Слушать новости

Через полгода будем жить при социализме

Как левые идеи захватывают подиумы

Прошедшие недели мужской моды показали: подиумы захватывают социалистические идеи. Иконой стиля объявлен американский сенатор-социалист Берни Сандерс, героями подиумов становятся пролетарии и футбольные фанаты. Делать модный прогноз на осень 17-го года становится все опаснее. Впрочем, дизайнеры, родившиеся в СССР, его уже сделали.

В мужской моде — новая икона стиля. На Неделе мужской моды в Париже в январе одним из самых ярких показов стало дефиле Balenciaga: креативный директор дома Демна Гвасалия, как оказалось, вдохновлялся при создании коллекции образом Берни Сандерса — 75-летнего кандидата в президенты от Демократической партии, проигравшего праймериз Хиллари Клинтон, что вызвало и продолжает вызывать сожаление у тех, кто поддерживает в США Демократическую партию. Самого Берни Сандерса, сенатора с левыми взглядами, не проявлявшего никогда интереса к модной одежде, сейчас забавляет то, что его ни с того ни с сего объявили иконой стиля. «Умение хорошо одеваться и разбираться в модных тенденциях никогда не было моей сильной стороной», — сказал он недавно в интервью CNN.

Для самого Демны Гвасалии обыграть логотип Сандерса означало лишний раз привлечь к себе внимание прессы: на Парижской неделе моды он затмил Giorgio Armani и Hermès. Принт, иронично копирующий символику Берни Сандерса (три волнистые линии белого и красного цветов под белоснежным логотипом Balenciaga вместо фамилии кандидата), украсили большие шарфы-пледы и жакеты, футболки и бомберы.

Название для нового модного феномена СМИ придумали, совместив название марки и имя экс-кандидата в президенты США — Berniciaga.

Причудливое сочетание мешковатых костюмов, как будто восставших из могилы 90-х, и длинных плащей. Популярный в последние годы спортивный стиль также не оставили без внимания: массивные кроссовки на тяжелой ортопедической подошве часто сменяли высокие ботинки, напоминающие детали экипировки сноубордистов. Часто дополнявших образы небольших черных очков было достаточно для того, чтобы представить себе героев культовой саги «Матрица», почему-то отказавшихся от изделий из латекса и кожи в пользу более плюшевых и практичных материалов.

Это стиль, навевающий ассоциации с американской научной элитой, обитателями университетских городков, встречающимися на конференциях по два раза в год и сейчас оценивающими приход к власти в США Дональда Трампа (а на деле, как считают представители интеллектуальной элиты, — Стива Бэннона) как катастрофу.

Во время избирательной кампании Берни Сандерса не раз критиковали за небрежную ученую манеру одеваться. Ему рекомендовали вернуться к привычным глазу избирателей и модных критиков костюмам темно-синих оттенков. Коричневый пиджак политического оппонента Хиллари Клинтон вызывал насмешки в социальных сетях, когда большинство телезрителей конференции подумали, что их телевизоры страдают от помех или плохой цветопередачи.

У костюма политика даже появилась собственная страничка в твиттере — @BerniesSuit («Костюм Берни»).

Коричневый костюм на немолодом кандидате смотрелся не просто старомодно, а как дань давно ушедшей эпохе, когда у женщин и права голоса не было, не говоря уже о шансах на победу на выборах в президенты.

Западный гуру моды и многолетний консультант американских великих мира сего Лорен Ротман критиковала чересчур широкие плечи пиджака и широкие штанины брюк кандидата от демократов еще в марте 2016-го. Она рекомендовала Берни Сандерсу обратить внимание на более приталенные современные модели костюмов или хотя бы вшить небольшие подкладки в пиджак, чтобы костюм перестал нереспектабельно висеть на политике мешком.

Теперь силами творческого воображения Демны Гвасалии Берни Сандерс из модного изгоя превратился в икону стиля. Никогда не заботившийся о своем внешнем виде и не пользовавшийся услугами имиджмейкеров, Сандерс вдохновил один из самых влиятельных модных домов нашего времени. Мешковатый пиджак (предпочтительно двубортный, чем старомоднее, тем лучше), широкие брюки, собирающиеся складками на поясе, спортивная куртка, огромный теплый шарф: пусть Берни Сандерс проиграл в политике, в моде он точно выиграл.

Стоя у руля Balenciaga, Демна Гвасалия не раз добивается внимания прессы к старейшему модному дому Европы.

Сумки, которые у нашего соотечественника ассоциируются исключительно с продуктовыми рынками, стали модной сенсацией прошлого сезона. Вместо дешевого цветного пластика материалом для этого ироничного произведения модного искусства стала дорогая замша. В сочетании с ценовой политикой бренда и спорным внешним видом несомненно практичных изделий окончательный ценник показал цифру $2 тыс.(приблизительно 118 тыс. руб.).

Демна Гвасалия приносит на подиумы постмодернистскую иронию по несколько раз в сезон: коллекция, созданная им для его собственного лейбла Vetements, была насквозь пропитана ею. Дефиле осенне-зимнего сезона имело мало отношения к модным коллекциям в привычном понимании этого слова. Гвасалия не предложил тенденции, фасоны, принты, цвета или материалы — он обыграл стандартные образы «дамы в шубе», «пенсионера», «панка», «предпринимателя», проявив себя не столько как модельер, сколько как выдающийся костюмер, тонко чувствующий характер персонажа. Обладатель мешковатого костюма на подиуме, разумеется, тоже фигурировал.

Идеи Гвасалии, впрочем, трудно воспринимать серьезно — его дефиле кажется шуткой, хотя и беззлобной.

Другое дело — еще один дизайнер, родившийся в СССР, Гоша Рубчинский, по-прежнему продвигающий на подиумы и в уличную моду образы гопников. Дефиле, прошедшее в Калининграде 12 января, вызвало восторг на Западе. У нас же его оценили разве что друзья самого Гоши Рубчинского, приглашенные на показ. А вот модные эксперты, посмотревшие дефиле экспортного дизайнера в записи, остались в недоумении. Потому что все это мы уже видели — когда были бедны, больны и напуганы неизвестностью, то есть 90-ми.

Видели не нечто подобное, переосмысленное теперь. Видели именно это.

Затравленные взгляды. Одежда не по размеру. Огромный китайский пуховик, надетый на плохо сшитый костюм. Серые джинсы, подтянутые до пупка, и толстовка из «гуманитарной помощи». И вдруг единственный проблеск — свитеры с супрематическими мотивами, которые напоминают, что Россию не обязательно продавать на Запад как нищую страну с затравленными глазами. В коллекции Гоши Рубчинского глаз цепляется за русский авангард как за последнюю надежду. За последние сто лет мы не придумали лучше способа продавать себя, чем при помощи Малевича и «Русских сезонов».

На Неделях моды Гоша Рубчинский, впрочем, оказался не единственным, кто вывел на подиумы бедность и болезнь.

Дизайнер бренда N. Hoolywood Дайсукэ Обана показал в Нью-Йорке коллекцию, вдохновленную образами бездомных, — и был жестко раскритикован модными экспертами. Японца обвинили в том, что он насмешничает над публикой, а мысль воровать «модные идеи» у бездомных уже давным-давно приходила в голову Вивьен Вестувуд. Дайсукэ Обану осудили за то же, за что расхвалили Гошу Рубчинского: похоже, «железный занавес» все-таки существует, если все, что попадает оттуда на Запад, кажется загадочным и интересным.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть