Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

В гибели Ту-154 обвинили диспетчеров

В Кремле отреагировали на обвинения Польши в адрес российских диспетчеров

Обломки самолета Ту-154М президента Польши Леха Качиньского на военном аэродроме под Смоленском... Vasily Fedosenko/Reuters
Обломки самолета Ту-154М президента Польши Леха Качиньского на военном аэродроме под Смоленском, апрель 2012 года

Заместитель генерального прокурора Польши Марек Пощенек обвинил российских диспетчеров и неназванное третье лицо в крушении самолета Ту-154 бывшего президента Леха Качиньского под Смоленском в 2010 году. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отверг обвинения Варшавы и заявил, что «соглашаться с такими выводами не представляется возможным».

«Занимаются этим делом наши следственные органы. Но обстоятельства этой трагедии уже достаточно серьезно исследованы, изучены, и соглашаться с такими выводами не представляется возможным», — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в ответ на прозвучавшие обвинения.

Ранее в понедельник Польша обвинила российских авиадиспетчеров в крушении Ту-154 в 2010 году, на борту которого находились президент страны Лех Качиньский и члены правительства. С таким заявлением выступил заместитель генерального прокурора Польши Марек Пощенек.

«Анализ как уже известных, так и недавно полученных данных позволил прокурорам сформировать новые обвинения против авиадиспетчеров, граждан России, а также третьего лица, находившегося в контрольной вышке, — заявил он на пресс-конференции в Варшаве.

— Их действия по умышленному провоцированию катастрофы привели к аварии самолета, следствием чего стала гибель людей».

Катастрофа под Смоленском произошла 10 апреля 2010 года, когда президент Польши Лех Качиньский должен был прибыть в Россию для участия в церемониях, посвященных 70-й годовщине расстрела польских офицеров в Катынском лесу.

Президентский самолет упал в условиях плохой видимости, зацепив верхушки деревьев и ударившись о землю в 300 метрах от взлетно-посадочной стороны. В результате аварии погибли 96 человек, среди которых были президент Польши, его жена Мария Канчиньская и целый ряд других высокопоставленных лиц страны.

После крушения по распоряжению президента России был сформирован правительственный комитет по расследованию обстоятельств трагедии. Комитет возглавил тогдашний премьер Владимир Путин.

Тогда же министр юстиции Польши Кшиштоф Квятковский заявил, что Польша проведет свое независимое расследование, при этом генеральные прокуроры обеих стран договорились о тесном сотрудничестве при расследовании случившегося. Уголовные дела завели Следственный комитет России и Главная военная прокуратура Польши. Расследование технических обстоятельств взяла на себя совместная комиссия Межгосударственного авиационного комитета (МАК), в которую вошли специалисты из Польши и представители Министерства внутренних дел России.

После завершения работы технической комиссии на месте катастрофы председатель МАК Татьяна Анодина сообщила, что она исключает версию теракта, пожара, взрыва или отказа работы техники на борту самолета.

Было установлено, что в кабине пилотов находились посторонние лица, в частности Анджей Бласик, главнокомандующий воздушными силами Польши. По версии комиссии, именно он оказывал психологическое влияние на пилотов и вынуждал совершить посадку, несмотря на плохие метеоусловия.

Схожую версию представила и государственная польская комиссия во главе с Ежи Миллером.

Однако после прихода к власти в Польше консервативной партии «Право и справедливость», которую возглавляет Ярослав Качиньский, родной брат погибшего под Смоленском Леха Качиньского, официальная Варшава решила начать новое расследование.

Глава Комиссии государственной авиации по расследованию авиакатастроф МВД Польши Казимеч Новачик опроверг данные заявления, сославшись на отсутствие доказательств относительно того, что инцидент был спровоцирован Анджеем Бласиком. Польская комиссия заявила, что крушение произошло по причине недостаточного аэронавигационного обеспечения полета со стороны диспетчеров «Северного». Глава второй комиссии Вацлав Берчиньский заявил, что российские диспетчеры могли дать неверные данные экипажу самолета относительно расстояния до взлетно-посадочной стороны.

Кроме того, Берчиньский обвинял российскую сторону в том, что она вырезала фрагменты записи в «черных ящиках», прежде чем передать их польской стороне.

С этими оценками резко не согласны члены первой польской комиссии, занимавшейся смоленским крушением.

«Нет никаких вырезанных фрагментов записей регистратора. Мы базировались на том же материале, который считывал российский МАК, — заявлял глава государственной комиссии Польши Мачей Ласек в прошлом году. — Эти записи одинаковы, что подтверждено в том числе группой экспертов прокуратуры. Не было никаких манипуляций».

Тем не менее генеральная прокуратура Польши 24 марта 2015 года обвинила двух российских авиадиспетчеров. Один из авиадиспетчеров был обвинен в создании ситуации непосредственной опасности в воздухе, другой — в неумышленном доведении до катастрофы в воздушном пространстве. Теперь выясняется, что они были злонамеренны и находились в диспетчерской не одни, судя по конференции 3 апреля.

Один из горячих сторонников идеи «российского следа» за смоленским крушением — нынешний министр обороны Польши Антоний Мачеревич.

В марте Мачеревич заявил о наличии «неопровержимых свидетельств российской ответственности за смоленскую катастрофу», а также об «ответственности Дональда Туска за передачу следствия по этому делу россиянам». «Как и в первом случае — дело рук россиян, так и во втором — Дональда Туска, все уже предрешено», — заявил он.

Дональд Туск — председатель Европейского совета и бывший лидер партии «Гражданская платформа», которая считается главным политическим соперником «Права и справедливости» Качиньского.