe» плохо обо мне отзывается (больше не смотрю программу). Как же тогда вышло, что сумасшедшая Мика с низким IQ вместе с психопатом Джо приходили ко мне в поместье Мар-о-Лаго три дня подряд в канун Нового года и просили присоединиться [к празднованию]? Она истекала кровью после подтяжки лица. Я сказал: нет!» — написал президент в твиттере.

Правда, границы приличий переходят и медиаперсоны. В начале июня американская комедийная актриса Кэти Гриффин опубликовала видео, на котором она держит в руке искусственную окровавленную голову, похожую на голову Дональда Трампа. Ролик вызвал резкую негативную реакцию. CNN прекратил с ней многолетнее сотрудничество.

Трафик затмил здравый смысл

Вал негативных публикаций о Трампе также может быть и следствием стремления СМИ увеличить читательский трафик. К освещению событий, связанных с новым президентом, присоединились даже те СМИ, которые раньше вообще не занимались политическими темами, как в случае с журналами о моде, или не освещали подробно федеральную повестку, как в случае с локальными изданиями.

В феврале этого года журнал The Economist вышел со статьей, в которой рассказывает о том, что нескончаемый поток новостей о Дональде Трампе приносит ощутимые дивиденды СМИ, которые уже много лет находятся в затяжном кризисе.

«Трамп называет New York Times «неудачниками» в своих твитах, но его президентство вдохнуло новую жизнь в газету и другие мейнстримовые медиа. The New York Times, The Washington Post и The Wall Street Journal получили резкий рост подписки и просмотров».

Согласно приводимым в статье данным, три основных новостных канала — Fox News Channel, MSNBC и CNN — продемонстрировали самый значительный рост числа просмотров среди всех американских кабельных каналов в 2017 году. Медиа не только зарабатывают на интересе людей к Трампу, своими публикациями они непосредственно формируют этот интерес.

В сентябре 2016 года The Washington Post опубликовала электронную переписку между своим журналистом Крисом Киллизой и политическим экспертом Нормом Орнстейном, исследователем из American Enterprise Institute.

«Я думаю, что освещение кампании Клинтон можно назвать «глупым» — слишком много внимания уделяется пресс-конференциям, Фонду Клинтона, электронным письмам, последовавшим судебным разбирательствам», — пишет Орнстейн. Кроме того, исследователь считает, что СМИ следовало сосредоточиться не на недостатках самых вопиющих предложений программ Трампа и Клинтон, а взвешенно проанализировать инициативы обоих кандидатов.

Киллиза возражает: пресса ориентируется на то, что интересно читателям. Орнстейн парирует: газеты не проводили опросы среди своей аудитории, чтобы решать, что ей действительно интересно.

«Вы и ваши коллеги выносите оценочные суждения о том, что вы хотите осветить, часто исходя из важности историй, но также и из того, что привлекает читателей и просмотры с кликами», — пишет исследователь.

Дом разделенный

Одна из важнейших особенностей американских выборов 2016 года заключается в том, что они проходили в условиях беспрецедентно острой поляризации американского общества.

Исследователи из Pew Research Center выяснили, что за всю историю опросов компании (с 1994 года) уровень взаимной неприязни между демократами и республиканцами достиг рекордных значений при общей тенденции к росту негативного отношения представителей двух лагерей друг к другу. В 2016 году 58% опрошенных республиканцев охарактеризовали свое отношение к демократам как «очень неприязненное» («very unfavorable»), тогда как в целом «неприязненно» («unfavorable») к демократам относились 91% респондентов-республиканцев.

Для сравнения, в 1994 году «очень неприязненно» к демократам относились только 21% республиканцев и «неприязненно» — 71%. При этом с демократами ситуация аналогичная: в 2016 году 55% респондентов-демократов охарактеризовали свое отношение к республиканцам как «очень неприязненное», а 86% опрошенных демократов назвали его просто «неприязненным». В 1994 году цифры составляли 17 и 59% соответственно.

Цифры подтверждают, что есть устойчивая зависимость между поляризацией политического спектра США и нежеланием сенаторов соглашаться на компромиссы внутри парламента.

Если посмотреть на результаты голосования внутри палаты представителей США с 1949 года (81-й конгресс) по 2012-й (112-й конгресс), обращая внимание на то, как часто представители одной партии голосовали за предложения представителей второй, то окажется, что на протяжении последних десятилетий пары «демократ – демократ» и «республиканец – республиканец» почти полностью вытеснили межпартийные коммуникации.

«За последние десятилетия еще не было такого высокого уровня поляризации американского общества», — рассказывает «Газете.Ru» первый заместитель декана факультета социальных наук Михаил Миронюк. По мнению эксперта, неприятие Трампа СМИ объясняется вызовом, который эксцентричный миллиардер собой олицетворял. Трамп превратил отсутствие опыта государственного управления в преимущество и называл себя и себе подобных «людьми, которые сделали себя сами», играя тем самым на чувствах американцев, утративших доверие к профессиональным политическим элитам, в том числе и к журналистам.

Хуже для всех

Очевидно, что повышенное негативное внимание к Трампу со стороны СМИ имеет под собой комплекс причин. При этом важно, что на фоне обостренной поляризации американского общества такая практика негативно отражается на репутации прессы в целом.

В 2016 году Институт Гэллапа зафиксировал беспрецедентное падение уровня доверия к национальной прессе среди американцев.

По данным компании, в 2015 году 40% респондентов утверждали, что СМИ «сообщают новости точно и достоверно». В 2016 году этот показатель упал до 32%. За всю историю опросов компании (с 1972 года) это самый низкий рейтинг доверия.

Исследователи связывали такое падение рейтинга доверия в первую очередь с особенностями освещения президентской гонки 2016 года, в частности c несбалансированностью освещения кампаний кандидатов.

«Соперничество кандидатов в этом году разъедает доверие американцев к средствам массовой информации. Особенно это заметно среди республиканцев, которые считают, что СМИ слишком скрупулезно сосредотачиваются на каждом спорном предложении и заявлении от Трампа, уделяя гораздо меньше внимания спорам вокруг кампании Клинтон», — сказано в исследовании Института Гэллапа.

В 2016 году только 14% американских граждан, симпатизирующих Республиканской партии, считали, что пресса в целом «сообщает новости точно и достоверно».

Кроме того, по данным более раннего исследования Института Гэллапа, проведенного в 2014 году, большинство американцев считали национальные СМИ «слишком либеральными» (44%). В свою очередь, «слишком консервативными» СМИ считали только 19% граждан, и это самый высокий результат с 2006 года.

Только каждый третий американец (34%) в 2014 году считал, что средства массовой информации отвечают его представлениям о «правильных СМИ».

В феврале этого года ведущий CBS «Face to Nation» Джон Дикерсон в беседе с радиоведущим Хью Хьюиттом сравнил работу журналистов по освещению президентства Трампа с работой метеорологов, которые бы устраивали истерику в связи с каждым штормом из своего прогноза. «Трамп не разрушал репутацию прессы, мы сами это сделали», — резюмировал Дикерсон.