Встречи с депутатами объявили вне закона

Мосгорсуд признал законным приравнивание встреч с избирателями к митингам

,


Участники акции протеста против передачи Исаакиевского собора в безвозмездное пользование РПЦ, 13...

Участники акции протеста против передачи Исаакиевского собора в безвозмездное пользование РПЦ, 13 января 2017 года

Петр Ковалев/ТАСС
Мосгорсуд признал законными поправки, приравнивающие к митингам не согласованные с властями встречи депутатов с избирателями. При этом политологи считают, что протестно настроенная часть общества будет искать варианты обхода этого закона, поскольку запрет сам по себе не решает проблем, из-за которых люди выходят на улицы.

Московский городской суд признал законными поправки, приравнивающие не санкционированные властями встречи депутатов с избирателями к митингам, передает РИА «Новости».

При этом судья огласил только резолютивную часть постановления и не назвал причины такого решения.

Таким образом, суд отклонил административный иск депутатов КПРФ Московской городской думы и районных муниципальных советов, которые обратились в Мосгорсуд с требованием отменить принятые в конце 2016 года изменения в городском законодательстве.

Руководитель фракции КПРФ в Мосгордуме Андрей Клычков заявил, что основанием для подачи соответствующего иска стал тот факт, что поправки, согласно которым встречи с депутатами, не согласованные с властями региона, будут рассматриваться как митинги, противоречат уставу Москвы и федеральному законодательству.

Представители Мосгордумы в суде посчитали представленную аргументацию недостаточно веской и попросили отклонить иск.

В решении Мосгорсуда, равно как и в планах распространить практику приравнивания встреч с избирателями к массовым публичным мероприятиям, нет ничего страшного, считает политолог Глеб Кузнецов.

«Тут надо либо действительно приравнивать встречи к публичным мероприятиям, либо отменять все правила по организации массовых мероприятий. Непонятно, почему наличие депутата ведет к тому, что одно и то же мероприятие рассматривается по-разному», — отметил Кузнецов в беседе с «Газетой.Ru».

Вместе с тем аналогичные поправки в законодательство Санкт-Петербурга также вызвали широкий резонанс. Депутаты в феврале 2017 года большинством голосов приняли закон «О внесении изменений в статью 8-ю закона Санкт-Петербурга «О статусе депутата Законодательного собрания Санкт-Петербурга» и статью 31-ю закона Санкт-Петербурга «Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербурге».

Однако губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко вернул документ без подписи, отклонив принятие соответствующих изменений. Он заявил, что поправки к региональному законодательству требуют дополнений.

В частности, Смольный предложил дополнить законопроект перечнем специальных публичных мест, где депутаты все же могли бы проводить собрания с избирателями. Однако и здесь предусматривалось бы ограничение — присутствовать на таких встречах могут не более 100 человек.

Поправку к изменению законодательства Санкт-Петербурга предложили депутаты фракции «Единая Россия». Предпосылкой этих изменений стала акция противников передачи Исаакиевского собора РПЦ. При этом народные избранники сетовали, что оппозиционные силы намеренно используют статус депутатов для того, чтобы обходить закон о митингах, собраниях и шествиях, что в итоге может привести к дестабилизации ситуации в городе.

Скандал вокруг Исаакиевского собора разразился после решения правительства Санкт-Петербурга передать его в безвозмездное пользование РПЦ на 49 лет с условием, что собор все так же остается собственностью города с сохранением музейных функций.

Противники передачи опасаются за дальнейшую судьбу Исаакиевского собора и поэтому решили организовать митинг на Марсовом поле, который не был санкционирован правительством.

В результате митинг было решено провести в формате встречи депутатов городского парламента Алексея Ковалева, Бориса Вишневского и Максима Резника с избирателями.

В это же время на Марсовом поле проходил и согласованный митинг сторонников передачи собора.

Политолог, экс-сотрудник администрации президента Андрей Колядин объясняет, что запрет происходит из «страха перед тем, что народ выйдет на улицу и опрокинет власть».

«И вместо того, чтобы устранять причины, по которым народ выходит на улицы, через ту же систему выборов и смену органов власти, власть пытается ввести новые рычаги управления, которые скручивают пружину еще больше. Когда она разожмется, плохо может стать как власти, так и ее оппонентам», — заключает политолог.

Понятно, что введение дополнительных бюрократических ограничений на массовые акции уменьшит количество желающих в них поучаствовать.

Колядин объясняет, что ограничение лишь подтолкнет часть общества к поискам вариантов обхода закона.

В данном случае он считает, что решение находится «за пределами логики»: «Человек, который представляет народ, вынужден согласовывать свою встречу с народом у исполнительной власти».