Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

День Конституции кончился слезами

В Белоруссии прошли очередные акции протеста

15 марта в Белоруссии по-своему отметили День Конституции — в Минске, Гродно и Могилеве прошли массовые марши протеста, которым их организаторы дали общее название: «Марш НеДармоедов». При этом местные власти разрешили проведение акции только в Минске — и она в итоге оказалась самой спокойной. В Могилеве и Гродно протестующие пошли на конфликт с чиновниками и милицией.

Взять власть «на испуг» не вышло

С самого начала акция протеста 15 марта рассматривалась и организаторами, и властями, и самими протестующими лишь как промежуточное мероприятие перед главным событием — уличными выступлениями в Минске 25 марта, в традиционный день протестов национально ориентированной оппозиции. В итоге и власть, и ее противники 15 марта откровенно отрабатывали варианты своих действий 25-го — хотя на День Конституции в Минске городские власти митинг протеста разрешили. В результате акция в Минске собрала около 3 тыс. человек, в Гродно — около 700, в Могилеве — более 500.

Тем не менее милиция готовилась к подавлению протестов «по полной программе»: в Минске улицы, соседние с местом сбора протестующих, были забиты вереницами бронированных автозаков, а еще днем на улицах города появились технические новинки минской милиции — своего рода гибриды БТР и водометов.

За несколько дней до даты протеста в институтах и школах Минска студентов и учащихся заставляли давать подписки о том, что они под угрозой отчисления не станут принимать участия в акциях протеста, организованных оппозицией. А непосредственно 15 марта занятия в школах и вузах продлили до позднего вечера. Одновременно ряд минских заводов выдал распоряжения своим рабочим явиться во вторую смену.

Примерно за полчаса до акции были закрыты ближайшие станции метро, а прочий общественный транспорт в том районе двигался без остановок. «На стороне властей» оказалась и погода: в Минске похолодало и пошел сильный дождь. К тому же на митинге не ожидалось значимых лидеров оппозиции: они либо отбывают 15-суточные аресты за предыдущие митинги, либо уехали за границу, чтобы не быть превентивно задержанными перед акцией, назначенной на 25 марта.

Как результат, организаторам минской акции удалось собрать только 3 тыс. человек, которые после короткого митинга прошли маршем до недалеко расположенного «Макдональдса» и вскоре разошлись.

По-настоящему заметными на мероприятии были разве что анархисты в масках и с черными флагами, а также группа политических активистов, которые несли черный гроб с надписью «Конституция».

Участники акции не нарушали условия его проведения (например, не выходили на проезжую часть во время марша), так что правоохранительным органам вмешаться так и не пришлось. Впрочем, милиционеры уже после мероприятия «отыгрались» на анархистах: их, разъезжавшихся по домам, задерживали прямо в троллейбусах, причем распыляя в салонах слезоточивый газ (отчего досталось простым пассажирам) — некоторым потом пришлось вызывать скорую помощь уже в отделение милиции. Всего на момент написания этой статьи, по информации правозащитников, только в Минске были задержаны 35 человек. По свидетельствам очевидцев, часть задержаний проходила с применением силы — на некоторых остановках общественного транспорта видны следы крови.

Также задержания уличных активистов после акций протеста прошли в Гродно и (особенно масштабные) в Могилеве. В этих городах местные власти не дали разрешение на протесты, поэтому милиция действовала особенно жестко.

В Гродно к протестующим вышли городские чиновники и пригласили представителей участников митинга на разговор к главе города. Но люди идти отказались, потребовали, чтобы, наоборот, мэр вышел на площадь к людям. Перепалка между чиновниками и протестующими длилась довольно долго, но на прием к главе города никто из протестующих идти так и не согласился.

В целом было видно, что в Гродно и Могилеве люди настроены более решительно, чем в Минске.

Однако главное впечатление от акции 15 марта было тем же, что и от всех акций последнего месяца в самых разных городах Белоруссии. На улицы пошли не традиционные участники акций оппозиции, а «простые люди», на интересы которых обычно ссылаются белорусские чиновники. Это были и пенсионеры, и рабочие, и молодые матери.

Многие из них признавались, что прежде голосовали за Лукашенко, но теперь их уровень жизни упал настолько, что становится проблематично просто прожить.

Собственно, теперь мало кто вспоминает сам «декрет о тунеядцах». 9 марта, когда стало ясно, что волна протестов катится по всей стране, а на улицы пошли прежде апатичные к политике жители провинции, Александр Лукашенко своим распоряжением «заморозил» злополучный декрет до конца года и приказал значительно сократить списки тех, кого налоговые органы признали «тунеядцами».

Однако протесты не прекратились, а на смену экономическим лозунгам пришли политические. 15 марта на акциях в Минске, Гродно и Могилеве люди скандировали примерно одно и то же: «Нет декрету номер три — Лукашенко, уходи!», «Мы не тунеядцы!», «Свободу! Работу!», «Главный тунеядец — в Дроздах!» (резиденция «Дрозды» под Минском — самая известная из резиденций Лукашенко. — «Газета.Ru»).

Одна из протестовавших в День Конституции эмоционально, со слезами на глазах делилась наболевшим с корреспондентом «Газеты.Ru»: «Я сама пенсионерка, так что с меня никакого налога не требуют. Но жить просто невозможно. Дочка с маленьким ребенком, устроиться на работу никуда не может. Ее муж тоже, перебивается случайными заработками. У меня пенсия — 200 рублей (чуть меньше $100. — «Газета.Ru»), а получается, что четыре человека должны с нее жить! Это как? А чиновники жиреют, кто в исполкомах работает или в госконтроле — все богачи».

Конституционный суд и морская свинка

Ровно накануне, 14 марта, Конституционный суд Белоруссии принял решение, согласно которому ставший детонатором протестов Декрет №3 «О предупреждении социального иждивенчества» был признан полностью конституционным.

В решении суда сказано, что «Такое правовое регулирование… направлено на исполнение обязанности платить законно установленные налоги, пошлины и иные платежи. Уплата налогов, пошлин и иных платежей является безусловным требованием государства, вытекающим из конституционной обязанности каждого принимать участие в финансировании государственных расходов».

При этом Конституционный суд также указал, что может возбудить производство по делу о проверке конституционности Декрета №3 только в случае внесения соответствующего предложения уполномоченным органом — парламентом, или Верховным судом, или Совмином. Но понятно, что эти органы подконтрольны президенту и против его воли не выступят.

После решения Конституционного суда о законности Декрета №3 по белорусским соцсетям пошла гулять шутка: «Что общего между Конституционным судом и морской свинкой? Морская свинка не имеет отношения ни к морю, ни к свиньям. А КС не имеет отношения ни к конституции, ни к суду».

Напомним, что те белорусы, которые не работают 183 и более дней в году, обязаны платить так называемый «сбор на финансирование государственных расходов» — около $185 за 2015 год и $200 за 2016-й. Срок уплаты этого сбора истек 20 февраля, уведомления о необходимости его оплатить получили более 470 тыс. граждан Белоруссии. Однако, несмотря на угрозу наказания, сбор оплатили менее 10% — 54 тыс. человек.

Неуплата «налога на тунеядцев» сама по себе стала акцией гражданского неповиновения. Начиная с 17 февраля люди начали выходить на улицы, причем в том числе в провинциальных городах, чего еще не было в новейшей истории Белоруссии.

В результате с 3 по 13 марта в ходе акций протеста было задержано в общей сложности 115 человек. Многие из них были приговорены к административному аресту, прежде всего это лидеры оппозиции и журналисты. Однако акции протеста в регионах продолжались и без представителей оппозиции — они были спонтанными, самоорганизующимися.

Теперь все ожидают «финальной» акции протеста 25 марта, которую оппозиция приурочила к своему главному празднику — Дню Воли. Уже известно, что ОМОН и внутренние войска с 24 по 26 марта переводятся на казарменное положение, они получат спецсредства и оружие. Одновременно для участия в акции 25 марта в Белоруссию вернутся оппозиционные политики, которые сейчас скрываются за рубежом от превентивных арестов.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть