Пенсионный советник

Brexit по расчету

Тереза Мэй будет вынуждена пойти на уступки и создать коалицию

Тереза Мэй в Лондоне, 9 июня 2017 года Stefan Rousseau/Reuters
Тереза Мэй в Лондоне, 9 июня 2017 года

В Великобритании прошли внеочередные парламентские выборы. Их результаты не позволяют с уверенностью говорить о том, по какому сценарию пройдет Brexit — «жесткому» или «мягкому»: это будет зависеть от того, на каких условиях сформируется правящая коалиция.

Терезе Мэй, лидеру Консервативной партии и премьер-министру Великобритании, удалось переизбраться в новый состав парламента, однако ее партия лишилась парламентского большинства.

По итогам выборов партия Мэй получила в парламенте 318 мест, и этого недостаточно для формирования однопартийного правительства (всего в палате общин британского парламента 650 депутатов), а значит, в ближайшее время консерваторы будут формировать правящую коалицию.

Очевидно, что премьер-министр не рассчитывала на такой результат. В парламенте прошлого состава консерваторам принадлежало 331 место. Поэтому можно утверждать, что Мэй не удалось достичь своей главной цели, а именно — укрепить позиции в законодательном органе страны накануне переговоров об условиях выхода страны из ЕС, которые запланированы на 18 июня.

Реклама

Главный оппонент Мэй — лидер Лейбористской партии Джереми Корбин оценил результаты консерваторов и потерю ими большинства как провал и призвал Мэй подать в отставку.

О намерении провести досрочные выборы в парламент Мэй объявила в апреле — ранее планировалось, что они пройдут в 2020 году. Предложение премьер-министра было воспринято как желание консерваторов получить большую свободу маневра на переговорах по Brexit.

По словам Мэй, противоречия между депутатами могут помешать успешному выходу Великобритании из ЕС.

«Страна объединяется, а Вестминстер (в Вестминстерском дворце заседает парламент Великобритании. — «Газета.Ru») — нет», — заявляла тогда Мэй.

Уже на следующий день парламентарии одобрили проведение досрочных выборов. За проголосовали 522 депутата нижней палаты (палата общин), против — 13 депутатов. Это значительно превышало две трети голосов, необходимые для одобрения.

Поскольку парламентарии практически единогласно проголосовали за проведение досрочных выборов, можно было говорить, что не только консерваторы, но и лейбористы оптимистически оценивали свои шансы на предстоящих выборах. В этом году партия Корбина получила в парламенте 261 место, что на 32 больше, чем на прошлых выборах, либеральные демократы — 12, Шотландская национальная партия (ШНП) — 35 мест. Остальные партии поделили между собой еще 23 мандата.

Нужна коалиция, но с кем

По мнению председателя комитета Госдумы по международным делам Леонида Слуцкого, предварительные результаты внеочередных парламентских выборов в Великобритании неутешительны для Консервативной партии.

«Глава британского кабинета изначально сделала ставку на проведение досрочных выборов, чтобы иметь твердые позиции для ведения переговоров об условиях Brexit на всех уровнях. И шансы повысить свое представительство в британском парламенте сначала у тори были весьма неплохими», — считает российский политик.

Примечательно, что два месяца назад, когда Мэй объявила о планах провести досрочные выборы, консерваторы, по данным опросов, имели преимущество почти на 20%. Руководитель Центра британских исследований Елена Ананьева называет три основные причины падения популярности консерваторов в последние несколько недель.

«Первая заключается в том, что Мэй произвела на избирателей не очень хорошее впечатление, когда отказалась участвовать в прямых теледебатах с Джереми Корбином. Вторая причина — то, что недовольство вызвала социальная программа предвыборного манифеста консерваторов», — говорит эксперт.

Третьей причиной собеседник «Газеты.Ru» считает теракты 22 мая в Манчестере и 4 июня в Лондоне. Дело в том, что в двух правительствах прошлого премьер-министра страны Дэвида Кэмерона Мэй занимала пост министра внутренних дел.

«И ее упрекают в том, что она снизила ассигнования на полицию. Но это не ее личная инициатива — тогда консерваторы резали расходы по многим статьям», — говорит эксперт.

«Предвыборная кампания была омрачена терактами, что, безусловно, отразилось и на итогах выборов. Как результат — все это может отдалить сам Brexit, так как отсутствие парламентского большинства также не гарантирует со стопроцентной вероятностью быстрое и гладкое прохождение необходимых законов», — говорит Слуцкий.

Как бы то ни было, сейчас ожидается, что Мэй будет формировать коалицию. Однако открытым остается вопрос с кем.

По мнению Ананьевой, наиболее вероятен союз консерваторов и действующей в Северной Ирландии Демократической юнионистской партии (DUP), которая получила десять мест в парламенте.

«Премьер-министр уже заявила о том, что она попытается сформировать коалиционное правительство при помощи Демократической юнионистской партии. Но у ирландцев есть свои представления о том, на каких условиях они вступят в коалицию, — говорит собеседник «Газеты.Ru». — Ситуация неопределенная. Консерваторы могут сформировать правительство, только если их поддержит DUP, а она выступает за мягкий Brexit. Пока это все подвижно. Предсказать будущее переговоров о выходе из Евросоюза сложно».

В «жестком» варианте, за который выступают консерваторы, выход из ЕС означает для Великобритании отказ от доступа к единому рынку и Таможенному союзу. В этом случае Лондон будет строить отношения с бывшими европейскими партнерами по правилам Всемирной торговой организации (ВТО).

При «мягком» раскладе Великобритания больше не будет членом ЕС и потеряет свое место в Европейском совете, а также своих евродепутатов и еврокомиссара. Однако сохранит беспрепятственный доступ к единому европейскому рынку.

Понятно, что для Евросоюза предпочтителен «мягкий» Brexit. ЕС настаивает на том, что доступ к рынку невозможен без соблюдения «четырех свобод ЕС»: беспрепятственного движения товаров, услуг, капитала и людей.

Последний пункт является наиболее проблемным, ведь он означает, в свою очередь, двусторонний доступ для европейских граждан к работе и жизни в Великобритании — как раз против этого во многом выступали сторонники выхода Британии из ЕС.

При этом, добавляет Ананьева, возможность коалиции с либеральными демократами — традиционно считается третьей по популярности партией Великобритании — исключена.

«Либеральные демократы сами не пойдут на это. Они уже формировали коалицию с консерваторами при Кэмероне — тогда они растеряли свои позиции и до сих пор не могут оправиться», — говорит собеседник «Газеты.Ru».

На выборах 2010 года либеральные демократы получили 62 места в парламенте — тогда консерваторы во главе с Джеймсом Кэмероном не набрали абсолютного большинства и вступили с ними в коалицию. В 2015 году либеральные демократы получили всего восемь мест. В день, когда стали известны результаты голосования, тогдашний лидер либеральных демократов Ник Клегг подал в отставку.

В то же время консерваторы упрочили свое преимущество и обеспечили себе право сформировать однопартийное правительство. В этом году либеральные демократы получили 12 мест в парламенте.

Елена Ананьева также утверждает, что лейбористам в любом случае не удастся сформировать коалиционное большинство, ведь чтобы это произошло, в союз с ними должны войти практически все силы, в том числе Шотландская национальная партия.

Шотландия отложит свою независимость

Еще в сентябре 2016 года первый министр Шотландии, а также лидер Шотландской национальной партии Никола Стерджен заявила, что шотландское правительство начало подготовку законодательной базы для проведения референдума о независимости королевства. Связано это с тем, что большинство шотландцев, в отличие от общих результатов прошедшего летом минувшего года плебисцита, высказались против Brexit и хотят остаться в Евросоюзе.

В марте Стерджен напомнила о мнении граждан Шотландии и заявила, что запросит разрешение регионального парламента на проведение референдума о независимости. Однако ее намерения встретили сопротивление центральных властей.

После того как 16 марта королева Великобритании Елизавета II подписала законопроект о начале процедуры выхода страны из Евросоюза, Мэй отреагировала на заявления Стерджен.

Премьер-министр заявила, что будет несправедливо проводить голосование, пока не определены будущие отношения Британии и ЕС, а значит, у людей не будет всей необходимой информации для принятия решения. Мэй настаивает на том, что сейчас все силы надо бросить на поиск наилучшей возможной сделки для Британии во время переговоров о выходе из ЕС.

«Обсуждение референдума о независимости только усложнит для нас заключение лучшей сделки для Шотландии и Британии, — высказалась тогда премьер-министр. — Моя мысль ясна: сейчас не время».

А без одобрения центральной власти референдум провести не удастся.

Результаты выборов 8 июня продемонстрировали, что среди шотландцев нет былого единства по вопросу выхода страны из ЕС. Не вся Шотландия единогласно проголосовала за ШНП, как это было в 2015 году. Так, некоторые северные регионы королевства поддержали консерваторов, а центральные — лейбористов. В итоге ШНП получила 35 мест в парламенте, что на 19 мест меньше, чем после прошлых выборов. А значит, руководству партии придется отказаться от планов в краткосрочной перспективе вновь поднимать вопрос о независимости королевства.