Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Британия подбирает Brexit

Brexit стал главной темой предвыборных дебатов в Великобритании

Тереза Мэй и Джереми Корбин Reuters/Коллаж «Газета.Ru»
Тереза Мэй и Джереми Корбин

В Великобритании прошли открытые дебаты перед предстоящими парламентскими выборами. На фоне начавшейся процедуры выхода страны из Евросоюза ключевым вопросом становятся условия Brexit. Лейбористы сокращают отрыв от правящих консерваторов, однако шансов выиграть большинство в Вестминстере у них по-прежнему немного.

В ходе открытых дебатов с лидером Лейбористской партии Джереми Корбином в эфире телеканала Sky News премьер-министр Великобритании консерватор Тереза Мэй заявила, что страна сможет выйти из состава Европейского союза без заключения специального соглашения. «Мы будем вести переговоры, чтобы заключить правильную сделку, но, как я уже говорила, плохая сделка — это уже не сделка. Мы должны быть готовы выйти [без соглашения]», — заявила премьер-министр.

Мэй пояснила, что Великобритания намерена отказаться от переговоров с ЕС, если ее не устроят условия, на которых блок захочет заключить сделку. По словам премьер-министра, это важный момент в истории страны: «У нас есть возможность действительно изменить страну к лучшему в будущем».

Реклама

Ранее о возможности отказаться от переговоров с Брюсселем говорил министр Великобритании по вопросам выхода страны из ЕС Дэвид Дэвис. После того как Financial Times сообщила о том, что ЕС может повысить финансовые требования к Великобритании в связи с ее выходом из ЕС до €100 млрд, Дэвис заявил, что страна не собирается выплачивать эти деньги.

Еще в конце марта глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер оценил приблизительный объем долгосрочных финансовых обязательств Лондона в связи с выходом из ЕС в €60 млрд. Повышение суммы было связано с жесткой позицией Германии и Франции, которые настаивают на том, чтобы Великобритании пришлось выплатить максимальную компенсацию за Brexit.

Примечательно также, что накануне дебатов ЕС выпустил два документа, разъясняющие позицию Европы по отношению к 50-й статье Лиссабонского договора, предусматривающей возможность выхода государства-члена из Евросоюза. Однако ни Корбин, ни Мэй в ходе дискуссии не упомянули об этих документах.

В них, в частности, подробно описаны гарантии защиты, которые Европа готова обеспечить 3,5 млн граждан ЕС, проживающих в Великобритании, и 1,2 млн британцев, остающихся на континенте. Кроме того, споры, которые возникнут после Brexit, должен будет решать Европейский суд, в то время как Европейская комиссия будет осуществлять мониторинг действий Великобритании по соблюдению условий сделки о выходе.

Тем не менее ни у Великобритании, ни у Евросоюза пока нет окончательного представления и согласия о том, как в конце концов пройдет выход из ЕС. Руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН Елена Ананьева обращает внимание на то, что автор 50-й статьи Лиссабонского соглашения, регламентирующей выход страны-члена из ЕС, не предполагал, что какая-либо страна захочет выйти из ЕС.

«В 50-й статье для таких случаев обозначен двухлетний срок переговоров. Однако предстоит решить слишком много вопросов, так что два года — очень короткий срок», — говорит эксперт.

Главный переговорщик ЕС по Brexit Мишель Барнье запланировал начало переговоров по выходу Великобритании из Евросоюза на 19 июня. Однако какими бы ни были результаты выборов 8 июня, вопрос с выходом Великобритании из ЕС считается окончательно решенным с того момента, как 29 марта Мэй запустила формальную процедуру выхода страны из Евросоюза.

Елена Ананьева подчеркивает, что до референдума позиция Лейбористской партии заключалась в том, что Британии следует остаться в составе Евросоюза. «Ее лидер Джереми Корбин во время агитационной кампании перед референдумом занимал вполне разумную позицию, отмечая как сильные, так и слабые стороны членства Британии в ЕС. За это верхушка партии, а именно парламентская фракция, обвинила его в том, что он вел «вялую» кампанию, и выразила ему недоверие, спровоцировав тем самым вторые за год выборы лидера партии. Однако Корбин выборы выиграл с большим по сравнению с 2015 годом отрывом от соперника», — рассказывает собеседник «Газеты.Ru».

Лейбористская партия была вынуждена признать результаты народного голосования. «Соответственно, сейчас лейбористы считают Brexit неизбежностью и выступают за мягкий Brexit, хотя правительство высказывается за жесткий», — говорит Ананьева.

В «жестком» варианте выход из ЕС означает для Великобритании отказ от доступа к единому рынку и таможенному союзу. В этом случае Великобритания будет строить отношения с бывшими европейскими партнерами по правилам Всемирной торговой организации (ВТО).

При «мягком» раскладе Великобритания больше не будет членом ЕС и потеряет свое место в Европейском совете, а также своих евродепутатов и еврокомиссара. Однако сохранит беспрепятственный доступ к единому европейскому рынку. Кроме того, вполне вероятно, что

«мягкий» Brexit сохранит за Британией «четыре свободы ЕС» — беспрепятственное движение товаров, услуг, капитала и людей, — а это означает, в свою очередь, свободный доступ для европейских граждан к работе и жизни в Великобритании.

Мандат народа

Дебаты между лидерами двух крупнейших британских партий прошли чуть больше чем за неделю до досрочных парламентских выборов, назначенных на 8 июня. О намерении провести досрочные выборы в парламент Мэй объявила в апреле — ранее планировалось, что они пройдут в 2020 году.

Предложение премьер-министра было воспринято как желание консерваторов получить большую свободу маневра на переговорах о выходе страны из ЕС. По словам премьер-министра, нынешние противоречия между депутатами могут помешать успешному выходу Великобритании из ЕС. «Страна объединяется, а Вестминстер — нет», — заявляла тогда Мэй. Уже на следующий день после того, как она озвучила свое предложение, парламент Великобритании одобрил проведение досрочных выборов. «За» проголосовали 522 депутата нижней палаты (палата общин), «против» — 13 депутатов. Это значительно превышало две трети голосов, необходимых для одобрения.

По мнению директора Центра европейской информации Николая Топорнина, досрочные выборы преследуют еще одну цель. Летом 2016 года, когда проходил референдум, основным сторонником Brexit выступала оппозиция внутри Консервативной партии. Однако даже после прихода к власти Мэй по-прежнему нельзя быть уверенным, что это движение стало самой популярной политической силой в стране.

«Мэй не имеет прямого мандата. Ее избрали руководители Консервативной партии после отставки Кэмерона. И она до сих пор не владеет мандатом доверия от народа. И теперь она хочет заручиться его поддержкой перед тем, как начать активный переговорный процесс по выходу Великобритании из ЕС», — объясняет эксперт.

Одновременно, поскольку парламентарии практически единогласно проголосовали за проведение досрочных выборов, можно говорить, что не только консерваторы, но и лейбористы позитивно оценивают свои шансы на предстоящих выборах.

Результаты последнего опроса, проведенного ICM по заказу Guardian 26–29 мая, предсказывают, что Консервативная партия получит 45% голосов, лейбористы — 33%. По данным другого опроса, проведенного компанией YouGov для Times, разрыв между партиями составляет всего 4% в пользу лейбористов — 42 против 38.

«Каждая партия надеялась усилить свои позиции по результатам выборов. В начале предвыборной кампании Консервативная партия почти на 20 процентных пунктов опережала лейбористов. Однако Лейбористской партии удалось сократить разрыв — сейчас он составляет от 5 до 8 процентных пунктов. Даже если Лейбористская партия проиграет выборы, что вероятнее всего, Корбин как лидер партии, безусловно, укрепит свои позиции», — считает Ананьева.

Избираемая нижняя палата парламента Великобритании состоит из 650 депутатов. Учитывая систему одномандатных округов, предсказать, как распределятся места, трудно. Если выборы пройдут по предсказанному опросами сценарию, то консерваторы имеют серьезные шансы усилить свои позиции. В 2015 году Консервативная партия набрала чуть более 36% голосов, однако из-за особенностей избирательной системы обеспечила себе право сформировать однопартийное правительство, получив больше половины мест в парламенте — в 2015 году тори получили 331 место, лейбористы — 232.

30 мая YouGov опубликовала прогноз на то, как распределятся места в парламенте после выборов. И по оценкам исследователей, Мэй может потерять 20 мест, в то время как Лейбористская партия, наоборот, увеличит представительство на 28 кресел.

В итоге расклад будет выглядеть следующим образом: консерваторы получат 310 мандатов, лейбористы — 257.

Дополнительные очки консерваторам дает личная популярность Терезы Мэй. В конце апреля социологическое бюро Ipsos Mori сообщило, что Мэй является самым популярным политиком Великобритании за все время наблюдений, то есть с 1979 года. Почти две трети респондентов (61%) заявили, что считают именно ее наиболее подходящей кандидатурой на пост главы правительства. Лидер официальной оппозиции лейборист Джереми Корбин получил лишь 23% поддержки.